Иван Ульянович Павлов

Иван Ульянович Павлов родился 26 ноября 1893 г. в
селе Андреевка Херсонской губернии, в крестьянской се-
мье. Впоследствии он не раз апеллировал к своему трудо-
вому происхождению, однако семья, судя по всему, была
довольно состоятельной. Во всяком случае крестьянский
мальчик сумел не только получить начальное образова-
ние, но и поступить в сельскохозяйственную школу, что-
бы учиться на агронома.
Однажды в 7 часов утра 23 мая 1913 г. (эту дату он за-
помнил на всю жизнь) Павлов делал утреннюю зарядку и
неожиданно увидел летящий в небе аэроплан. С этих пор и
на всю оставшуюся жизнь юноша заболел авиацией…
В сентябре 1914 г. Павлова призвали в армию. Благо-
даря своей настойчивости крестьянский паренек сумел
добиться зачисления в класс мотористов Гатчинской авиа-
школы. Здесь он засыпал начальство новыми ходатайства-
ми и в результате получил право на обучение полетам. 3 ап-
реля 1915 г. Иван Ульянович впервые поднялся в воздух.
Для дальнейшего обучения Павлов отправился во Фран-
цию, где благополучно прошел целых три летных курса —
в Шартрской авиашколе, высшей школе воздушного боя
в По и в специальной школе воздушной стрельбы в Казо.
В феврале 1917 г. он возвратился в Россию и еще в дороге
узнал о февральских событиях в Петрограде.

Отправившись на Юго-Западный фронт, Иван Ульяно-
вич получил назначение в 1-ю истребительную авиагруп-
пу А. А. Казакова. Павлов впоследствии писал: «Казаков
в моем представлении был самым крупным героем деся-
тимиллионной царской армии. Человек с громадной силой
воли, необычайно храбрый, способный в воздушном бою
подходить в упор к противнику и драться до тех пор, пока
тот не свалится на землю, он вызывал восхищение в лет-
ной среде. За эти качества я уважал его, у него учился…».
1 октября 1917 г. в районе Гусятина Павлов одерживает
свою первую воздушную победу. Неожиданным маневром
ему удалось отрезать вражеский истребитель от трех дру-
гих немецких машин. Дважды ухитрившись зайти против-
нику с хвоста, он буквально изрешетил неприятельский
«Роланд», который рухнул в расположении русских войск…
Приземлившись, победитель обнаружил разбитый са-
молет и труп немецкого летчика — лейтенанта Шольца.
Свои впечатления Иван Ульянович изложил следующим
образом: «Когда я взглянул на эту картину, у меня впер-
вые, как никогда до этого, мучительно сжалось сердце. То
же самое могло быть и со мною, промелькнуло в голове…
И, глубоко взволнованный, я тут же спрашиваю у собрав-
шихся вокруг солдат: “Товарищи, кому нужно все это?
Кому нужно, чтобы мы с вами так зверски убивали друг
друга? Кто в этом заинтересован?”». (Стоит отметить, что
в годы столь же кровопролитной Гражданской войны по-
добные сентиментальные мысли его уже не посещали.)
Прибывший к месту боя Казаков воскликнул: «Если бы
я имел право, я бы только за один этот бой произвел вас
в офицеры!». Павлов ответил довольно резко: «Нет, бла-
годарю вас, господин полковник, офицеры сейчас стано-
вятся не в моде…». И здесь он был прав, осенью 1917 г.
офицеры действительно уже были «не в моде»…
В декабре 1917 г. новое большевистское правительство
отменило воинские звания и ввело выборность командо-
вания. По результатам этих выборов Павлов стал новым
командиром авиагруппы. В ходе последующих дискуссий
о прекращении боевых действий и роспуске воинской ча-
сти военнослужащие украинцы предложили пропорцио-
нально разделить имевшиеся самолеты между русскими,
украинцами и грузинами (личный состав авиагруппы со-
стоял в основном из представителей этих трех националь-
ностей) и разлететься по домам. Не встретив одобрения,
простодушные хохлы предложили попросту сжечь маши-
ны, «шоб никому ни було обидно». Тем не менее и в об-
становке всеобщего хаоса ценой больших усилий Павло-
ву удалось сохранить костяк соединения. В ряде случаев
для спасения машин приходилось прибегать к оружию.
Так, однажды имуществом авиагруппы попытался по-
живиться возвращавшийся на Родину отряд польских ка-
валеристов (около 700—800 сабель). Противника встре-
тили жестоким артиллерийским и пулеметным огнем. В ре-
зультате многие поляки погибли, оставшихся разоружили
и распустили по домам. В эти дни Павлов как человек,
продемонстрировавший свою преданность новой власти,
был принят в ряды РКП(б).
В феврале 1918 г. германские части перешли в реши-
тельное наступление, закончившееся подписанием «похаб-
ного» (по выражению Ленина) Брестского мира. Часть
имущества авиагруппы досталась немцам в качестве тро-
феев, часть растащили украинцы, однако большинство
машин удалось перебросить в Центральную Россию.
Некоторое время Иван Ульянович со своим «Ньюпо-
ром» был прикреплен к «Железной» дивизии Киквидзе.
Затем (в апреле 1918 г.) он был отозван в Москву, где
приступил к формированию 1-й советской истребитель-
ной авиагруппы.
15 августа 1918 г. первое авиасоединение РККА появи-
лось на Восточном фронте и приняло участие в сражени-
ях под Свияжском и Казанью (любопытно, что в этот же
самый день на Двинский фронт отправилась эскадрилья
Казакова). Поскольку белые имели на этом участке лишь
отдельные старенькие машины, превосходство большеви-
стских летчиков было почти бесспорным.
До воздушных боев дело не доходило, так что Ивану
Ульяновичу и его подчиненным приходилось ограничи-
ваться авиаразведкой и бомбометанием. Пытаясь лишний
раз досадить противнику, красные авиаторы частенько на
бреющем полете атаковали вражескую пехоту и обстре-
ливали ее из пулеметов. Впоследствии подобные действия
получили название штурмовых, широко вошли в практи-
ку и даже привели к появлению особого типа самолетов —
штурмовиков. Однажды Павлов и его приятель Ингаунис
узнали что у единственной белогвардейской зенитки ос-
талось всего полтораста снарядов. Друзья решили заста-
вить противника расстрелять весь боезапас и с этой це-
лью принялись кружиться вокруг пушки. Рискованная за-
тея кончилась тем, что одним из последних снарядов
зенитка подбила свой собственный самолет, который не-
осторожно поспешил к месту боя.
Бои под Казанью закончились победой большевиков
и стали своеобразным дебютом красной авиации. Здесь
же Павлов нашел и свое семейное счастье, женившись на
юной татарке с экзотическим именем Биби-Сара. С дис-
циплинированностью, присущей восточным женщинам,
она сопровождала своего мужа по всем фронтам Граж-
данской войны.
Правда, после отбытия из-под Казани светлая полоса
в жизни Ивана Ульяновича сменилась темной. Сначала во
время очередного полета он попал в аварию; сильно раз-
бил голову, повредил левое бедро и плечо. Затем летом
1919 г. на аэродром 1-й советской авиагруппы налетела
прорвавшаяся через красный фронт конница Шкуро. Едва
оправившийся от недавней аварии Павлов вместе с товари-
щами поднял часть машин в воздух, обстрелял противника
и забросал его бомбами. Тем не менее «шкурята» успели
сжечь оставшиеся на земле самолеты, горючее и почти всю
материальную часть. Как боевая единица 1-я советская авиа-
группа прекратила свое существование…
Несмотря на столь жестокий разгром, красное коман-
дование не забыло о Павлове и осенью 1920 г. поставило
его во главе всех авиасоединений, действовавших на
Южном фронте. Во время боев в северной Таврии Ивану
Ульяновичу пришлось столкнуться с другим замечатель-
ным летчиком, В. М. Ткачевым (в 1917 г. он занимал дол-
жность авиадарма — командующего всеми российскими
ВВС, затем занимал аналогичные посты в армиях Крас-
нова и Врангеля).
Как тактики воздушной войны Павлов и Ткачев стоили
друг друга, но численное превосходство большевиков
сыграло свою роль. Сформировав мощное соединение из
32 самолетов, красные предпринимали массированные
налеты на пехотные и кавалериийские части противника.
В результате авиагруппе Павлова удалось сорвать наступ-
ление корпусов Кутепова и Секретева. Несмотря на свою
высокую должность, сам Иван Ульянович лично участво-
вал в боевых вылетах и дважды чуть не поплатился за это
жизнью.
Первый раз на его машине заглох мотор, так что при-
шлось совершить вынужденную посадку на поле гречихи.
Пока Павлов подкачивал давление ручной помпой, к его
самолету устремились стрелявшие на бегу спешенные ка-
заки. Несколько пуль пробили крылья и фюзеляж, и все же
буквально в последнюю минуту аэроплан все-таки поднял-
ся в воздух…
Через несколько дней Иван Ульянович неудачно атако-
вал вражеский бронепоезд. Самолет был подбит и вновь
приземлился в расположении белых. Бронепоезд ушел,
однако на машину наткнулся разъезд казаков, весьма не-
любезно поинтересовавшихся: «Ты кто такой, подлюка
красный или кто?». Признаваться в принадлежности
к «подлюкам красным» Павлов счел рискованным и при-
нялся разыгрывать из себя белогвардейца-аристократа.
Спасло его то обстоятельство, что самолет был француз-
ский, и на его фюзеляже кроме звезды красовалась совер-
шенно небольшевистская надпись «Vieux ami» («Старый
друг»). Обратившись к офицеру, Иван Ульянович расска-
зал о том, как этот аэроплан недавно отбили у красных и
между делом упомянул о своей недавней поездке в Па-
риж. Доверчивые казаки помогли ему завести мотор, пос-
ле чего, поднявшись в воздух, Павлов обстрелял своих
спасителей из пулемета…
Гражданскую войну Иван Ульянович закончил с двумя
орденами Красного Знамени — за Казань и за операции
против Врангеля. Третий орден он получил позже, после
того как изучение документов военного времени подтвер-
дило многие совершенные им подвиги. В последующие
годы Павлов последовательно командовал авиацией Ки-
евского, Северо-Кавказского и Московского военных ок-
ругов. Затем, по окончании Высших академических кур-
сов, он пошел на повышение и занял должности сначала
заместителя инспектора, а затем и главного инспектора
Военно-воздушных сил РККА.
При этом Павлов активно летал и лично осваивал но-
вые типы истребителей. Несмотря на то, что модели ма-
шин постоянно менялись, самолет главного инспектора
всегда выглядел одинаково — он был выкрашен в сереб-
ряный цвет, а на фюзеляже на фоне советского знамени
красовалась надпись «За ВКП(б)».
Между тем старые раны и, прежде всего, последствия
давней авиакатастрофы давали о себе знать. Здоровье
«красного авиадарма» постоянно ухудшалось и в конце
концов закончилось тяжелой болезнью со смертельным
исходом. Скончался Иван Ульянович Павлов 11 апреля
1936 г., оставив по себе репутацию верного сына больше-
вистской партии и одного из создателей советской воен-
ной авиации.
Рассматривая судьбы двух выдающихся летчиков,
нельзя ограничиваться лишь линией противостояния
«белые — красные». Скорей здесь можно говорить об
учителе и ученике, основоположнике и продолжате-
ле. Стараниями Казакова было создано первое в рос-
сийской императорской армии истребительное соеди-
нение, стараниями Павлова возникло первое аналогич-
ное соединение в другой армии — советской.
Личные взаимотношения двух авиаторов не до кон-
ца ясны историкам, однако с уверенностью можно
утверждать, что при всей драматичности происхо-
дивших событий эти отношения никак не были враж-
дебными. В годы Первой мировой оба летчика отваж-
но сражались с врагами России, в годы Гражданской
прославленные истребители оказались в противопо-
ложных лагерях, но никогда не воевали друг против
друга. А воевали они отважно и на Севере, и на Юге,
и на земле, и в своей «родной» стихии — в воздухе.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий