Василий Константинович Блюхер

В начале XIX в. большой популярностью в России
пользовался прусский фельдмаршал Гебхарт Леберехт Блю-
хер. Во время коалиционных войн с Наполеоном он не раз
командовал союзными русско-прусскими армиями, причем
недостаток полководческих способностей бравый фельдмар-
шал с лихвой компенсировал отвагой и упорством. Имен-
но за эти качества немецкий вояка завоевал у наших сооте-
чественников лестное прозвище генерала Вперед.
Прадед нашего героя простым солдатом участвовал
в Отечественной войне 1812 г. и вернулся в свою яро-
славскую деревню с Георгиевским крестом и другими на-
градами. Именно тогда не то односельчане, не то поме-
щик в шутку прозвали его Блюхером. По иронии судьбы,
правнук ярославского Блюхера действительно стал пол-
ководцем и даже унаследовал некоторые черты своего
прусского тезки — его храбрость, напористость и, к со-
жалению, некоторую ограниченность в вопросах большой
стратегии.

Родился Василий Константинович Блюхер 18 ноября
1890 г. в деревне Барщинке Рыбинского уезда Ярослав-
ской губернии, в простой крестьянской семье. Отучившись
две зимы в местной церковно-приходской школе, он был
рано поставлен перед необходимостью самому зарабы-
тавать себе на хлеб. Крестьянский паренек отправился в
столицу, где устроился работать в мануфактурном мага-
зине купца Клочкова. Здесь ему не понравилось, и Васи-
лий Блюхер перешел рабочим на Франко-русский завод.
Затем он поменял несколько предприятий, а в 1910 г.,
будучи слесарем на Мытищинском вагоностроительном
заводе, был арестован за призыв к забастовке. По приго-
вору суда отсидел два года и восемь месяцев в Бутырской
тюрьме. Выйдя на свободу, успешно закончил подготови-
тельные курсы при народном университете Шанявского,
но поступить туда не успел. Началась Первая мировая
война, и Блюхер отправился на фронт рядовым 19-го Ко-
стромского полка.
Сражался в команде так называемых «охотников» (раз-
ведчиков). Вскоре стал георгиевским кавалером, а после
рукопашного боя на реке Страдомке был произведен в ун-
тер-офицеры. 8 января 1915 г. под Тернополем Блюхера
тяжело ранило осколками гранаты. Выйдя из госпиталя,
он оказался уволен «по чистой» с назначением пенсии.
В 1916 г. отставной унтер вступает в ряды большевиков,
а после Февральской революции по заданию своего руко-
водства устраивается рядовым в размещенный в Самаре
102-й запасной стрелковый полк. Командир части полков-
ник Курбатов поначалу не хотел принимать к себе чело-
века, считающегося инвалидом, однако все же сделал ис-
ключение: слишком ему понравилась знаменитая фами-
лия — Блюхер.
Впрочем, скоро Курбатов убедился, сколь сомнитель-
ным оказалось это приобретение. Новичок быстро про-
бился в председатели полкового комитета и своей рево-
люционной агитацией немало поспособствовал разложе-
нию части.
После большевистского переворота полк оказался рас-
пущен, а Блюхер занялся формированием отрядов Крас-
ной гвардии. В качестве сначала комиссара, а затем и ко-
мандира одного из таких отрядов он принимал участие
в боях против казаков атамана Дутова. Поначалу бои эти
развивались успешно для большевиков, однако выступле-
ние Чехословацкого корпуса радикально изменило обста-
новку.
С севера нависли белочехи и армия Комуча, с юга уг-
рожал Дутов. Командующий Оренбургским фронтом Зи-
новьев принял решение отходить к Ташкенту, но часть
командиров с ним не согласилась. Объединившись, они
создали Южно-Уральский отряд (около 10 тыс. человек)
и двинулись на север, к Екатеринбургу. Начальником
Южно-Уральского отряда стал бывший подъесаул Нико-
лай Каширин, заместителями — его брат Иван и Василий
Блюхер.
В жестоких боях у горы Извоз красные понесли значи-
тельные потери. Николай Каширин был ранен, и коман-
дование перешло к Блюхеру. Он решил изменить прежний
план и двигаться в район Бирска через Стерлитамак. С это-
го момента дела пошли успешнее.
Промаршировав более тысячи километров по тылам про-
тивника, Южно-Уральский отряд оттянул на себя огромные
силы врага и сумел благополучно соединиться с 3-й армией.
Красная пропаганда сравнивала этот переход с переходом
Суворова через Альпы, а Блюхера было решено наградить
орденом Красного Знамени за № 1.
Отряд переименовали в 4-ю Уральскую (впоследствии
30-ю стрелковую) дивизию и командиром ее, разумеется,
назначили Василия Константиновича. Затем Блюхер был
начальником Вятского укрепрайона. Во время решающе-
го наступления на Колчака командовал 51-й дивизией,
которая принимала участие во взятии Тобольска и Ом-
ска. К этому время имя Блюхера уже окуталось своеоб-
разными легендами. Белые считали его кадровым офице-
ром не то австрийской, не то германской армии. Миф этот
оказался на редкость живучим, и даже в 30-х гг. западная
пресса весьма иронично относилась к официальным со-
ветским данным о том, что «тов. Блюхер происходит из
семьи ярославских крестьян»…
В начале августа 1920 г. большевистское командова-
ние предприняло очередную попытку выбить врангелев-
цев из Таврии. Попытка провалилась, но красным все же
удалось закрепиться на левом берегу Днепра в районе
Каховки. Под руководством военного инженера Карбы-
шева здесь спешно вырыли окопы, насыпали валы, созда-
ли артиллерийские позиции. Для защиты плацдарма из
Сибири прибыла 51-я дивизия Блюхера, бойцы которой
были одеты в ярко-красные рубахи (подаренные москов-
скими рабочими за победы над Колчаком).
Все попытки врангелевцев отбить Каховку разбивались
о стойкость блюхеровских «краснорубашечников». На-
ступление генерала Витковского (начало сентября) закон-
чилось для белых потерей 3 тыс. человек и 6 танков, что
по масштабам Гражданской войны выглядело настоящим
танковым побоищем. Спустя месяц Витковский повторил
свою попытку, его части овладели внешней линией обо-
роны, но так и не добились решающего успеха, потеряв
на сей раз уже 9 танков. Тем временем на других участ-
ках Южного фронта красные перешли в контрнаступле-
ние, которое закончилось изгнанием Врангеля из Таврии.
Двинулись вперед и войска Блюхера. Дойдя до Перекопа,
они остановились и стали готовиться к взятию Крыма…
Еще во времена господства дома Гиреев поперек Пере-
копа был возведен Турецкий вал. Белые его восстанови-
ли, изрыли окопами, прикрыли рвом и проволочными за-
граждениями. По замыслу М. В. Фрунзе, овладеть этим
валом предстояло 51-й дивизии. Блюхер разработал план
штурма, распределив атакующих пятью волнами. Первая
расчищала проходы в проволочных заграждениях, вторая
подходила к валу под огнем неприятеля, третья (вместе
с остатками второй) прорывала оборону, четвертая зачи-
щала траншеи от уцелевших белогвардейцев, пятая осу-
ществляла преследование разбитого противника.
Однако огонь врангелевцев оказался намного мощнее,
чем предполагалось. К вечеру 8 ноября защитники вала
отбили три приступа. Исход Крымской операции висел
на волоске, а уже успевшие переправиться через Сиваш
части красных, казалось, были обречены на уничтожение.
В 11 часов вечера войска Блюхера в четвертый раз пошли
в атаку. Нескольким комсомольским подразделениям уда-
лось добраться до рва и оказаться в «мертвой зоне», не-
доступной для огня пулеметов. Двигаясь вдоль вала, бой-
цы добрались до обмелевшего Перекопского залива, пе-
решли его вброд и, оказавшись в тылу противника, нанесли
решающий удар. Оборона врангелевцев рухнула. На греб-
не успеха дивизия Блюхера сбила врага с Ишуньских по-
зиций и устремилась на Севастополь и Ялту. Белому Кры-
му пришел конец.
С его падением Гражданская война в европейской Рос-
сии завершилась, однако борьба еще продолжалась на
Востоке. 24 июля 1921 г. Василий Константинович всту-
пил в должность военного министра и главнокомандую-
щего армией Дальневосточной республики (ДВР) —
квазигосударства, призванного играть роль буфера меж-
ду Советской Россией и белым Приморьем. В короткое
время он сумел превратить полупартизанские формиро-
вания во внушительную силу, способную противостоять
как дальневосточным белогвардейцам, так и их японским
союзникам.
Результат не замедлил сказаться. В конце 1921 г. меж-
ду белыми и красными возобновились военные действия.
Проявив не меньшее упорство, чем при штурме Переко-
па, Блюхер сумел овладеть Волочаевским узлом оборо-
ны противника и занять Хабаровск (февраль 1922 г.). На
Дальнем Востоке остались лишь отдельные очаги сопро-
тивления, затушенные в течение ближайших месяцев.
Теперь Блюхер получил возможность отдохнуть на
относительно спокойной должности командующего Пет-
роградским укрепрайоном, но и эта передышка оказалась
недолгой. Осенью 1924 г. под именем Га Лина во главе
группы военных советников он вновь объявился на Даль-
нем Востоке, где стал помогать китайским товарищам в их
революционной борьбе. Правда, товарищи, с которыми ему
пришлось иметь дело, не отличались большевистской со-
знательностью и надежностью. С советской точки зрения,
«революционная» партия Гоминдан содержала в себе
слишком много буржуазных элементов, ее руководство
периодически скатывалось к национализму, генералы на-
поминали феодальных князьков. Тем не менее благодаря
усилиям Га Лина гоминдановская армия добилась поис-
тине сногсшибательных успехов. В ходе знаменитого Се-
верного похода она нанесла серию поражений местным
генералам-милитаристам и установила контроль над боль-
шей частью страны.
Однако, почувствовав под ногами твердую почву, лидер
Гоминдана Чан Кай Ши рассорился с Советским Союзом
и предпочел переориентироваться на западные державы.
Начались репрессии против местных коммунистов, а Га
Лину и его коллегам пришлось срочно покинуть Китай.
На Родине Василий Константинович получил очеред-
ной (четвертый по счету) орден Красного Знамени и был
назначен командующим Особой Дальневосточной арми-
ей. В новом качестве он получил неплохую возможность
щелкнуть по носу своих бывших товарищей.
Чанкайшисты решили предъявить претензии на Китай-
скую Восточную железную дорогу (КВЖД), находившу-
юся под управлением советской администрации. Уладить
конфликт дипломатическими мерами не удалось, и осе-
нью 1929 г. войска Дальневосточной армии предприняли
экспедиции на китайскую территорию. В ходе операций
по овладению городами Лахасусу, Чжалайнор и Мань-
чжурия только в плен попало около 8 тыс. китайских сол-
дат и 250 офицеров, в том числе генерал Лянь Дзян со
своим штабом.
Авторитет Блюхера поднялся на огромную высоту.
В последующие годы легендарный военачальник превра-
тился в некое подобие «дальневосточного проконсула»
и испытывал явное «головокружение от успехов». Крем-
левскому руководству неоднократно поступали сигналы,
указывавшие на его многочисленные любовные похожде-
ния (только женат он был трижды) и склонность к выпив-
ке, однако репутация победителя ограждала Блюхера от
неприятностей. На самом деле ситуация во вверенных ему
войсках отнюдь не была благополучной. В 1935 г. Васи-
лий Константинович был произведен в маршалы Совет-
ского Союза, и с этого же времени на дальневосточной
границе начались столкновения с японцами.
Апофеозом этих столкновений стал конфликт на озере
Хасан, преподнесенный как блестящая победа советского
оружия. На самом деле Сталин знал, что события у Хаса-
на выявили слабую боевую подготовку рядового и офи-
церского состава Краснознаменного Дальневосточного
фронта (так теперь именовалась бывшая Дальневосточ-
ная армия). Более того, весь инцидент произошел по вине
советской стороны и едва не привел к полномасштабно-
му конфликту с Японией. Ответственность за все проис-
шедшее, не совсем без основания, была возложена на Блю-
хера. Еще более усугубило ситуацию бегство к японцам
главного чекиста-дальневосточника Люшкова.
Василия Константиновича вызвали в Москву и удосто-
или сурового разноса на заседании Политбюро. Блюхеру
предложили «отдохнуть». Из столицы он вместе с семь-
ей выехал на дачу Ворошилова в Сочи. Здесь маршал
и был арестован 22 октября 1938 г. 9 ноября после звер-
ских избиений он подписал бумагу, в которой признавал
себя участником антисоветского заговора и в тот же день
скончался. Официальный диагноз гласил, что смерть на-
ступила «от закупорки легочных артерий тромбом, обра-
зовавшимся в венах таза».
Впоследствии как врагов народа расстреляли брата
Блюхера, Павла, — командира авиазвена при штабе ВВС
Дальневосточного фронта, Галину Павловну Покровскую
и Галину Александровну Кольчугину — его бывших жен,
а также других родственников. Последняя супруга мар-
шала, Глафира Лукинична Безверхова-Блюхер, отсидев
8 лет в лагерях и 10 лет в ссылке, все-таки дожила до
XX съезда и своей реабилитации. Самого же Василия Кон-
стантиновича реабилитировали лишь в 1956 г. Впрочем,
и при Сталине память о нем продолжала жить в красно-
армейских песнях о «Каховке» и «Волочаевских днях».
И Врангель, и Блюхер не относились к числу блестя-
щих стратегов, но умели вести за собой войска и до-
биваться победы если не за счет умелого маневра, то
хотя бы за счет упорства. Обоим довелось командо-
вать крупными соединениями, действовавшими в ус-
ловиях изоляции против превосходящих сил противни-
ка. И тот и другой проявили себя в этих ситуациях
с самой лучшей стороны.
Врангель в Крыму, а Блюхер на Дальнем Востоке
были не только военными лидерами, но и своеобраз-
ными символами двух Россий — Белой и Красной. Два
этих цвета так и не смогли слиться в один.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий