Александр Васильевич Колчак

Родоначальник Колчаков (фамилию можно перевести
с турецкого как «рукавица») был уроженцем Боснии, не
то сербом, не то хорватом по национальности. Приняв
мусульманство, он со временем дослужился до должнос-
ти наместника Хотинской крепости и даже до высшего
в Оттоманской империи звания визиря. В 1739 г. войска
фельдмаршала Б. Х. Миниха овладели Хотином, и Колчак-
паша в качестве пленника был отправлен в Петербург.
После заключения мира он получил свободу, но, справед-
ливо решив, что в Турции ничего кроме удавки его не
ожидает, предпочел осесть во владениях своего друга и со-
юзника польского гетмана Потоцкого.

Со временем земли эти вошли в состав России, и в
1803 г. правнук экс-визиря Лукьян Колчак был зачислен
сотником в Бугское казачье войско. Внук его — Васи-
лий Иванович — избрал флотскую карьеру, принимал
участие в обороне Севастополя и даже побывал во фран-
цузском плену. В 1873 г., будучи уже одним из началь-
ников Обуховского сталелитейного завода, он женился
на 18-летней Ольге Ильиничне Посоховой, происходив-
шей из донских казаков и херсонских дворян. 4 ноября
1874 г. в Петербурге от этого брака родился сын — Алек-
сандр.
Будущий верховный правитель России в 1894 г. окон-
чил Морской кадетский корпус в звании мичмана и вско-
ре на броненосном крейсере «Рюрик» отправился в свое
первое плавание, на Дальний Восток. Молодой офицер с ув-
лечением занимался гидрологией и океанографией, благо-
даря чему добился назначения в полярную экспедицию
барона Э. В. Толля, которой предстояло на шхуне «Заря»
пройти по Северному морскому пути.
Весной 1902 г. барон Э. В. Толль с тремя спутниками
предпринял отчаянную попытку пешком достигнуть ми-
фической «земли Санникова». По приказу начальника
Колчак довел потрепанную «Зарю» до устья Тикси, а че-
рез год возглавил спасательную экспедицию, которая,
пройдя по следам Толля, добыла бесспорные доказатель-
ства гибели его группы.
Вернувшегося на материк Колчака уже ждала его не-
веста — Софья Федоровна Омирова. 5 марта 1904 г. в Ир-
кутске состоялась их свадьба. Правда, медового месяца
у молодоженов не получилось. В связи с начавшейся вой-
ной против Японии Александр Васильевич отбыл в район
боевых действий. В течение последующих девяти меся-
цев он находился в осажденном Порт-Артуре: командо-
вал минным заградителем «Амур», миноносцем «Серди-
тый», затем сражался на суше в качестве артиллерийско-
го офицера. После падения крепости оказался в плену,
однако не чуждый джентльменства противник позволил
всем больным и раненым офицерам вернуться домой.
В начале 1906 г. новоиспеченный капитан-лейтенант
Колчак сделал в Географическом обществе доклад о своей
полярной экспедиции, через три года вышла в свет напи-
санная им монография «Лед Карского и Сибирского мо-
рей». Александр Васильевич стал заметной фигурой в мире
науки, а на карте Таймыра появились мыс и остров его
имени (в конце 30-х гг. спохватившиеся власти переиме-
новали мыс в Случевский, в честь популярного писателя,
а остров — в Расторгуев, по фамилии одного из матросов
«Зари»). В 1909—1910 гг. Колчак руководил еще одной
полярной экспедицией — на транспортах «Таймыр» и
«Вайгач», но это был уже своеобразный эпилог его арк-
тической деятельности.
Во время Первой мировой войны капитан 1 ранга Кол-
чак фактически стал правой рукой командующих Балтий-
ским флотом Н. О. Эссена и его преемника В. А. Канина.
В апреле 1916 г. он был произведен в контр- , а уже через
месяц в вице-адмиралы и назначен на должность коман-
дующего Черноморским флотом. В короткое время ему
удалось значительно уменьшить активность турецко-гер-
манских судов на южном театре военных действий и под-
готовить операцию по захвату Босфора. В случае успеха
это предприятие могло радикально изменить весь ход вой-
ны, но Февральская революция спутала все карты.
6 июня 1917 г. собрание моряков-черноморцев вынесло
решение об аресте своего командующего. Впрочем, до са-
мого ареста дело не дошло, но для Колчака стала очевид-
ной бесполезность каких-либо попыток спасти флот от раз-
ложения. Александр Васильевич отбыл в Петроград, а за-
тем во главе специальной морской миссии — в Лондон.
Будучи ярым сторонником войны до победного конца,
Колчак не принял ни Октябрьскую революцию, ни мир с нем-
цами. Ища применения своей нерастраченной энергии, он
за сравнительно небольшой промежуток времени посетил
Англию, Соединенные Штаты, Китай и Японию. В Стране
восходящего солнца увлекся буддизмом и самурайской фи-
лософией. При этом за время своих заграничных скитаний
Александр Васильевич обзавелся неплохими связями в дип-
ломатических и военных кругах союзных держав, что сыг-
рало огромную роль в его дальнейшей судьбе.
В сентябре 1918 г. Колчак прибыл во Владивосток.
В это же время в Уфе при поддержке восставших против
Советов чешских частей было сформировано эсеро-кадет-
ское правительство Директории. Новая власть переехала
в Омск и вскоре была признана на большей части осво-
божденных от большевиков территорий Сибири и Даль-
него Востока. Однако в реальности это правительство не
пользовалось авторитетом у союзников, а у казаков и мо-
нархически настроенного офицерства вызывало настоя-
щее раздражение.
17 ноября при поддержке союзников в Омске произо-
шел «правый» переворот. Директория была свергнута, а ми-
нистры-социалисты арестованы или ушли в подполье.
Вплоть до созыва Всероссийского Учредительного собра-
ния Колчак получал звание верховного правителя России
и наделялся диктаторскими полномочиями. Кроме того, он
был произведен в очередное воинское звание — адмирала.
Среди всех находившихся в Сибири военных деятелей
Колчак являлся наиболее популярной и авторитетной
фигурой. В течение последующего года другие вожди бе-
логвардейщины (Деникин, Миллер, Юденич) также при-
знали его в качестве верховного правителя, что способ-
ствовало укреплению антибольшевистского фронта. За
короткое время ему удалось наладить на подконтрольной
территории систему собственных административных ор-
ганов, создать мощную регулярную армию и более или
менее восстановить разрушенное войной хозяйство. По-
ставившие на Колчака союзники помогали войсками, ору-
жием и припасами.
Тем не менее все эти плюсы перевешивались гораздо бо-
лее внушительными минусами. Не имея опыта командова-
ния полевыми армиями, Колчак был вынужден передоверить
ведение боевых действий своим генералам, среди которых
имелись талантливые самородки, но не было ни одного, кто
имел бы за спиной опыт командования крупными соедине-
ниями в Первой мировой войне (цвет русского офицерства
и генералитета находился на Юге, у Деникина). Проводи-
мые массовые мобилизации и реквизиции вели к недоволь-
ству населения и появлению красных партизанских отрядов.
Жестокие репрессии против восставших лишь усугубляли
ситуацию и впоследствии легли темным пятном на безу-
пречную репутацию верховного. Что касается помощи союз-
ников, то она носила отнюдь не альтруистический характер
и объяснялась надеждами на будущие концессии и торго-
вые привилегии. Наконец, сами союзники вели между собой
борьбу за сферы влияния. При этом Колчак имел репута-
цию ставленника англичан и американцев. Не удивительно,
что их оппоненты, японцы, предпочитали поддерживать свою
креатуру — атамана Семенова, который хотя и признавал
власть верховного, но «де-факто» основал собственное си-
бирское царство со столицей в Чите. Наконец все войска
союзников в Сибири (в том числе многочисленные белочеш-
ские части) имели собственного командующего в лице фран-
цузского генерала Жанена, чьи отношения с Колчаком мож-
но охарактеризовать как весьма прохладные.
Сложность и трагизм положения верховного лучше
всего оценил один из его сподвижников: «Едва ли есть
еще на Руси другой человек, который так бескорыстно,
убежденно, проникновенно и рыцарски служит идее вос-
становления единой и неделимой России. Истинный ры-
царь подвига, ничего себе не ищущий и готовый всем по-
жертвовать, безвольный, бессистемный и беспамятливый,
детски и благородно доверчивый, вечно мятущийся в по-
исках верных решений и спасительных средств, вечно
обманывающийся и обманываемый, обуреваемый жаждой
личного труда, примера и самопожертвования, не пони-
мающий совершенно обстановки и неспособный в ней
разобраться, далекий от того, что вокруг и именем его
совершается…».
Едва заступив на пост верховного, Колчак был объяв-
лен «злейшим и опаснейшим врагом» Советской власти.
Уже в ходе зимы 1918—1919 гг. его войска обменялись
ощутимыми контрударами с армиями красного Восточно-
го фронта. В декабре белогвардейский корпус А. Н. Пепе-
ляева овладел Пермью. В ответ красные предприняли
наступление на юге и под новый год взяли Уфу. Решаю-
щий поединок был отложен до весны. К этому времени
войска Колчака насчитывали 137 тыс. штыков, силы
красных — 125 тыс.
В ходе нового наступления белых в марте-апреле 1919 г.
действовавшая на Севере, Сибирская армия чешского ге-
нерала Р. Гайды заняла Сарапул и Ижевск, на юге Запад-
ная армия Ханжина отбила Уфу, взяла Бугульму и Беле-
бей, но уже 1 мая (в день пролетарского праздника) Юж-
ная группа красных под командованием Фрунзе нанесла
мощный контрудар по войскам Ханжина. Этот удар ре-
шил судьбу кампании…
В течение лета и осени 1919 г. колчаковские войска с бо-
ями отходили на восток. 12 ноября эшелон с верховным
правителем выехал из Омска в Иркутск. Из-за хаоса на
Транссибирской магистрали лишь 27 декабря он добрал-
ся до Нижнеудинска (в 500 км от Иркутска), и в тот же
день красные подняли здесь восстание. Вступив в перего-
воры с большевиками, белочехи объявили станцию нейт-
ральной территорией. Отцепив от поезда Колчака паро-
воз, бывшие союзники фактически взяли адмирала под
арест. Подоплека дальнейших событий не совсем ясна, но,
судя по всему, в обмен на Колчака чехам был обещан бес-
препятственный выезд из страны со всем награбленным
в России добром.
5 января 1920 г. адмирал подписал указ о передаче сво-
их полномочий верховного правителя генералу Деники-
ну. Вагон с Колчаком был прицеплен к эшелону 6-го чеш-
ского полка и доставлен в Иркутск, власть над которым
уже находилась в руках весьма пестрой компании из боль-
шевиков, меньшевиков и эсеров. Несмотря на огромную
разницу во взглядах, все они имели причины посчитаться
с бывшим верховным. Для расследования его деятельнос-
ти была создана специальная следственная комиссия, ра-
ботавшая в течение трех недель.
Между тем на выручку плененному Колчаку бросились
отряды генерала Войцеховского. 30 января его 5-тысячное
войско начало наступление на Иркутск. Угроза возможного
освобождения адмирала стала вполне реальной и заставила
следователей поторопиться. В ночь на 7 февраля А. В. Кол-
чак и глава сибирского правительства В. Н. Пепеляев (брат
белогвардейского генерала А. Н. Пепеляева) были расстре-
ляны на берегу Ангары. Тела казненных палачи спустили
под лед.
Спутница последних дней Колчака и его любовница Анна
Васильевна Тимирева избегла столь трагической участи. За
былую близость к верховному она много лет мыкалась по
лагерям, но в конце концов была реабилитирована и скон-
чалась в 1975 г. в возрасте 82 лет. Жена адмирала Софья
Федоровна и его сын Ростислав еще в 1919 г. были выве-
зены союзниками из Севастополя и впоследствии осели
во Франции. В настоящее время в Париже живет внук вер-
ховного правителя Александр Ростиславович Колчак.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий