Михаил Васильевич Фрунзе

Отец будущего красного маршала Василий Михайлович Фрунзе по национальности был молдаванином и происходил из крестьян Тираспольского уезда Херсонской
губернии. После окончания фельдшерской школы в Москве он был призван в армию и направлен служить в Туркестан. По окончании службы остался в Пишпеке (впоследствии — г. Фрунзе, ныне — столица Киргизии Бишкек), где устроился фельдшером и женился на дочери крестьян-переселенцев из Воронежской губернии. 21 января1885 г. в его семье родился сын Михаил.

Мальчик оказался на редкость способным. В 1895 г.
из-за смерти кормильца семья оказалась в тяжелом материальном положении, но маленького Михаила удалосьопределить на государственную стипендию в гимназиюгорода Верный (ныне — Алма-Ата), которую он окончил с золотой медалью. В 1904 г. юный Фрунзе отправился
в столицу, где поступил на экономический факультет Политехнического института и вскоре стал членом социал-демократической партии. Все, кто уже тогда соприкасал-
ся с Фрунзе, отмечали его проницательный ум и удиви-
тельное обаяние, при помощи которых он с легкостью
подчинял себе окружающих. Тем не менее можно пред-
положить, что уже тогда за внешностью милого симпатя-
ги скрывался очень честолюбивый и целеустремленный
человек. Показательно, что, решив посвятить себя борьбе
за счастье человечества, он выбрал себе в качестве образ-
ца для подражания отнюдь не какого-нибудь бунтаря или
революционера, а одного из самых жестоких тиранов ази-
атского Средневековья — Тамерлана. Характеризуя по-
следующую деятельность Фрунзе, историк В. Шамбаров
не без удивления отмечает, что «в его действиях мы смо-
жем найти примеры удивительного для большевиков гу-
манизма, идущего вразрез со всеми установками партии.
А можем найти и примеры исключительной жестокости.
Можем найти рыцарское благородство, а можем — чер-
ное коварство. Смотря что в данный момент было выгод-
но для достижения победы, остальное для него не играло
роли».
Свои первые победы в качестве профессионального
революционера Фрунзе (подпольная кличка — товарищ
Арсений) одержал в 1905 г. в Шуе и Иваново-Вознесен-
ске в качестве одного из руководителей местного Совета
рабочих уполномоченных. В декабре того же года сколо-
ченный Фрунзе отряд боевиков отправился в Москву, где
принимал участие в боях рабочих дружин с правитель-
ственными войсками на Красной Пресне. После подавле-
ния московского восстания этот отряд сумел благополуч-
но выбраться из Первопрестольной и вернуться обратно
в Иваново-Вознесенск. Показательно, что столь бурную
революционную деятельность Фрунзе успешно совмещал
с учебой, благополучно сдав экзамены за четыре курса
института.
В 1907 г. в Шуе товарищ Арсений был арестован и при-
говорен к смертной казни по обвинению в покушении на
урядника Перлова. Стараниями адвокатов смертный при-
говор удалось заменить шестью годами каторжных работ.
После окончания срока каторги Фрунзе отправили на по-
селение в деревню Манзурка Верхоленского уезда Иркут-
ской губернии. В 1915 г. за антиправительственную аги-
тацию неукротимого большевика вновь арестовали, од-
нако по дороге в тюрьму ему удалось бежать.
Фрунзе объявился в Чите, где по фальшивым докумен-
там сумел устроиться агентом при статистическом отде-
ле переселенческого управления. Тем не менее личность
его привлекла внимание местных жандармов. Арсению
пришлось вновь сорваться с места и перебраться в Евро-
пейскую Россию. После Февральской революции он стал
одним из руководителей Минского Совета рабочих депу-
татов, затем вновь направился в хорошо ему знакомые
Шую и Иваново-Вознесенск. Во время захвата власти боль-
шевиками в Москве во главе отряда ивановских рабочих
Фрунзе вновь сражался на улицах Первопрестольной.
Назначение командующим 4-й армией Восточного фрон-
та (январь 1919 г.) застало Михаила Васильевича, когда
он находился на посту военного комиссара Ярославского
военного округа.
Следует отметить, что в годы Гражданской войны крас-
ными войсками командовали либо бывшие офицеры цар-
ской армии (Каменев, Егоров, Тухачевский и др.), либо
талантливые выдвиженцы из бывших нижних чинов (Бу-
денный, Чапаев, Ковтюх и др.). Что касается многочи-
сленной плеяды большевиков с дореволюционным ста-
жем, то лишь один человек сумел продемонстрировать да-
рования полководца. Этим человеком был Фрунзе.
Удивительно, но весь его багаж военно-теоретических
знаний ограничивался набором самостоятельно прочитан-
ных книг, носивших преимущественно популярный харак-
тер. Тем не менее, едва заступив на новую должность, он
потряс «военспецов» редким умением схватывать суть
самых сложных тактических и стратегических проблем
и тут же предлагать блестящие и оригинальные решения.
Быстро наведя порядок и дисциплину в вверенных ему
частях, Фрунзе добился новых подкреплений и разреше-
ния сформировать под своим началом еще одну армию.
Таким образом, теперь он стал не просто командармом,
а командующим Южной группой из двух армий.
Его звездный час наступил весной 1919 г., в момент,
когда войска Колчака перешли в общее наступление по
всему Восточному фронту. На южном участке армия ге-
нерала Ханжина одержала серию побед, но при этом на-
столько увлеклась, что подставила свой правый фланг под
удар группировки красных. Фрунзе не замедлил этим вос-
пользоваться…
В ходе трех последовательно проведенных операций —
Бугурусланской, Белебейской и Уфимской — Михаил
Васильевич нанес противнику крупное поражение. Осо-
бо драматичным оказалось сражение за Уфу (8 июня).
Белая бригада из рабочих-ижевцев под звуки «Варшавян-
ки» шла в «психическую» атаку на своих иваново-возне-
сенских собратьев по классу. Фрунзе получил контузию,
а командир 25-й дивизии Чапаев пулеметной пулей с аэро-
плана был ранен в шею. Однако и в этом бою удача вновь
сопутствовала красным.
Слава дальнейших побед над Колчаком досталась в ос-
новном 5-й армии М. Н. Тухачевского, Фрунзе же был
переведен на должность командующего вновь образован-
ным Туркестанским фронтом. До конца года ему удалось
подавить сопротивление уральского казачества и вплот-
ную заняться проблемами Средней Азии.
На своей родине — в Туркестане — Фрунзе успешно
действовал против противника как военными, так и дип-
ломатическими методами. Его образ жизни и манера по-
ведения весьма слабо соответствовали облику «настоя-
щего большевика». В Самарканде он посетил гробницу
своего кумира Тамерлана, в Оше поклонился местной свя-
тыне — камню «Трон Соломона». На берегах Амударьи
устраивал грандиозные кабаньи гоны, а при визитах в се-
ления местные жители устраивали в его честь традицион-
ную «байгу» — козлодрание.
Ему удалось переманить на сторону Советской власти
двух влиятельных предводителей басмачей Мадамин-бека
и Ахунджана, отряды которых превратились в Узбекский
Маргиланский и Тюркский кавалерийские полки (чтобы
ни одному из курбашей не было обидно, и тот и другой
полк получили порядковый номер 1-й). В августе-сентяб-
ре 1920 г. под предлогом помощи восставшим народным
массам Фрунзе провел успешную кампанию, завершившу-
юся ликвидацией Бухарского эмирата.
Несомненно, Михаил Васильевич весьма комфортно
чувствовал себя в роли «азиатского проконсула», но вско-
ре он потребовался партии на более ответственном учас-
тке. 26 сентября Фрунзе принял командование Южным
фронтом, действовавшем против Врангеля. Здесь «черный
барон» предпринял очередную попытку вырваться из Кры-
ма на просторы Украины. Подтянув резервы, «красный
маршал» обескровил войска противника упорными обо-
ронительными боями и затем перешел в контрнаступле-
ние. Неприятель откатился обратно в Крым. Не давая про-
тивнику закрепится, в ночь на 8 ноября Фрунзе нанес ком-
бинированный удар — в лоб по Турецкому валу и через
Сиваш на Литовский полуостров. Неприступная крепость
Крым пала…
Ядро армии Врангеля и масса беженцев (в общей слож-
ности более 140 тыс. человек) сумели эвакуироваться в
Турцию. Тем не менее в расчете на обещанную Фрунзе
амнистию многие белогвардейцы остались на Родине.
Ленин из Москвы сурово одернул своего любимца за «уди-
вительную уступчивость», после чего по Крыму прокати-
лась волна репрессий. По разным данным, стараниями
«чрезвычаек» с ноября 1920 по апрель 1921 г. было казне-
но от 30 до 80 тыс. врагов Советской власти. У Фрунзе
эта волна кровавого террора вряд ли вызывала одобре-
ние, но в данном случае он оказался в положении «Пила-
та, умывающего руки».
После битвы за Крым «красный маршал» руководил
операциями против своего бывшего союзника Махно.
В лице легендарного батьки он нашел достойного против-
ника, сумевшего противопоставить действиям регулярной
армии тактику летучих партизанских отрядов. Одна из
стычек с махновцами даже едва не закончилась гибелью
или пленением самого Фрунзе. В конце концов Михаил
Васильевич принялся бить батьку его же оружием, создав
специальный летучий корпус, постоянно висевший на хво-
сте Махно. Одновременно в зоне боев была увеличена
численность и налажена координация между отдельными
гарнизонами и частями особого назначения (ЧОН). В кон-
це концов обложенный, как волк, батька предпочел пре-
кратить борьбу и уйти в Румынию.
Эта кампания оказалась последней в военной биогра-
фии Фрунзе. Еще до окончательной ликвидации махнов-
щины он возглавил Чрезвычайную дипломатическую мис-
сию в Турцию. По возвращении Михаил Васильевич за-
метно повысил собственный статус как в партийной, так
и в военной иерархии, став кандидатом в члены Политбю-
ро и начальником штаба Красной армии. В январе 1925 г.
Фрунзе достиг вершины своей карьеры, сменив Л. Д. Троц-
кого на постах народного комиссара по военным и мор-
ским делам и председателя Реввоенсовета СССР.
Несомненно, для должности наркомвоенмора Фрунзе
оказался идеальной кандидатурой. После побед над Кол-
чаком и Врангелем бывшие царские офицеры без возра-
жений признавали его авторитет и компетентность в во-
енных вопросах. С другой стороны, подозрительно косив-
шиеся на военспецов старые ленинцы видели в Михаиле
Васильевиче заслуженного большевика с дореволюцион-
ным стажем, «плоть от плоти большевистской партии».
Наконец, собственная героическая биография, демокра-
тизм и явно выраженные черты харизматического лидера
обеспечивали ему популярность в войсках и широких
массах населения.
Держась на расстоянии от партийных склок, Фрунзе
активно проводил реорганизацию Красной армии, расстав-
ляя на узловых постах людей, с которыми был связан со-
вместной работой в годы Гражданской войны. Заметим,
что тогда, в 1925 г., исход борьбы между сталинской ге-
неральной линией и всевозможными правыми и левыми
уклонами отнюдь не был предрешен, и вопрос о настрое-
ниях в армии носил отнюдь не праздный характер. Для
большинства представлялось очевидным, что армия пой-
дет за своим наркомом, однако позиция самого наркома
отнюдь не была очевидной. Многие наблюдатели даже
видели во Фрунзе возможного претендента на роль воен-
ного диктатора — российского Бонапарта. С учетом всех
этих факторов, нетрудно понять, почему внезапная смерть
наркомвоенмора 31 октября 1925 г. породила множество
загадочных слухов.
Согласно официальным сообщениям, Михаил Василь-
евич скончался после неудачной операции на язву. Пого-
варивали, что операция отнюдь не была необходимой и что
на операционный стол Фрузе лег едва ли не по прямому
указанию Политбюро, после чего фактически был заре-
зан эскулапами. Хотя версия эта вполне может соответ-
ствовать действительности, говорить о ней как о чем-то
очевидном вряд ли возможно. Тайна смерти Фрунзе на-
всегда так и останется тайной.
Жена наркомвоенмора Софья Алексеевна после смер-
ти супруга покончила жизнь самоубийством. Сын Михаила Васильевича, Тимур, воспитывался в семье К. Е. Ворошилова, стал военным летчиком и погиб в воздушном
бою 19 января 1942 г. Стараниями пропаганды его героическая смерть была описана едва ли не во всех школьныххрестоматиях, но по известности Тимур, конечно же, уступал отцу — лучшему из «красных маршалов».
Что же объединяет двух непримиримых врагов: Колчака и Фрунзе? Здесь и простые совпадения на бытовом уровне (у обоих отцов звали Василиями, а жен — Софьями), и общие черты характера (оба были людьми незаурядной воли и мужества), и неоднозначность репутации (в адрес обоих до сих пор звучат обвинения в честолюбии и излишней жестокости), и, наконец, своеобразная незавершенность судьбы (оба при определенном стечении обстоятельств могли бы стать военными диктаторами а-ля Бонапарт). Как полководец Фрунзе был на голову выше Колчака, но это вполне компенсируется достоинствами адмирала как ученого и флотоводца. В целом же все сходства и совпадения носят вторичный характер по сравнению с главным — и Фрунзе, и Колчак сражались за счастье России. Другое дело, что понимали они это счастье по-разному.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий