Иероним Петрович Уборевич

24 декабря 1896 г. в деревне Антандриюс (Ковенская
губерния, Литва) в семье крестьянина Пятраса Уборяви-
чуса родился пятый по счету ребенок. В честь святого —
покровителя бедняков — глава семьи решил назвать сына
Иеронимом.
Мальчик оказался на редкость способным. Он успеш-
но закончил два класса начальной школы и затем перевел-
ся в Двинское реальное училище. Семье все это время
пришлось жить «подтянув пояс», однако Иероним впол-
не оправдал надежды и вышел в люди. Из Двинска юноша
переехал в Петербург и поступил в Политехнический ин-
ститут. Судя по всему, именно в столице будущий боль-
шевик приобщился к марксизму.
В 1915 г. студент-третьекурсник Уборевич (так звуча-
ла его фамилия в русифицированном варианте) был при-
зван в армию и направлен в Константиновское артилле-
рийское училище. После шестимесячной учебы новоис-
печенный поручик был назначен командиром батареи
Сибирского дивизиона, сражавшегося против германских
войск на Немане и Висле. В 1916 г. подразделение пере-
бросили на Румынский фронт, где его и застала Февраль-
ская революция.

В отличие от многих своих собратьев-офицеров, Убо-
ревич довольно быстро сориентировался в новой ситуа-
ции. На многочисленных митингах он частенько блистал
весьма радикальными речами и в скором времени завое-
вал широкую популярность у солдатской массы. Впрочем,
вряд ли Иероним Петрович руководствовался в данном
случае одними лишь корыстными интересами: являясь вы-
ходцем из беднейшего крестьянства, он, вероятно, вполне
искренне одобрял происходившие перемены.
Сразу же после Февральской революции и задолго до
того, как большевики стали внушительной силой, Уборе-
вич вступил в РСДРП(б). Зимой 1918 г., в критический
момент, когда австро-германские войска успешно продви-
гались по Бессарабии и Украине, он возглавил собранный
с бору по сосенке красногвардейский полк и попытался
организовать сопротивление противнику. Полк наголову
разбили под Одессой, а его командир угодил в тюрьму
для военнопленных. Подпилив решетку, Уборевич вырвал-
ся на волю и сумел добраться до Литвы.
Некоторое время он отлеживался в родной деревне,
затем нелегально перешел линию фронта и объявился
в Петрограде.
На мобилизационном пункте рассказ Уборевича о сво-
ей «одиссее», судя по всему, не вызвал особого доверия,
и вместо самостоятельного командования ему предложи-
ли должность инструктора артиллерии Котласского бое-
вого района.
На Северном фронте боевые действия сосредоточились
вдоль рек и дорог, перекрытых хорошо укрепленными
опорными пунктами. 6-й и 7-й Красным армиям здесь про-
тивостояли около 10 тыс. иностранных войск и около
8 тыс. белогвардейцев. Английский генерал Айронсайд
предпринял попытку овладеть Котласом и через Пермь
прорваться на соединение с Колчаком. Во время этих боев
и начала всходить звезда Уборевича. Руководимая им ба-
тарея 120-миллиметровых орудий неоднократно топила
вражеские суда и сравнивала с землей вражеские укреп-
ления. Большое беспокойство доставляли налеты вражес-
кой авиации, и тогда Иероним Петрович выдвинул рац-
предложение: он предложил установить обычные 37-мил-
лиметровые орудия на колеса и тем самым превратить их
в зенитки. После этого налеты неприятельских самоле-
тов практически прекратились.
Англичане хорошо знали фамилию Уборевича. В авгу-
сте 1918 г. газета «Таймс» отмечала, что противостоящие
интервентам силы красных значительно улучшили каче-
ство своего артиллерийского огня. «Говорят, что коман-
дующим здесь назначен Уборевич, бывший поручик цар-
ской армии. Мало найдется английских офицеров, которые
будут отрицать, что он знает свое дело».
После того как на железнодорожном направлении воз-
никла критическая ситуация, Иеронима Петровича пере-
бросили туда начальником новой 18-й дивизии. В корот-
кое время он сумел выправить положение и даже перейти
в контрнаступление. Летом 1919 г. дела на Севере скла-
дывались все более благоприятно для красных, но в этот
момент способности Уборевича потребовались в другом
месте…
На Южный фронт он прибыл с повышением. Вверен-
ная ему 14-я армия прикрывала Брянское направление,
соседняя, 13-я, — Орловское. Обе армии были сильно
потрепаны в предыдущих боях, и теперь для их поддерж-
ки формировалась Ударная группа в составе Латышской
дивизии, бригады «червонных казаков» и бригады «плас-
тунов» Павлова. Впрочем, и эти войска поначалу не смог-
ли остановить победоносное наступление белых. 13 ок-
тября Кутепов взял Орел и повел наступление на Тулу.
В этот критический момент Ударная группа была переда-
на в подчинение Уборевича.
Собрав все наличные силы в кулак, «командарм-14» на-
нес сильный удар по дроздовской дивизии, овладел Крома-
ми и вышел в тылы Кутепова. Белым пришлось прервать
свой марш на Москву и срочно развернуться на 180 граду-
сов. Подобный маневр отнял значительное время, которое
большевики использовали для того, чтобы отбить еще и
Орел (20 октября). Тем не менее ситуация продолжала ос-
таваться весьма шаткой. Корпус Кутепова напоминал
льва, пытающегося напасть на стадо (Москву), но вынуж-
денного при этом отбиваться от трех пастухов (13-й ар-
мии Геккера, 14-й армии Уборевича и подчиненной ему же
Ударной группировки), тычущих в него копьями…
Участники тех событий использовали еще один образ
и говорили о «слоеном пироге», образовавшемся на ру-
беже Орел—Кромы. Войска противников перемешались,
и даже их командиры с трудом ориентировались в посто-
янно меняющейся обстановке. С обеих сторон в бой шли
последние резервы. Ценой огромного напряжения обес-
силенный корпус Кутепова вновь овладел Кромами, од-
нако начальник Латышской дивизии Калнин, собрав всех
больных, перешел в контрнаступление и вернул город
обратно. Сам Уборевич в этой свистопляске с удивитель-
ной виртуозностью маневрировал частями и ухитрился
ни разу не подставить их под удар неприятеля.
В конечном счете преимущество осталось за красны-
ми. Добровольческая армия решила отойти на несколько
километров и перегруппировать свои силы. Однако спо-
койной перегруппировки не получилось. Уборевич взло-
мал фронт между селами Чернь и Чернодье, после чего
кавалерия Примакова огнем и мечом прошлась по ком-
муникациям противника…
В начале декабря 14-я армия успешно овладела Харько-
вом, а еще через два месяца ее части уже входили в Одес-
су. Репутация Уборевича выросла настолько, что он уже
считался своеобразным специалистом по кризисным си-
туациям. Оперативная обстановка менялась стремитель-
но, и теперь Иероним Петрович принял командование над
9-й (Кубанской) армией, в задачу которой входило не дать
Деникину отсидеться на рубежах Дона и Маныча. Вмес-
те с другими частями Южного фронта войска Уборевича
форсировали эти водные преграды и ворвались в считаю-
щиеся контрреволюционными казачьи районы Юга Рос-
сии. После упорных боев его части овладели Екатерино-
даром и двинулись далее — к Новороссийску. Здесь скопи-
лись остатки деникинских армий, многочисленные тыловые
учреждения и толпы гражданских беженцев.Все эти мас-
сы людей переправлялись в Крым, причем прикрывали эва-
куацию войска Кутепова — недавнего противника Уборе-
вича по Орловско-Кромскому сражению. Иероним Пет-
рович сделал все от него зависящее, чтобы превратить
эвакуацию в настоящий разгром вооруженных сил Юга
России, и не его вина, что добиться этого не удалось. Ско-
рее в этом «вина» Кутепова, до последнего отстаивавше-
го подступы к городу. Тем не менее в Новороссийске крас-
ным остались огромные трофеи, в том числе штабные
вагоны с изображенными на них портретами генералов
Деникина, Улагая, Шкуро. По приказу Уборевича к этим
портретам пририсовали кандалы и в таком виде состав
отправили в Москву.

Следующим этапом в полководческой биографии Убо-
ревича стала война с «панской» Польшей. Здесь он вто-
рично принял командование 14-й армией, прикрывавшей
на сей раз Одесское направление. Состав частей практи-
чески не изменился, а наличие «червонных казаков» вдох-
новило его на идею нового кавалерийского рейда по ты-
лам противника. Вечером 3 июля 1920 г. стрелковая диви-
зия и два бронепоезда прорвали оборону 6-й польской
армии, после чего по отработанной схеме в тыл неприя-
теля пошла конница Примакова. Через три дня Примаков
телеграфировал Уборевичу: «Проскуров взят, штаб 6-й
армии разгромлен, взяты пленные… большие трофеи…
Враг в панике бежит на запад. Генерал Роммер стремится
отвести перепутавшиеся части армии за р. Збруч».
Не только полководческое мастерство, но и какое-то
везение спасало Уборевича от поражений. Так, например,
ему не пришлось участвовать в «освободительном похо-
де» на Варшаву, закончившемся неожиданным и сокру-
шительным поражением красных армий. К тому времени
Иероним Петрович вновь сражался против русских бело-
гвардейцев, теперь уже во главе 13-й армии. В финале
Крымской операции войска Уборевича практически не
участвовали, зато именно они провели начальную стадию
и, овладев Мелитополем, вышли на берега Сиваша…
Наконец, под занавес триумфального для Уборевича
1920 г., ему довелось в третий и последний раз возгла-
вить хорошо ему знакомую 14-ю армию. На сей раз Иеро-
ним Петрович нанес смертельный удар лидеру украинс-
ких националистов Симону Петлюре. Против его полу-
партизанских соединений красный командарм выпустил
отборную и испытанную в боях конницу Котовского и При-
макова, которая менее чем за две недели уничтожила со-
зданную на Правобережной Украине «самостийную» пет-
люровскую республику. Небольшие отряды «черношлыч-
ников» и «черных запорожцев» укрылись на территории
Польши и Румынии…
Очередная победа была омрачена для Уборевича лич-
ной драмой. 4 ноября 1920 г., родив первого ребенка,
в Брянске умерла его жена. Дочь назвали в честь мате-
ри — Надеждой, причем супруга Ленина Н. И. Круп-
ская изъявила желание взять ее на воспитание. Однако
бабушка новорожденной С. А. Дубинина, «поблагода-
рив за сердечную заботу», как ни трудно ей было, оста-
вила внучку у себя.
Следующий, 1921 г., Уборевич провел, гоняясь за от-
рядами Антонова на Тамбовщине и Булак-Балаховича
в Белоруссии. Для военачальника такого калибра это
было слишком мелко, и в 1922 г. он получил назначение
на пост военного министра и командующего войсками
Дальневосточной республики. К тому времени Примо-
рье оставалось последним оплотом Белого движения.
При помощи японцев здесь еще держались части Дите-
рихса и Молчанова. В качестве буфера между Советской
Россией и Японией и была создана Дальневосточная рес-
публика. Блюхер (предшественник Уборевича на посту
военного министра ДВР) разбил белогвардейцев под Во-
лочаевкой, однако развитие этого успеха могло привести
к конфликту со Страной восходящего солнца. Военные дей-
ствия на некоторое время приостановились. Время рабо-
тало на большевиков: под давлением США (опасавшихся
усиления Японии на Дальнем Востоке) самураи начали
эвакуировать свои войска из Приморья. Уборевич тут
же перешел в наступление и после кровопролитного
штурма выбил «земскую рать» воеводы Молчанова из
хорошо укрепленного города Спасска. Развивая наступ-
ление, войска ДВР 25 октября 1922 г. заняли Владиво-
сток. Именно это событие большинство историков
склонны считать датой окончания Гражданской войны
в России…
В последующие годы Иероним Петрович командовал
Северо-Кавказским и Московским военными округами,
занимал должности заместителя наркома по военным
и морским делам и заместителя председателя Реввоенсо-
вета. В 1935 г. вместе с четырьмя другими военачальни-
ками он получил звание командарма 1 ранга (предшество-
вавшее званию маршала).

В 1928 г. Уборевич прошел курс германского Генераль-
ного штаба, а в 1931 г. возглавил приграничный Белорус-
ский военный округ. Теоретические разработки герман-
ских штабистов произвели на него огромное впечатление.
Иероним Петрович опубликовал несколько работ, в кото-
рых предлагал учитывать необходимость модернизации
и механизации армии. Соответствующих принципов он
придерживался и в своей практической деятельности, тому
же учил и своих подчиненных (в том числе будущих мар-
шалов — Жукова, Рокоссовского, Конева, Тимошенко,
Малиновского, Мерецкова, Захарова, Соколовского, Баг-
рамяна). Подобные воззрения сближали Уборевича с Ту-
хачевским и одновременно делали его противником нар-
кома Ворошилова. Борьба между двумя группировками
завершилась победой партии Ворошилова. Благодаря ста-
раниям НКВД Тухачевский и семеро его сторонников,
в том числе Уборевич, были обвинены в организации «ан-
тисоветского военно-фашистского заговора». На суде Иеро-
ниму Петровичу припомнили его литовских родственни-
ков и учебу в Германии. По меркам тогдашней юстиции,
все это неопровержимо доказывало факт работы на инос-
транную разведку. Обвиняемые пытались доказать свою
невиновность, однако всех их топил своими показаниями
бывший «червонный казак» Примаков (арестованный на
год раньше других и уже основательно «обработанный»
следователями).
12 июня 1937 г. по приговору суда Уборевич и другие
обвиняемые были расстреляны. 31 июня 1957 г. Военная
коллегия Верховного суда отменила этот приговор за от-
сутствием состава преступления.
Кутепов и Уборевич были образцовыми военачаль-
никами Гражданской войны — смелыми, энергичными,
способными к нетрадиционным решениям. Не случай-
но в наиболее решительные и драматичные моменты
борьбы именно им доверялось командование на самых
сложных и решающих участках фронта. Поскольку
высшей ступенью для обоих стали должности коман-
дармов, мы не имеем возможности оценивать их стра-
тегические дарования, однако оперативно-тактичес-
кое мастерство как Кутепова, так и Уборевича, от-
мечали все, кто имел счастье (или несчастье) столк-
нуться с ними на поле сражения. Судьба распорядилась
так, что оба военачальника пали жертвой чекист-
ских провокаций. Тем самым лишний раз подтверди-
лось известное наблюдение, согласно которому: побе-
дители на поле сражений отнюдь не всегда выигрыва-
ют битвы со спецслужбами.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий