Александр Ильич Егоров

Александр Ильич Егоров появился на свет в городе
Бузулуке Самарской губернии. В официальной литерату-
ре датой его рождения указывается 22 октября 1883 г.,
в собственной автобиографии в качестве года рождения
Егоров указывает 1885-й. Впоследствии в Красной армии
ходили слухи, будто Александр Ильич происходил из дво-
рян и был потомственным офицером. Егоров всячески
открещивался от подобного классово чуждого происхож-
дения и в той же автобиографии писал следующее: «Отец
мой, происходя из крестьян, в первую половину моей
жизни был рабочим, грузчиком на станции железной до-
роги и на речной пристани… Чрезвычайно тяжелые мате-
риальные условия жизни усиливались многочисленной
семьей, в которой только отец был, в сущности, работо-
способным, при этом заработок отца не был постоянным,
а от случаю к случаю, что даст текущий день, и колебал-
ся, насколько я помню, от 50 коп. до 75 коп. и редко до
1 рубля в день. Кроме того, отец страдал алкоголизмом,
что приносило огронейшие страдания семье…
Мальчиком 11 лет я вынужден был пойти на работу
и поступить в кузнечную мастерскую, где сначала разду-
вал мехами горн, убирал кузницу и т. п., а затем посте-
пенно был переведен на молотобойца и подмастерье. В пе-
риод, когда отец запивал, я и старший брат заменяли его
на работе в артели грузчиков. В общей сложности я зани-
мался этой работой 6 лет.

Не знаю, в силу каких условий, но я с раннего детства
начал читать, и это дало мне возможность легко пройти
начальную грамоту церковно-приходской школы, а затем
и сдать экстерном экзамен за курс средней школы.
Отбывая воинскую повинность на правах вольноопре-
деляющегося, я был откомандирован в Казанскую воен-
ную школу, которую и окончил в апреле 1905 г. Во время
пребывания в училище я в 1904 г. вступил в тайный соци-
алистический кружок и примкнул к программе социал-
революционеров…».
Возможно, кое-где в этой автобиографии Александр
Ильич сгустил краски; здесь и чрезмерный акцент на бед-
ственном положении своей семьи (что тем не менее не
помешало ему экстерном окончить среднюю школу), и до-
вольно неопределенное упоминание о «тайном социалис-
тическом кружке» (не имеющее достаточных подтверж-
дений). Тем не менее пока еще не существует сколь-ни-
будь подробной и научно проверенной биографии Егорова,
а потому нам лишь остается поверить Александру Ильи-
чу на слово и продолжить рассказ…
По окончании Казанского пехотно-юнкерского учили-
ща подпоручик Егоров служил в армии, однако завоеван-
ная им у начальства репутация «политически неблагона-
дежного лица» и, как можно предположить, денежные
трудности вынудили его подать в отставку. Обладая пре-
красным баритоном, Александр Ильич избрал карьеру
певца. После стажировки в Италии он в 1909 г. вернулся
в Россию и стал выступать на оперной сцене. Начавшаяся
Первая мировая война заставила офицера запаса вновь
надеть военную форму.
Судя по всему, на фронте он воевал храбро и умело,
успев последовательно покомандовать ротой, батальоном,
полком. Незадолго до Февральской революции Егоров
получил звание полковника. Падение самодержавия за-
ставило Александа Ильича с увлечением погрузиться в по-
литическую деятельность. По своим взглядам он примы-
кал к партии эсеров и благодаря красивому баритону
пользовался большим успехом в качестве оратора. Сол-
даты любили командира, чего не скажешь об офицерах.
После первомайского митинга они даже попытались аре-
стовать своего полковника, однако вмешательство ниж-
них чинов сорвало это предприятие.
В дни Октябрьского переворота Егоров присутствовал
на II Всероссийском съезде Советов в качестве делегата
от 1-й армии. Здесь он примкнул к союзникам большеви-
ков — левым эсерам и в качестве их представителя ра-
ботал в военном отделе ВЦИК, занимавшемся демоби-
лизацией старой и созданием новой Красной армии. В де-
кабре 1917 г. с не совсем ясными целями совершил поезд-
ку на Украину. В Киеве был арестован и заключен в тюрь-
му, а на III съезде Советов даже выбыл из списков канди-
датов в члены ВЦИК как погибший. Тем не менее смерть
на этот раз обошла стороной, и после занятия Киева крас-
ными частями Муравьева Александр Ильич благополуч-
но отбыл в Россию…
6 июля 1918 г. неудачей закончился левоэсеровский
мятеж в Москве. Многие члены партии, не принимавшие
участия в выступлении, поспешили откреститься от «аван-
тюристических действий своего руководства». В их числе
оказался и Егоров, поспешивший подать заявление о прие-
ме в ряды большевиков. Трудно сказать, насколько этот
шаг был искренним, однако дальнейшая деятельность Алек-
сандра Ильича не дает оснований сомневаться в его пре-
данности Советской власти…
В декабре 1918 г. Егоров был поставлен во главе 10-й
армии, защищавшей Царицын от казачьих войск генерала
Краснова. 1 января 1919 г. противнику удалось ворваться
в город, однако новый командующий нанес мощный кон-
трудар, бросив в тыл врага сводную кавалерийскую диви-
зию Думенко. «Красный Верден» вновь устоял, а основ-
ные силы 10-й армии, развив наступление, сумели оттес-
нить неприятеля за реку Маныч.
Во время боев за Царицын Егоров успешно сдал экза-
мен на звание полководца и здесь же он познакомился со
Сталиным — человеком, в значительной степени опреде-
лившим его дальнейшую судьбу…
В мае 1919 г. большевистское командование задумало
комбинированным ударом уничтожить вооруженные силы
Юга России. 10-й армии предстояло наступать с восто-
ка — от Маныча на Ростов. Сражение началось успешно
для красных, однако, когда соединения Егорова втянулись
во фронтальные бои, добровольческая кавалерия совер-
шила обходное движение и появилась в большевистском
тылу. В результате 10-я армия угодила в расставленную
Деникиным ловушку и лишь ценой больших потерь суме-
ла вырваться из окружения. Тем не менее поражение ока-
залось настолько сокрушительным, что пришлось оста-
вить даже такую твердыню, как Царицын. Свой первый
поединок с Деникиным Егоров проиграл вчистую. Тем не
менее вскоре красному военачальнику представилась воз-
можность реванша.
В июле деникинские войска начали полномасштабное
наступление на московском направлении, и почти одно-
временно в самой Москве собрался специальный пленум
ЦК, рассмотревший ситуацию на Южном фронте. В мас-
сы бросили клич: «Все на борьбу с Деникиным», а в крас-
ном командовании была произведена серия кадровых пе-
рестановок. Егоров получил должность командующего
14-й армией, а уже в сентябре возглавил войска всего Юж-
ного фронта. Чуть раньше членом Реввоенсовета этого
же фронта был назначен И. В. Сталин.
В мае на Маныче войска Егорова обладали численным
перевесом, но проиграли. Теперь численное превосход-
ство было у противника, но красным требовалась победа,
и они ее получили…
В ходе октябрьского контрнаступления Южного фронта
армия Егорова заняла Воронеж, Орел, Курск. Затем со-
вместно с Юго-Восточным фронтом овладели Харьковом,
Киевом, Донбассом и вышли к границам казачьих облас-
тей. Кампания 1919 г. окончилась триумфальными успе-
хами Красной армии.
1920 г. оказался для Александра Ильича не столь удач-
ным. В войне с Польшей он командовал Юго-Западным
фронтом и безуспешно пытался овладеть Львовом. Более
того, сражение за Львов отрицательно сказалось на всем
ходе войны, поскольку помешало своевременной пере-
броске 1-й Конной армии на помощь соседнему Западно-
му фронту Тухачевского. Результатом стало «чудо на Вис-
ле» и крах мечты о Советской Польше.
По окончании советско-польской войны Егоров коман-
довал соединениями бывшего Западного фронта, во главе
которых успешно осуществлял «зачистку» Украины и Бе-
лоруссии от банд Петлюры, Тютюнника и Булак-Балахо-
вича. Сходные задачи выполнял он и на Кавказе в каче-
стве командующего Отдельной Кавказской армией (в 1922—
1924 гг.).
Некоторое время Александр Ильич работал в Китае
военным советником при правительстве Гоминдана. За-
тем в качестве заместителя председателя Военно-промыш-
ленного управления и члена Высшего Совета Народного
Хозяйства (ВСНХ) занимался вопросами военной про-
мышленности и технического перевооружения Красной
армии. С 1927 г. командовал войсками Белорусского во-
енного округа. С 1931 г. занимал пост начальника штаба
РККА, с 1935 г. — Генерального штаба. Тогда же вместе
с Тухачевским, Блюхером, Ворошиловым и Буденным был
удостоен высшего воинского звания маршала Советского
Союза.
Между тем отношения внутри пятерки маршалов, да и
вообще внутри командования РККА, отнюдь не были
идиллическими. Бывшие руководители 1-й Конной — Бу-
денный и Ворошилов — противостояли сторонникам мо-
дернизации армии, знаменем которых стал Тухачевский.
По совместной деятельности в годы Гражданской вой-
ны Егоров был близок со Сталиным, Ворошиловым и Бу-
денным. В то же время как военачальник Александр Иль-
ич был на голову выше «лихих конноармейцев», и уже
поэтому в целом ряде вопросов был склонен поддержи-
вать их противников. Военные историки отмечают, что
под его руководством советский Генеральный штаб намно-
го обогнал генеральные штабы других стран, в том числе
немецкий, разработав теорию современной глубокой опе-
рации в условиях применения новых родов войск. Имен-
но в соответствии с этой теорией велись боевые действия
во всех крупнейших сражениях Второй мировой войны.
Показательно, что, сменив казненного Тухачевского на
посту первого заместителя наркома обороны, Егоров про-
должил курс своего предшественника на модернизацию
армии. Тем самым он продолжил дело «врагов народа»
и навлек на себя обвинения в ошибках и вредительстве.
Тем не менее сами по себе эти обвинения немного сто-
или, не будь прямого указания Сталина на раскручивание
«дела Егорова». Что же заставило Иосифа Виссарионо-
вича расправиться со своим старым соратником?
Дело в том, что репутация Сталина как выдающегося
полководца Гражданской войны покоилась на его участии
в обороне Царицына и разгроме Деникина. В обоих слу-
чаях он выступал скорее в роли комиссара, а не воена-
чальника, и действовал в тени Егорова. Со временем, ссы-
лаясь на одно из своих писем в ЦК, Сталин приписал себе
авторство плана разгрома Деникина — плана, подлинным
автором которого был именно Егоров. В кулуарных раз-
говорах Александр Ильич позволил себе высказать недо-
вольство подобным искажением фактов. «Доброжелате-
ли» тут же поспешили доложить об этом Сталину.
Вскоре после этого Егорова перевели на должность
командующего Закавказским военным округом. 4 февраля
1938 г. он прибыл к новому месту службы, а уже 21-го по
срочному вызову вылетел обратно в Москву. Сразу же по
приезде маршал был арестован и отправлен на Лубянку…
Александра Ильича обвинили во вредительстве, шпио-
наже и антисоветской деятельности. Не обошлось и без
теней прошлого: среди прочего Егорову инкриминирова-
лась попытка «срыва сталинского плана разгрома Дени-
кина» и подготовка в 1920 г. террористического акта про-
тив самого товарища Сталина. В особом комментарии
нуждается стандартное для тех времен обвинение в шпи-
онаже. Жена маршала, Галина Антоновна (урожденная
Цешковская), была известной киноактрисой (снималась
в фильмах «Зори Парижа», «Соловей-соловушка») и ред-
кой красавицей. В «высшем свете» она пользовалась ог-
ромным успехом, но при этом, в отличие от многих дру-
гих кремлевских семейств, супруги жили душа в душу
более двадцати лет. По происхождению она была поляч-
кой, и, разумеется, следователи НКВД не могли пройти
мимо «столь важного» факта, обвинив и ее, и самого Алек-
сандра Ильича в работе на польскую разведку…
В отличие от многих других жертв сталинских репрес-
сий, виновным Егоров себя так до конца и не признал. Во
всяком случае, в отличие от «банды Тухачевского», от-
крытого судебного процесса над ним и его «сообщника-
ми» устроить не удалось. 22 февраля 1939 г. военной кол-
легией Верховного суда СССР Александр Ильич Егоров
был приговорен к расстрелу. По одним вполне официаль-
ным данным, приговор привели в исполнение, по другим
(столь же официальным) — осужденный маршал умер,
отбывая наказание, 10 марта 1941 г. Вероятно, теперь
вряд ли уже когда-нибудь удастся установить, которая из
этих дат является подлинной.
В истории Гражданской войны и Деникин, и Егоров
предстают фигурами равновеликого масштаба. По-
казательно, что оба достигли значительных чинов еще
в старой царской армии. Правда, к октябрю 1917 г.
Деникин был уже генерал-лейтенантом и имел за спи-
ной солидный теоретический багаж, полученный в Ака-
демии Генерального штаба. Егоров к этому времени имел
всего лишь звание армейского полковника, однако в «не-
традиционных условиях» Гражданской войны подобные
факторы не играли определяющего значения. Надо ска-
зать, что и Деникин, и Егоров достаточно быстро
освоились в этих «нетрадиционных условиях». Руково-
димые ими операции 1919—1920 гг. внесли немало но-
вого в теорию и практику военного искусства. Что
же касается личного единоборства двух полководцев,
то, с учетом всех факторов политического и эконо-
мического характера, можно признать его закончив-
шимся вничью — будучи разбит на Маныче, Егоров
сумел взять свой реванш у Деникина во время «битвы
за Москву»…
После Гражданской войны Деникину до конца при-
шлось испить горькую чашу поражения и эмиграции,
на долю же Егорова достались лавры победителя.
Однако кто знает, не завидовал ли перед смертью крас-
ный маршал своему бывшему противнику?

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий