Виктор Леонидович Покровский

Виктор Леонидович Покровский родился в 1889 г.
в Одессе в семье кадрового офицера. В 1909 г. по оконча-
нии местного кадетского корпуса и Павловского военно-
го училища он был выпущен в звании подпоручика в 10-й
гренадерский Малороссийский полк.
Время это было отмечено первыми успехами в поко-
рении воздушного пространства. Покровский не избежал
всеобщего увлечения и, забросав начальство рапортами,
добился своего направления в класс авиации Санкт-Пе-
тербургского Политехнического института. Освоив азы
теоретических знаний, он был переведен в Севастополь-
скую офицерскую воздухоплавательную школу, которую
с блеском окончил в ноябре 1914 г. К тому времени в Ев-
ропе уже вовсю полыхала Первая мировая война. Виктор
Леонидович стал летчиком 2-го Сибирского корпусного
авиаотряда и принял участие в боях против австрийцев
на Юго-Западном фронте.

Впоследствии советский писатель Д. Фурманов харак-
теризовал Покровского как «трусливого и жестокого ге-
нерала», но если вторая часть этого определения действи-
тельно имела под собой некоторые основания, то что ка-
сается трусливости, Фурманов был явно несправедлив…
В июле 1915 г. во время боев под Холмом военный
пилот поручик Покровский вместе с наблюдателем кор-
нетом Плонским атаковали вооруженный пулеметами
неприятельский «Альбатрос». Открыв пальбу из револь-
веров, они принудили вражескую машину к посадке на
ничейной территории. Посадив рядом свой «фарман», они
захватили австрийских летчиков в плен буквально на виду
у подбегавшей пехоты противника. После этого подвига
имя Покровского прогремело по всей России. В январе
1916 г. он получил звание штабс-капитана и был назначен
командиром 12-го армейского авиаотряда.
Февральскую революцию Виктор Леонидович встретил
без всякого энтузиазма. Последующая анархия, захлест-
нувшая армию и государство, превратила его в ярого про-
тивника «взбунтовавшихся хамов». Уже весной 1917 г.,
находясь в Петрограде, он примкнул к тайной офицерской
организации, созданной генерал-майором П. Н. Вран-
гелем. Однако что-то у Врангеля и Покровского не зала-
дилось. Судя по всему, расстались они весьма прохлад-
но, и в конце бурного 1917 г. Виктор Леонидович объя-
вился на Кубани.
После прихода большевиков к власти здешняя казачья
Рада объявила о независимости края и приступила к со-
зданию собственной армии. Одновременно из местных
«иногородних» стали возникать красногвардейские отря-
ды. Фактически с обеих сторон друг другу противостоя-
ли полупартизанские формирования, личный состав ко-
торых практически не подчинялся дисциплине, да и под
ружье вставал лишь в тех случаях, когда возникала угро-
за собственному дому.
Тем не менее в этом хаосе капитан Покровский сумел
сколотить довольно боеспособный добровольческий от-
ряд, действовавший в районе Екатеринодара. Во главе сво-
его соединения он сумел нанести поражение превосходя-
щим силам красных под Эйнемом. На короткое время
«большевистская угроза» отступила, и 24 января 1918 г.
войсковой атаман Кубанского войска А. П. Филимонов
произвел Покровского в полковники, назначив его коман-
дующим войсками Кубанского края.
Фактически на юге России возникли два крупных цент-
ра контрреволюции — Дон и Кубань. Но если на Кубани
под контролем красных остались лишь некоторые сель-
ские районы, то на Дону ситуация была совершенно об-
ратной. В феврале 1918 г., отбиваясь от превосходящих
сил большевиков, из донской столицы Новочеркасская
выступила Добровольческая армия генералов Корнилова
и Алексеева. Обложенные со всех сторон корниловцы
двигались на Кубань, которая в этот момент представля-
лась им чем-то вроде земли обетованной. Кто знает, про-
держись Покровский до их прихода, и быть бы Виктору
Леонидовичу если не первой, то хотя бы второй по значи-
мости фигурой в Белом движении на юге России. Однако
продержаться ему не удалось…
В конце февраля войска Покровского были разбиты
красными под Выселками и в ночь на 14 марта оставили
краевую столицу Екатеринодар. Вместе с воинскими час-
тями город покинули большинство детутатов Рады, кубан-
ское правительство и многие жители.
Отступив в черкесские аулы, Покровский провел пе-
реформирование частей, насчитывавших около 3 тыс. че-
ловек. До этого момента большинство членов кубанско-
го правительства ратовали за независимость или, как ми-
нимум, широкую автономию своего края, а потому
весьма сдержанно относились к союзу с добровольца-
ми, выступавшими за «единую и неделимую Россию».

Самому Покровскому идея суверенной Кубани была глу-
боко безразлична (что он впоследствии и продемонстри-
ровал), но и терпеть над собой верховенство Корнилова
ему тоже не очень-то хотелось. Тем не менее в сложив-
шейся обстановке союз с добровольцами стал насущной
необходимостью.
28 марта в ауле Шенджи состоялась встреча Покров-
ского и Корнилова. Сергей Леонидович попытался насто-
ять на самостоятельности своих частей при оперативном
подчинении командующему Добровольческой армией,
однако Корнилов был категоричен: «Одна армия и один
командующий. Иного положения я не допускаю». После
этого (вероятно, в утешение) Покровский был произве-
ден в звание генерал-майора.
На следующий день усиленная кубанцами Доброволь-
ческая армия перешла в наступление на Екатеринодар.
В один из наиболее драматичных моментов сражения Сер-
гей Леонидович вновь попытался настоять на самостоя-
тельности своих частей, после чего был отстранен «в рас-
поряжение правительства для дальнейшего формирования
Кубанской армии». Выволочка эта настолько потрясла
Покровского, что в дальнейшем он превратился в одного
из самых ярых бойцов с Кубанским сепаратизмом.
Новый командующий Добровольческой армией А. И. Де-
никин отправил беспокойного подчиненного с 4 сотнями
казаков и черкесов в Лабинский отдел (уезд) для организа-
ции местных повстанцев. После того как в очередном сра-
жении под Выселками добровольцы нанесли красным по-
ражение (7 августа), антибольшевистское восстание охва-
тило всю Кубань. Отряд Покровского спустился с гор
и начал активные действия, овладев Майкопом и Армави-
ром. Через несколько дней это партизанское войско было
переименовано в 1-ю Кубанскую казачью дивизию.
Правда, успехи Виктора Леонидовича имели и свои не-
гативные последствия. Сражавшийся на соседнем участке
генерал Врангель действовал крайне неудачно и сумел выб-
раться из кризисного положения лишь благодаря победам
Покровского. Зависть и ревность к чужой славе являются
традиционными пороками для многих выдающихся полко-
водцев. «Черный барон» также не был от них свободен,
и нашему герою не раз пришлось в этом убедиться, после
того как Врангель стал его непосредственным начальни-
ком в качестве командующего Кавказской армией…
Между тем горечь поражений не миновала и самого
Виктора Леонидовича. В начале сентября 1918 г. его ди-
визии было поручено задержать и уничтожить прорывав-
щуюся на соединение с основными силами красных Та-
манскую армию. Однако в боях под Белореченской части
Покровского, в свою очередь, оказались разбиты авангард-
ной колонной Ковтюха, после чего откатились к Екатери-
нодару. Генералу едва ли не голышом пришлось спасать-
ся от большевиков на неоседланной лошади…
Эпизод этот вызвал ехидные насмешки со стороны
многих руководителей Добровольческой армией. Следу-
ет отметить, что даже получив генеральское звание, Вик-
тор Леонидович так и остался для них чужаком. Некото-
рые мемуаристы объясняют это жесткостью Покровско-
го, вспоминая сказанную им фразу: «Вид повешенного
оживляет ландшафт и повышает аппетит». Добротой ге-
нерал действительно не блистал, но главная причина за-
ключалась в другом: Виктор Леонидович не принадлежал
к категории избранных — выпускников Академии Гене-
рального штаба и уже в силу этого обстоятельства счи-
тался выскочкой. В качестве обратного примера можно
вспомнить, что примкнувший к добровольцам с большим
опозданием генштабист П. Н. Врангель сразу же получил
под свое командование бригаду и автоматически сравнял-
ся с Покровским по свому положению…
В январе 1919 г. Виктор Леонидович возглавил 1-й Ку-
банский конный корпус и был произведен в генерал-лей-
тенанты. В мае во время боев на Маныче он успешно гро-
мил красную конницу Буденного, однако в ходе дальней-
ших событий корпус, как и вся Кавказская армия Врангеля,
оказался отодвинут на периферию.
К осени главные силы белых устремились на Москву,
а Врангелю между тем приходилось заниматься крайне
неприятной миссией по утихомириванию Кубанской Рады.
Поток людских и материальных резервов с Кубани, под-
питывавший Белое движение, постоянно уменьшался.
Между тем местные политики вновь заговорили о суве-
ренитете, фактически закрывали глаза на большевистскую
агитацию и к тому же заключили договор о взаимном при-
знании с антиденикинским «меджлисом горских народов
Кавказа». Подобные действия белое командование впол-
не обоснованно расценило как изменнические, причем
обязанность по их пресечению Врангель изящно переки-
нул на Покровского.
Виктор Леонидович взялся за дело со всей присущей
ему решительностью. 18 ноября он предъявил Раде уль-
тиматум, требуя выдать Калабухова (одного из инициа-
торов подписания договора с меджлисом) и еще 12 лиде-
ров сепаратистов. По истечении назначенного срока вой-
ска Покровского окружили здание Рады, после чего
генерал назначил новый срок для выполнения своих тре-
бований — 5 минут. Все вожди «самостийников» сдались
без сопротивления. Калабухов был повешен, остальные
высланы в Константинополь. В качестве награды за свою
энергию Покровский получил под свое командование Кав-
казскую армию, сменив на этом посту Врангеля (отстра-
ненного за постоянные интриги против Деникина).
Усмирение Кубани успешно завершилось, однако симпа-
тии местного казачества после этих событий начали скло-
няться на сторону красных. Данное обстоятельство, несом-
ненно, сыграло свою роль в успешном и довольно быстром
завоевании края большевиками в феврале-марте 1920 г.
Провал наступления на Москву и последующие неуда-
чи привели к отставке командующего вооруженными си-
лами Юга России А. И. Деникина (4 апреля 1920 г.). В бе-
логвардейском генералитете начался очередной раунд вза-
имных интриг, причем одним из наиболее реальных
претендентов на вакантное место «царя Антона» считался
именно Покровский. Тем не менее «корона» командующе-
го ВСЮР досталась его старому сопернику П. Н. Вран-
гелю. В конкурентах «черный барон» не нуждался, и по-
сле того как Виктор Леонидович в очередной раз ока-
зался записанным в резерв, ему ничего не оставалось,
как эмигрировать из белогвардейского Крыма в Европу
(май 1920 г.). Прошло менее полугода, и следом за По-
кровским в эмиграции оказались все его бывшие сорат-
ники и соперники по Белому движению, в том числе и
сам Врангель.
Пожив в Париже и Берлине Виктор Леонидович пере-
брался в Болгарию. Здесь разместилась значительная часть
врангелевской армии и, в том числе, земляки Покровско-
го — кубанцы. Политическая ситуация внутри Болгарии
в это время была неспокойной. У власти находилось ле-
вое правительство «земледельца» А. Стамболийского,
весьма лояльно относившееся к большевистскому режи-
му. Осенью 1922 г. в Болгарии появилась миссия советс-
кого Красного Креста, практически целиком состоявшая
из чекистов. Многие эмигранты стали с ней сотрудничать
и даже организовали «Союз возвращения на Родину» («Со-
внарод»).
В ответ Покровский создал нелегальную организацию
и даже попытался отправить около 60 своих боевиков на
берега Кубани для организации восстания.
Однако почти все они были арестованы в варненском
порту болгарский полицией. Самому Покровскому уда-
лось скрыться, и его люди в отместку развернули настоя-
щий террор против советских агентов и предателей из
«Совнарода». После того как был убит один из лидеров
«возвращенцев» Александр Агеев, терпение местных вла-
стей лопнуло.
Виктор Леонидович укрывался в городке Кюстендиле
и уже собирался бежать в Югославию. Вместе с ним на-
ходились его ординарец Кричевский, полковник Улагай
и убийца Агеева Сергей Бочаров. В операции по их арес-
ту кроме болгарских жандармов участовали и чекисты из
Красного Креста — Иванов, Чайкин, Фирин, Озол.
7 ноября 1922 г., в очередную годовщину Октябрьской
революции, дом Покровского подвергся настоящему штур-
му. После ожесточенного сопротивления Кричевский и Бо-
чаров были схвачены, Улагай высадил окно и бежал. Сам
Покровский успел ранить сотрудника «Общественной бе-
зопасности» Кюмиджева и в отместку получил удар шты-
ком в грудь. Рана оказалась смертельной, и 9 ноября Вик-
тор Леонидович скончался в больнице города Кюстендиле.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий