Йохан Лайдонер

Йохан Лайдонер родился 12 февраля 1884 г. в Вильян-
диском уезде Лифляндской губернии (ныне территория
Эстонии). Отец его был батраком, а мать — дочерью хуто-
рянина, на которого он работал. В шесть лет мальчик сам
научился читать и писать, а в восемь поступил в местную
волостную школу. Вскоре родители Йохана переехали
в Вильянди, где он продолжил учебу сначала в немецкой
начальной, а затем в русской городской школах. Хотя в се-
мье Лайдонеров было четверо детей, родители ухитрялись
оплачивать образование Йохана, возлагая большие надеж-
ды на его будущее. Однако университет оказался им не
по карману, и семнадцатилетнему юноше добровольцем
пришлось вступить в русскую армию.

Отслужив год в Каунасе (в 110-м Камском пехотном
полку), крестьянский сын сумел-таки получить направле-
ние в Виленскую военную школу. В 1905 г. подпоручик
Лайдонер закончил ее лучшим выпускником курса, полу-
чив в качестве поощрения не только золотые часы, но и
право выбирать место будущей службы. Выбор его пал
на квартировавший в грузинском городе Манглис 13-й
лейб-гренадерский Ереванский полк, шефом которого был
сам император. Следующей важной ступенью в карьере
стала Николаевская Академия Генерального штаба. Во
время учебы в столице Йохан женился на студентке кон-
серватории Марии Крушевской — польской дворянке из
старинного рода. Закончив академию в 1912 г., Лайдонер
вернулся в свою часть штабс-капитаном. Через два года
началась Первая мировая война, и уже в составе штаба
3-го Кавказского корпуса он отправился на австрийский
фронт, в Галицию.
Корпус сразу же принял участие в осеннем наступле-
нии, причем Лайдонер в этих боях дважды был ранен и
один раз контужен. К маю 1915 г. вражеское командова-
ние посчитало «кавказцев» обескровленными и решило
перебросить свой 14-й тирольский корпус в Италию. Од-
нако при Сеняве «кавказцы» внезапно обрушились на гру-
зившихся в эшелоны «тирольцев», захватив около 7 тыс.
пленных и 15 орудий. Лайдонер отличился в этой опера-
ции и вскоре с повышением перешел в отдел разведки
штаба Западного фронта.
Первую мировую войну он закончил в чине подполков-
ника и в должности начальника штаба 62-й дивизии. К мо-
менту возвращения на родину (осенью 1917 г.) на его гру-
ди красовались ордена Св. Станислава и Св. Владимира, а
на боку висела Георгиевская сабля «За храбрость». Цар-
ские «побрякушки» в то время уже не ценились, однако
среди местных уроженцев Лайдонер оказался наиболее
опытным и заслуженным военным. В результате именно
ему пришедшие к власти большевики доверили командо-
вание 1-й Эстонской пехотной дивизией, насчитывавшей
в своих рядах почти 50 тыс. солдат и офицеров.
Правда, уже в феврале 1918 г. комдива отправили в от-
ставку, а оккупировавшие край немцы решили арестовать
его как бывшего разведчика. Лайдонеру пришлось уехать
в Петроград, однако места в формирующейся Красной
армии он себе так и не нашел, либо не захотел найти.
В ноябре 1918 г., сразу же после разгрома Германии,
на руинах Балтийского герцогства появились новые госу-
дарства — Эстония, Латвия и Литва. Узнав, что в Ревеле
(Таллине) создано Временное правительство во главе
с К. Пятсом, Лайдонер тут же предложил ему свои услуги.
Угрозу для независимости эстонцев в это время пред-
ставляли не только российские большевики, но и не же-
лавшие убираться из Прибалтики остатки немецких войск.
Пятс в этой ситуации решил опереться на помощь Анг-
лии, Франции и Америки. 12 декабря в Ревеле пришвар-
товалась британская эскадра, и Лайдонеру поручили нала-
дить взаимодействие с союзниками. Затем он же в качестве
главнокомандующего (с 23 декабря) занялся формировани-
ем эстонской армии, в которую кроме местных урожен-
цев вступали и многочисленные добровольцы из Фин-
ляндии и стран Скандинавии. Несмотря на отсутствие
опыта, это войско смогло отразить наступление красных
и уже к марту 1919 г. установить контроль не только над
всей Эстонией, но и над прилегающими русскими терри-
ториями.
Лайдонер за эту кампанию получил звание генерал-
майора. Благодаря полученному от союзников снаряже-
нию он сумел довести свою армию почти до 70 тыс. шты-
ков. Дело, правда, осложнялось отсутствием единства
среди его подчиненных. Значительную часть войска со-
ставлял Северо-Западный корпус, состоявший из русских
белогвардейцев, причем лишь один «атаман» С. Н. Булак-
Балахович считался сторонником независимой Эстонии.
Все прочие командиры с большей или меньшей катего-
ричностью выступали с позиций «единой и неделимой»
Российской империи.
Тем не менее русские и эстонские белогвардейцы по-
пытались наладить совместные действия. 2-я эстонская
дивизия заняла Псков, передав город Булак-Балаховичу.
На нарвском направлении части А. П. Родзянко и 1-я эс-
тонская дивизия овладели Ямгородом. Одновременно вы-
садившийся в Копорской губе Ингерманландский полк
капитана А. Тюни повел наступление вдоль южного побе-
режья Финского залива.
13 июня вспыхнул антибольшевистский мятеж на
фортах Красная Горка и Серая Лошадь. Однако нахо-
дившийся неподалеку Ингерманландский полк то ли не
смог, то ли не захотел помочь восставшим. Красные
оперативно отбили форты, а их гарнизонам пришлось
отступить на соединение с войсками Родзянко. Узнав
о подлинной или мнимой измене союзников, тот при-
казал разоружить Ингерманландский полк, что, в свою
очередь, едва не привело к открытому столкновению
с эстонцами.
У Лайдонера хватило выдержки не доводить дело до
крайности. Он лишь ограничился снятием с себя полно-
мочий командующего Северо-Западным корпусом и отка-
зом от дальнейшего наступления против Петрограда. Впро-
чем, возможно, дело заключалось не в выдержке, а в том,
что у эстонцев попросту уже не хватало сил ни на больше-
виков, ни на Родзянко…
В соседней Латвии главными противниками красных
были остатки германского корпуса Р. фон дер Гольца.
Местные националисты, в свою очередь, раскололись на
сторонников просоюзнической и пронемецкой ориента-
ции. Поскольку эстонцы ориентировались на Антанту, то
они решили помочь своим латышским единомышленни-
кам, что в конечном счете привело к полномасштабной
войне с фон дер Гольцем. В битве у Цесиса немцы потер-
пели поражение, а спустя пару недель эстонцы и латыш-
ские части полковника Земитана вошли в Ригу. Так Лайдо-
нер не только выиграл войну с потомками крестоносцев,
но и помог соседней прибалтийской республике.
Русские белогвардейцы, несмотря на все прошлые раз-
ногласия, также продолжали рассчитывать на его помощь.
Правда, признавать эстонский суверенитет они не спеши-
ли, ссылаясь на отсутствие демократического правитель-
ства. В конце концов представитель союзников полковник
Марш вызвал из Финляндии членов Комитета по делам рус-
ских беженцев и выдвинул ультиматум: либо вы за 40 ми-
нут создаете правительство и подписываете соглашение с не-
зависимой Эстонией, либо… «мы будем вас бросать».
Ультиматум подействовал. На свет появилось Северо-
Западное правительство, наконец-то признавшее Эстон-
скую республику от имени «Белой России». К Н. Н. Юде-
ничу, сменившему А. П. Родзянко, потоком хлынуло ору-
жие и снаряжение, что дало белогвардейцам возможность
к концу сентября развернуть новое наступление против
Петрограда.
Войска Лайдонера приняли участие и в этой операции,
однако и на сей раз дело закончилось поражением. 31 де-
кабря Красная армия остановилась на границе с Эстонией,
а советское правительство вступило в переговоры с Тал-
лином. 2 февраля 1920 г. в Тарту был подписан мирный
договор, по которому Россия признавала «безоговороч-
но независимость и самостоятельность Эстонского госу-
дарства» и отказывалась «добровольно и на вечные вре-
мена от всяких суверенных прав, кои принадлежали Рос-
сии в отношении к Эстонскому народу и земле».
Война за независимость для Лайдонера закончилась.
Эстонское правительство упразднило должность главно-
командующего, присвоив ему в качестве компенсации зва-
ние генерал-лейтенанта. Для многих соотечественников
Лайдонер стал национальным героем, и в сущности нич-
то не мешало ему (подобно Маннергейму или Пилсуд-
скому) со временем претендовать на пост главы государ-
ства. Удобный момент для этого сложился в декабре
1924 г., когда в связи с угрозой большевистского восста-
ния отставному генералу пришлось вновь вернуться на
должность главнокомандующего. Возглавив Союз само-
защиты (Кайтселийт), он быстро и решительно подавил
выступление, после чего вторично вышел в отставку.
До 1929 г. Лайдонер продолжал быть депутатом эс-
тонского парламента, затем работал в Лиге наций и одно-
временно выполнял массу общественных обязанностей
(председатель Олимпийского комитета Эстонии, президент
Ротари-клуба, почетный доктор Тартусского и Таллин-
ского технического университетов, почетный член Акаде-
мии наук). Эстонское правительство подарило ему помес-
тье (где сейчас находится мемориальный музей) и награ-
дило двумя Крестами Свободы (за военные и гражданские
заслуги). Имелись у него и другие ордена: английские
(Св. Михаила и Св. Георгия), французские (Почетного Ле-
гиона), финские (Большой Крест ордена Белой Розы),
польские (Виртути Милитари, Белого Орла, Большой
Крест ордена Польского Возрождения).
Однако, несмотря на весь авторитет Лайдонера в стра-
не и на международной арене, ни президентом, ни тем бо-
лее диктатором Эстонии он так и не стал. Возможно, инте-
рес к карьере пропал у него после самоубийства в 1928 г.
единственного сына Михаэля (супруги в том же году усы-
новили своего племянника Алексея Крушевского), а мо-
жет быть, генерал просто считал, что лучше быть хоро-
шим военным, чем посредственным политиком.
В феврале 1939 г. о полководческих способностях Лай-
донера вспомнили и уже в третий раз назначили его глав-
нокомандующим. Через полгода Москва вынудила Тал-
лин подписать пакт о взаимопомощи, согласно которому
на территории страны появились советские военные базы.
Следующим этапом стала открытая оккупация Эстонии
(летом 1940 г.).
Лайдонер так и не рискнул отдать приказ о вооружен-
ном сопротивлении. Со времени войны за независимость
прошло 20 лет, и с тех пор многое изменилось. 14-тысяч-
ная эстонская армия уже не могла противостоять полу-
миллионной советской группировке. Не приходилось рас-
считывать и на помощь традиционных союзников, Анг-
лии и Франции, занятых в это время борьбой с фашист-
ской Германией.
В новой Эстонии органы НКВД плотно занялись буржу-
азными политиками. Супругов Лайдонеров депортировали
в Россию. В Пензе генерал был арестован (26 июля 1941 г.).
Следствие длилось до марта 1942 г., но потом было приос-
тановлено и возобновилось лишь в феврале 1952 г. На сей
раз оно оказалось очень коротким, и уже 16 апреля Особое
совещание «за активную контрреволюционную и антисовет-
скую деятельность» приговорило Лайдонера к 25 годам тю-
ремного заключения с конфискацией имущества. Свой срок
заключенный № 11 отбывал во Владимирской тюрьме, где
и скончался 13 марта 1953 г. Тело его было погребено этой
же ночью на городском кладбище в могиле, уже занятой
другим узником, бывшим вице-премьером Польши Яном
Янковским. Однако впоследствии захоронение затерялось
среди тысяч безымянных могил других заключенных: рус-
ских, поляков, немцев, японцев

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий