На злобу дня

…А что такое германские «Grundzüge der hoheren Gruppenführung» написанные фельдмаршалом Мольтке и изданные заново к 1 января 1910 года (когда они были вручены императором Вильгельмом представлявшимся ему корпусным командирам?). На мой скромный взгляд, и то, и другое, и третье — руководящие основания для ведения современной войны и современного боя, а значит, и «руководящие основания для боевой подготовки армии в данную эпоху».
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Еще по поводу доктрины

…Г. Доманевский, отвечая на первый свой вопрос, протестует против смешения доктрины с доктринерством. Было бы весьма приятно констатировать сознание такого различия, если бы опыт всех стран и народов и во всех отраслях духовной человеческой деятельности не доказывал, что приверженность ко всякой доктрине, т.е. к учению определенной школы, фатально вырождается в доктринерство… Полевой устав никоим образом не наука, не учебник. Он не учит, как действовать на войне, а помогает; в этом отношении его правильнее было бы приравнять к категории пособий; в данном случае это есть пособие для решения войсками разных задач на войне. Разница между таким пособием и излюбленными у нас в настоящее время иностранными пособиями заключается в том, что оно официальное и обязательное для всех, а потому должно быть составлено весьма деликатно и жизненно…
Читать далее

Рубрика: морально-психологические основы | Добавить комментарий

Эпоха Императора Александра I

Помимо общего сознания невозможности продолжения Павловского режима, душившего все живое, помимо влияния личности преемника Павла, Императора Александра I, на военное дело в России в первой четверти XIX столетия должны были повлиять и события, совершавшиеся на Западе. Эти события, среди которых первое место занимает естественное следствие Великой Французской революции — появление Наполеона, с одной стороны заставили Россию, не без желания ее руководителей, принять более деятельное и более широкое участие в мировой жизни народов, а с другой стороны, вследствие этого вступить в борьбу с гениальнейшим полководцем, ярко и могуче проведшим в жизнь основные неизменные начала военного искусства и давшим для проявления этих начал совершеннейшие формы, наилучше отвечающие их духу. Борьба с Наполеоном, конечно, не могла не отразиться на состоянии нашего военного искусства. Особенности его способа ведения войны заставили нас вспомнить другого великого мастера военного дела — Суворова. Эти воспоминания, в связи с заимствованиями в военном деле у современных французов, и привели к тому, что мало-помалу в Павловские мертвые формы стал вливаться новый дух, близкий духу Суворова, а с течением времени к этому духу разумной творческой свободы стали постепенно и удачно подыскивать соответствующие формы, которые не сковывали бы его. Но недолго продолжалось торжество духа. Изменения, под тем или другим влиянием, в характере верховного вождя русского народа и русской армии обусловили изменение в относительном и правильно уравновешенном положении между духом и формой и в результате — перевес сковывающей формы над свободным духом.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Эпоха Императора Павла I

Почти никогда перемена на Русском Престоле не вела за собой таких изменений в жизни России вообще и в жизни русской армии в особенности, как восшествие на Престол, после смерти Екатерины II, Императора Павла I, последовавшее 6-го ноября 1796 г.
Умственный и нравственный склад Павла I, в связи с обстоятельствами его жизни до восшествия на Престол, обусловливали как резкость перемены направления, так и характер нового курса. К тому же, необыкновенная по своим особенностям деятельность в царствование Императрицы Екатерины по самой природе вещей неминуемо должна была смениться реакцией, почва для которой, надо сознаться, была чрезвычайно благоприятна.
Умственный и нравственный склад Павла I вытекал прежде всего из условий его рождения, весьма метко определенных профессором П.И.Ковалевским: он был сыном Петра III, который отличался хилостью тела и слабостью духа, представляя значительную душевную неуравноновешенность, неустойчивость и преобладание низших страстей над высокими умственными интересами. Напротив, мать его, Екатерина II, была женщина, несомненно, физически мощная и умственно гениальная.
В 1774 году Цесаревич Павел представил Императрице записку под заглавием «Рассуждение о государстве вообще относительно числа войск, потребного для защиты оного и касательно обороны всех пределов».
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Наш метод ориентировки

В искусствах практических не следует гнать слишком вверх цветы и листья теории, но держать их поближе почвы опыта. Клаузевиц. Война (Теория стратегии).

В Красной Армии, несомненно, наблюдается оживление военной мысли и подъем теоретических интересов. Свыше трех лет мы строилась под огнем и дрались, затем демобилизовались и размешались. Этот последний процесс еще не закончен и по сей день, но армия уже приблизилась к большей организационной определенности и известной оседлости. В ней растет и ширится потребность оглянуться на пройденный путь, подвести итоги, сделать необходимые теоретические и практические выводы, чтобы получше подковаться к завтрашнему дню.
А что несет завтрашний день? Новые вспышки гражданской войны, питаемой извне? Или открытое нападение на нас буржуазных государств? Каких? Как подготовиться к отпору? Все эти вопросы требуют международно-политической, внутренне-политической и военно-политической ориентировки. Обстановка меняется непрерывно, изменяется, значит, и ориентировка, не принципиальная, но практическая. До сих пор мы успешно справлялись с военными задачами, которые ставило нам международное и внутреннее положение Советской России…
Марксизм не дает готовых рецептов. Меньше всего мог бы он дать в области военного строительства. Но и здесь он дал нам метод. Ибо если верно, что война является продолжением политики, только другими средствами, то армия является продолжением и увенчанием всей общественно-государственной организации, только со штыком наперевес.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Наука побеждать

Как только Суворов вступал в командование войсками, он тотчас же рассылал им свою «Науку побеждать». Последняя, изложенная своеобразным суворовским языком, понятным рядовому нижнему чину, представляла собой своего рода катехизис, который все генералы, офицеры и унтер-офицеры обязаны были знать наизусть, рядовым же соответствующие выдержки из этого катехизиса должны были читаться ежедневно…
Суворовская «Наука побеждать» не есть устав: суворовская «Наука побеждать» есть суворовская доктрина.
Слова «военная доктрина» были очень долго не в почете у нас. Тут, конечно, имело некоторое значение иностранное происхождение слова «доктрина» и то, что понимание этого слова смешивалось с понятием «доктринерства». Опасаемся, что и до сих пор в массах нашего офицерства слово «доктрина» пользуется таким же успехом, как слова «жупель» и «металл» в комедии Островского у замоскворецкой купчихи. Не любовь к методичной упорной и долгой работе, а, наоборот, пристрастие к «авось» да «небось», прикрываемое ожиданием наития свыше, являются, к сожалению, нашими отрицательными национальными свойствами. Вследствие этого наше обычное отношение к вопросу «доктрины» является своего рода национальным предрассудком. Пример Суворова — этого величайшего русского полководца, не уступающего в своем гении другим великим полководцам мировой истории, тем более поучителен.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Единство военной доктрины и полевой устав

…Одними основными, незыблемыми принципами военного искусства в уставе ограничиться нельзя. В нем должны быть даны и всегда даются руководящие указания для управления и действий армий, руководящие основания ведения боя, разведки, охранения, походных движений, отдыха… Задача огромной важности.
Удачно разрешить ее очень трудно. Составитель такого устава должен дать по всем перечисленным вопросам-отделам сводку наиболее жизненным, почвенным отправным взглядам; отнюдь не связывая исполнителей, он должен создать для них только точки соприкосновения, общий масштаб для оценки обстановки, оформить общий, всем одинаково понятный тактический язык с тем, чтобы явилась, наконец, полная уверенность в тождественности понятий, влагаемых в одни и те же слова разными лицами. Bот эти-то руководящие основания, отправные взгляды и составляют военную доктрину армии, они создают ее тактический язык. Слово доктрина происходит от латинского глагола dоcere, что значит учить.Общепринято понимать под этим словом учение, совокупность мнений и понятий какой-либо школы.Правда, производное слово того же корня — доктринерство, доктринеры — получило несколько иное значение. Этим именем в начале прошлого столетия французы окрестили последователей политической партии Ройе Коллара, который стремился примирить убеждения всех крайних партий, конституционный строй с сильной правительственной властью.
Читать далее

Рубрика: морально-психологические основы | Добавить комментарий

Вопрос о военной доктрине

Вопрос о военной доктрине на моей памяти был поднят еще при старом режиме в виде двух-трех статей, как бы нечаянно проскользнувших на страницах «Русского инвалида». Может быть, авторы и чинили перья, готовясь подарить нашу военную литературу дальнейшим развитием затронутого вопроса, но действительность жестоко пресекла в корне это доброе начинание.
Насколько помню, вскоре появился фельетон, в котором читателя убеждали в бесполезности всяких новшеств. Все, что нам знать надлежит, давно сказано в учебниках Драгомирова и Леера; значит остается выполнять каждому свои служебные обязанности, отринув всякое стремление к суетным измышлениям.
Вслед за таким предупреждением читателя последовало секретное, а потому всем хорошо известное распоряжение военного министра о прекращении обсуждения в военной печати вопроса о доктрине.
Что испугало военного министра, почему он счел своим долгом изъять этот вопрос со страниц печати? Мне кажется, что министр действительно испугался не на шутку. Он почувствовал, что тут возможна трактовка предмета, захватывающая его во всю ширину и глубину. Ну, а тогда неизбежен разговор о целях, преследуемых внешней политикой, о соответствии вооруженных сил видам правительства, об организации, укомплектовании, подготовке командного состава, о состоянии технических средств борьбы, о необходимости заранее привлечь к делу общественные силы страны и организовать их… Словом, грозила опасность, что военная мысль заберется в такие области, куда в то время никому проникать не полагалось.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Каждый воин должен понимать свой маневр

Массовые армии, являющиеся во внутреннем своем устройстве учреждением демократическим, нуждаются в популяризации основ военной доктрины, действующей в ее рядах.
До конца XVIII столетия ни о какой писаной единой военной доктрине не было и речи. И неудивительно: армии были наборные или вербовочные. Талант и искусство вождя заменяли доктрину. От рядового офицера и солдата не требовалось ничего, кроме слепого повиновения. И хотя некоторые передовые умы, как Суворов, настаивали постоянно, что «каждый воин должен понимать свой маневр», но такое требование было еще исключением и при его несоблюдении ведение войны и боя все же представлялось возможным.
В наше время слепота в военном деле всей армейской массы, и не только ее, но и всего народа, приводит обыкновенно, как это видели все на примере Русско-японской войны со стороны русских, к взаимному непониманию вождей и массы на театре войны и к потере инициативы как в операциях стратегических, так и в бою.
Если в старину при наличии армий, составленных из старых и опытных в ратном деле генералов, офицеров и солдат, военная доктрина заменялась богатым личным боевым опытом, то в наше время последний нередко отсутствует после мирного периода в течение нескольких десятков лет даже у старших вождей армий. Таковым было положение перед Великой войной в армиях французской и германской. И если их вожди оказались на высоте своего призвания, то только исключительно потому, что строгое научное исследование в обеих названных армиях находилось на надлежащей высоте.
В результате получилась та «интеллигентность» начальствующих лиц, за которую в военной литературе и с кафедры в течение свыше двух десятков лет сражался маршал Фош, сам блестящий представитель мозга родной армии. Его вывела на путь этой упорной борьбы печальная действительность, унаследованная французской армией после Седана, когда в рядах было много боевого опыта экзотических экспедиций, с ним вместе много апломба и очень мало культивированного мозга. Сходное положение пережила русская армия после японской войны. В ее рядах было очень много обстрелянных генералов и офицеров, но интеллигентность их оставляла желать весьма многого…
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий

Элемент в содержании военной доктрины

27 февраля и 12 марта, в очередные пятницы Военно-Исторической Комиссии, состоялся интересный доклад А.А. Свечина на тему об единой военной доктрине, а затем последовали очень живые и интересные прения. И эти прения вскрыли тот удивительный, пожалуй неожиданный, факт, что мнения присутствующих о военной доктрине оказались крайне разноречивыми, трудно сводимыми к одному целому и представили очень сложную лестницу du grand au ridicule. Это побудило автора нижеследующей статьи набросать сжатую картину и своих дум по затронутому вопросу.
Подойду к вопросу исторически. В области военных поражений от начала веков и поныне улавливаются два главнейших психологических момента: чувство ужаса, трепета пред врагом и чувство раздробленности и бессвязности; остальные моменты менее выпуклы и, вероятно, могут быть сведены к этим главным двум. Для того чтобы вызвать первое чувство, в истории войн фигурировали раскрашенные войны, комбинация устрашающих звуков, слоны с косами на ногах, китайские драконы, а на наших глазах — артиллерийская подготовка, газовые волны, бросаемые с аэроплана бомбы; чтобы вызвать второе чувство, выдумывали стратегемы: проявляли внезапность, рвали связь, обходили с тыла, били косыми ударами и т.д. В первом случае наблюдалось скорое привыкание к ужасам; китайские драконы так же быстро теряли свой пугательный смысл, как и немецкая 42 сантиметровая гаубица; второй оказывался более сильным и прочным. Поэтому для победных достижений всегда и упорно старались сохранить в рядах воюющих чувство связности или содружества, обусловливаемое главным образом единством действий и приемов, и вот стремление к единству, к цельной связности и является тем доминирующим девизом, который красной нитью проходит по страницам военной истории.
Читать далее

Рубрика: Статьи | Добавить комментарий