Александр Александрович Казаков

Александр Александрович Казаков родился 27 января
1889 г. в Херсонской губернии, в дворянской семье.
В 1908 г. окончил Воронежский кадетский корпус и Ели-
саветградское военное училище. Службу начал в звании
корнета в 12-м Белгородском уланском полку.
Вскоре молодой кавалерист подал рапорт о переводе
в авиационный отдел Офицерской воздухоплавательной
школы (будущая Гатчинская авиашкола). Через два года
он получил диплом пилота и назначение в 4-й корпусной
авиаотряд. 28 декабря 1914 г. вместе со своим новым са-
молетом «Моран-G» Казаков прибыл на фронт. Первый
его боевой вылет состоялся через десять дней и закончил-
ся неудачно: двигатель машины загорелся, и пилот с тру-
дом сумел посадить свой аэроплан. Последующие выле-
ты были более успешными, и в ходе военных действий на
территории Польши зимой-весной 1915 г. Казаков на сво-
ем «Моране» несколько раз проводил удачные бомбарди-
ровки тыловых баз противника.

С момента памятного тарана Нестерова на русско-гер-
манском фронте уже полгода как не было воздушных боев,
заканчивавшихся гибелью хотя бы одного из противников.
Встретившись в небе, авиаторы воюющих держав пред-
почитали не трогать друг друга и мирно разлетались по
своим делам. Казаков решил покончить с этой традицией
и уничтожить первого же германца, который встретится
ему на пути. 20 января, наткнувшись во время очередно-
го вылета на самолет противника, он отважно устремил-
ся в атаку. Вражеский летчик, вероятно, ошалев от столь
неожиданной агрессивности, предпочел поспешно рети-
роваться.
Готовясь к новой встрече с врагом, Казаков изобрел так
называемую «кошку с лапками», рассчитывая зацепить
при ее помощи аэроплан неприятеля, что, в свою очередь,
должно было привести к взрыву капсуля и детонирова-
нию пироксилиновой шашки, прикрепленных к «кошке».
22 марта 1915 г. у села Гузов российский авиатор попы-
тался осуществить свой план, но зацепить германский
двухместный «Альбатрос С.I.» не удалось. «Что было
делать? — вспоминал впоследствии Казаков. — Два фрон-
та, сорок тысяч глаз русских и немецких смотрели на нас
из окопов, уйти, не сделав ничего, находясь в нескольких
метрах от противника, — позор перед этими двадцатью
тысячами русских глаз». От досады на свое неудачное изоб-
ретение русский авиатор протаранил противника. Это был
второй воздушный таран в истории, окончившийся, в от-
личие от тарана Нестерова, гораздо благополучней для
нападавшего. Германца удалось унитожить, и хотя само-
лет Казакова из-за сломавшихся шасси перевернулся при
посадке, сам пилот отделался легкими травмами.
Этот бой принес Казакову Георгиевское оружие и
широкую известность. В сентябре 1915 г. он возглавил
19-й корпусной авиаотряд. 27 июня 1916 г. во время бру-
силовского прорыва летчик одержал свою вторую побе-
ду, и с этого момента его боевой счет нарастал с завид-
ной регулярностью. В течение следующего месяца он сбил
еще пятерых противников, став тем самым первым рус-
ским авиатором, имевшим право на звание аса (это зва-
ние получали летчики, уничтожившие не менее 5 вражес-
ких машин).
В августе 1916 г. прославленный летчик стал команди-
ром только что сформированной 1-й истребительной авиа-
группы (созданной на базе 2-го, 4-го и 19-го корпусных
авиаотрядов). Первоначально авиагруппа действовала на
Юго-Западном фронте, а в мае 1917 г. была переброшена
в Румынию.
Под руководством Казакова это соединение достигло
высокой степени эффективности, уничтожив только в те-
чение сентября около десятка вражеских аэропланов и
потеряв всего одну свою машину. Вероятно, под вдохнов-
ляющим влиянием этих успехов на фюзеляжах машин авиа-
группы стала появляться воинственная и устрашающая
эмблема, позаимствованная с пиратского флага «Веселый
Роджер» — череп со скрещенными костями. Сам Казаков
к концу войны стал бесспорным рекордсменом среди рус-
ских истребителей, имея на счету 19 достоверных побед
и 3 вероятно сбитых противников.
В отличие от пехотных частей, летчики 1-й истреби-
тельной авиагруппы отважно сражались с противником
вплоть до ноябрьского приказа Военно-революционного
комитета о прекращении боевых полетов. Тем не менее
революционная и антивоенная агитация сделали свое дело.
В среде авиаторов, причем не столько среди летчиков,
сколько среди технического и обслуживающего персона-
ла, стало ощущаться падение дисциплины. Будучи сторон-
ником дисциплины и войны до победного конца, лучший
истребитель России получил клеймо реакционера и после
выборов нового командира был заменен своим бывшим
подчиненным и начинающим большевиком И. У. Павловым.
Сам Казаков, однако, по-прежнему пользовался значитель-
ным авторитетом и был избран командиром 19-го авиотря-
да (того самого, которым командовал в 1916 г.).
Взяв отпуск, Александр Александрович отбыл «для
лечения» сначала в Киев, а затем в Петроград. Некоторое
время он даже пытался сработаться с Советской властью,
с группой авиаторов посещал Троцкого и некоторое вре-
мя состоял членом комиссии по выработке новых поло-
жений и штатов истребительных авиаотрядов и авиагрупп.
Однако увиденное в столице укрепило его в убеждении,
что «большевики губят Россию».
В июне 1918 г. прославленный летчик появился в Мур-
манске в компании бывшего командира 2-й истребитель-
ной авиагруппы капитана Модраха. К этому времени рус-
ский Север был оккупирован войсками Антанты. Для борь-
бы с большевиками английское командование приступило
к созданию так называемого Славяно-британского авиа-
корпуса. Всего за три-четыре недели из русских летчиков-
добровольцев удалось сформировать 1-ю эскадрилью,
командиром которой стал Казаков. В русской армии Алек-
сандр Александрович дослужился до чина полковника,
союзники присвоили ему звание капитана.
19 августа новое соединение прибыло на Двинский (или
речной) фронт и сразу же приняло участие в боевых дей-
ствиях. Через три недели здесь же появилась и 2-я эскад-
рилья, возглавляемая штабс-капитаном Н. И. Белоусови-
чем. Местом базирования Славяно-британского авиакор-
пуса стал аэродром в местечке Березняки.
Поначалу превосходство белых летчиков над против-
ником было подавляющим. Сказывалось как количествен-
ное превосходство в самолетах, так и боевые качества
самих авиаторов. Большинство «красных соколов» в про-
шлом также имели звания офицеров и фактически насиль-
но оказались мобилизованы в РККА. Не удивительно, что
многие из них при первом удобном случае перелетали на
своих машинах к союзникам. Однако по мере того как боль-
шевистское командование направляло на Северный фронт
все новые авиачасти, баланс сил постепенно менялся.
Уже в конце октября красные предприняли контрнас-
тупление на железнодорожном фронте (вдоль железной
дороги Архангельск—Вологда). На опасный участок спеш-
но перебросили отряд Казакова, который тут же угодил
в окружение. Отправив за линию фронта уцелевшие са-
молеты, Александр Александрович вооружил оставший-
ся личный состав ручным оружием и пулеметами со сло-
манных машин. Начался многокилометровый пеший по-
ход через таежные дебри. На заключительном этапе этого
героического рейда отряд был блокирован красными в Сий-
ском монастыре, однако здесь на помощь пришли англий-
ские пехотные батальоны полковника Хаггельтона (так-
же выбиравшиеся из окружения). В 40 верстах от Берез-
няков наступление красных было остановлено.
11 ноября авиаотряд понес свои первые потери. При
групповом налете на Котласский укрепленный район ар-
тиллерийским огнем с земли был сбит «Сопвич» с капи-
таном Коссовским и наблюдателем лейтенантом Абрамо-
вичем. Вспыхнувшая машина рухнула в реку, при этом
Абрамович был убит или утонул, а Коссовский попал в
плен (впоследствии за отказ подписать агитационную ли-
стовку он был расстрелян чекистами).
Во время вылета 24 декабря загорелся мотор на «Соп-
виче», пилотируемом еще одним знаменитым асом Пер-
вой мировой Свешниковым. Самолет упал посреди леса.
Наблюдатель-англичанин не смог вытащить Свешникова
из-под обломков и отправился за помощью в ближайшую
деревню, которая находилась в 8 верстах. С группой кре-
стьян он вернулся только на следующий день, когда Свеш-
ников был уже мертв.
В конце января 1919 г. началось наступление красных
в районе Шенкурска, где был оборудован запасной аэро-
дром 1-й эскадрильи. 24 января Казаков и его наблюда-
тель Норман Шрайв отправились оттуда на авиаразведку.
Не успевший набрать высоту самолет был обстрелян из
красных окопов. Казаков получил пулю в грудь, но сумел
благополучно посадить машину. Тем не менее вплоть до
начала марта ему пришлось отказаться от полетов.
Во главе авиаотряда его сменил англичанин Вандерс-
пай, сразу же ухитрившийся рассориться со своими рус-
скими подчиненными. В первый же день своего командо-
вания, несмотря на сильный ветер и низкую облачность,
он решительно потребовал осуществить авиаразведку.
Первая же поднявшаяся машина на высоте 40 метров вошла
в штопор и разбилась. Начались долгие и скандальные
пререкания, в результате которых Вандерспаю пришлось
отменить свой приказ. 24 апреля, к тайной радости подчи-
ненных, упрямый британец «избавил их от своего обще-
ства»: на пилотируемой им машине заглох мотор, и Ван-
дерспаю пришлось сесть в расположении красных (после
пребывания в большевистских тюрьмах он вернулся на
свою родину, в ЮАР, где и умер в весьма преклонном
возрасте).
В мае в Березняки прибыли новые машины, и англий-
ское командование решило сформировать 3 дивизиона по
2 авиаотряда в каждом. Русский дивизион возглавил Каза-
ков, а командирами отрядов стали капитан Модрах и
штабс-капитан Белоусович. Двумя английскими дивизио-
нами командовали майоры Карр и Боуман.
5 мая разведка обнаружила аэродром в местечке Сель-
це, на котором базировался 18-й авиаотряд красных во
главе с бывшим георгиевским кавалером поручиком Сле-
пяном. На двух других большевистских аэродромах рас-
положился 2-й морской истребительный авиаотряд. Меж-
ду красными и белыми летчиками начались бои, кото-
рые, как правило, заканчивались без определенных ре-
зультатов.
Пытаясь добиться перелома, Казаков предложил сде-
лать налет на авиабазу в Пучеге. Предполагалось снача-
ла обстрелять аэродром с бреющего полета, а затем вы-
садить десант, который при помощи факелов и канистр
с бензином должен был поджечь машины красных. На-
кануне налета две машины сломались, так что пришлось
ограничиться бомбами и пулеметным огнем. Тем не ме-
нее из-за понесенного урона аэродром в Пучеге вышел
из строя.
К тому времени (конец июля) союзники уже приняли
решение об эвакуации своих войск из Мурманска и Ар-
хангельска. Чтобы прикрыть эвакуацию, они развернули
последнее наступление против красных. В этих боях Ка-
заков на бреющем полете расстреливал красных из пуле-
метов, вызывая восхищение своих английских коллег.
Однако в той ситуации мужество отдельных летчиков уже
ничего не решало…
Русским летчикам пришлось задуматься о своей даль-
нейшей судьбе. Некоторые решили пробираться к Кол-
чаку вместе с полярной экспедицией Вильницкого. Са-
мому Александру Александровичу англичане присвои-
ли звание майора и предложили продолжить службу
в королевских ВВС. Казаков не торопился с ответом: ус-
пехи красных, бегство союзников, гибель боевых това-
рищей — все эти обстоятельства вогнали его в состоя-
ние тяжкой депрессии…
1 августа его самолет вылетел из Березняков, чтобы
проводить судно, на котором уплывали к Колчаку его дру-
зья Модрах и Белоусович. Пролетев несколько километ-
ров, летчик развернул свою машину и взял курс обратно
на Березняки. При заходе на посадку самолет Казакова
врезался в один из ангаров. Раздался оглушительный
взрыв. Большинство свидетелей происшествия остались
при убеждении, что легендарный русский ас совершил
самоубийство…
Похоронили Казакова в Березняках. На его могиле ус-
тановили памятник с двумя перекрещенными пропелле-
рами и надписью «Мир праху твоему, герой России».

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий