Николай Николаевич Юденич

Родился Николай Николаевич Юденич 18 июля 1862 г.
в Москве. Отец его происходил из дворян Минской гу-
бернии, служил на разных чиновных должностях и ушел
в отставку в звании коллежского советника. Сын выбрал
карьеру военного и по окончании 3-го Александровского
училища получил звание подпоручика лейб-гвардии Ли-
товского полка.
Всего двумя годами ранее закончилась очередная Рус-
ско-турецкая война; следующая война (русско-японская)
разразилась только через четверть века. В мирное время
воинские звания присваиваются медленно, так что к соро-
ка годам Юденич дослужился лишь до полковника. К тому
времени он окончил Николаевскую военную академию,
женился на Александре Николаевне Жемчуговой и полу-
чил под командование 18-й стрелковый полк.

Начавшаяся война с Японией предоставила ему шанс
выдвинуться по службе. В неудачной для русских битве
под Мукденом (февраль 1905 г.) полк Юденича ходил
в штыковую атаку и оказался одной из немногих частей,
сумевших успешно сдержать натиск наседавшего против-
ника. Николаю Николаевичу это сражение принесло зва-
ние генерал-майора и обратило на него внимание выше-
стоящего командования.
Первую мировую войну Юденич встретил в чине гене-
рал-лейтенанта и в должности начальника штаба Кавказ-
ского военного округа. В октябре 1914 г. Турция высту-
пила на стороне Германии и сразу же перешла к актив-
ным действиям. В районе Сарыкамыша неприятелю удалось
загнать в «мешок» основные силы русских. Пытаясь спас-
ти положение, Ставка назначила командующим Кавказс-
кой армией генерала Юденича, которому в короткое вре-
мя удалось кардинально переломить ситуацию. Почти
проигранное Сарыкамышское сражение обернулось бле-
стящей победой и стоило туркам более 90 тыс. убитыми
и замерзшими (наши потери были в три, а то и четыре
раза меньше).
В июле 1915 г. неприятель попытался взять реванш,
перерезав растянутые коммуникации русских в долине
Северного Евфрата. Молниеносный контрудар Юденича
заставил противника отказаться от этого замысла. Линия
фронта еще глубже продвинулась по вражеской террито-
рии. На очереди оказалась главная твердыня азиатской
Турции — Эрзерум.
Целый укрепленный район, сооруженный по последне-
му слову инженерного искусства, был взят после пяти-
дневного штурма (3 февраля 1916 г.), причем взят зимой,
т. е. во время, считающееся максимально неудобным для
подобных предприятий. За столь выдающийся подвиг
Юденич (последним среди русских полководцев) получил
орден Св. Георгия 2-й степени. Наконец, весной того же
года Кавказская армия овладела портом Трапезунд. Фа-
ктически турецкие армии в Малой Азии оказались на гра-
ни разгрома и продолжали держаться исключительно бла-
годаря помощи своего германского союзника. Однако на-
чавшаяся Февральская революция прервала военные
триумфы Юденича.
Весть об отречении императора Николай Николаевич
воспринял спокойно. От Временного правительства он даже
получил очередное повышение, став главнокомандующим
всего Кавказского фронта. Тем не менее Юденич намного
раньше других генералов оценил опасность «демократиза-
ции» армии. Кроме того, у него начались трения с англича-
нами, пытавшимися «загребать жар» руками русского со-
юзника. В марте 1917 г. ввиду плохого снабжения и общей
усталости войск он прекратил наступление на Багдадском
и Пенджабском направлениях, отведя свои корпуса в райо-
ны базирования. Вдобавок Юденич отправил в Петроград
докладную записку, в которой весьма скептически оцени-
вал дальнейшие перспективы вооруженной борьбы. Вре-
менное правительство тут же отстранило строптивого глав-
нокомандующего и отозвало его в столицу.
После Октябрьского переворота Юденич создал в Пет-
рограде нелегальную организацию из бывших офицеров.
Вскоре он узнал, что представитель другой антибольше-
вистской группы ротмистр П. фон Розенберг заключил
тайный договор с германским командованием. Бывшие
противники обещали помочь в создании русских добро-
вольческих войск для похода на Петроград. В качестве
командующего этой армии немцы видели три возможные
кандидатуры из числа «русских генералов с популярным
боевым именем» — Келлер, Юденич или Гурко.
Первоначально остановились на яром монархисте гра-
фе Келлере (единственном командире корпуса, наотрез
отказавшемся присягать Временному правительству), но
тот находился в Киеве, и армию начали создавать без него.
В занятом немцами Пскове было выделено общежитие для
бежавщих из «Совдепии» офицеров. К концу 1918 г. та-
ких беглецов набралось достаточно, чтобы создать Север-
ную армию из 3 тыс. человек. Временно ее возглавил пол-
ковник Г. Г. фон Неф.
Однако поражение Германии в Первой мировой войне
едва не поставило всю затею под угрозу. Советское пра-
вительство аннулировало Брестский мир. Красные выби-
ли Северную армию из Пскова и занялись освобождени-
ем Прибалтики. Потрепанным отрядам фон Нефа ничего
не оставалось, как присоединиться к эстонским частям под
командованием И. Я. Лайдонера. Тем временем в Киеве
от руки петлюровцев погиб граф Келлер. Для остатков
Северной армии вновь стал актуальным вопрос о коман-
дующем, и здесь опять всплыла фигура Юденича.
К тому времени Николай Николаевич перебрался в не-
давно получившую независимость Финляндию. Фактичес-
ким главой страны был ярый антибольшевик и экс-гене-
рал царской армии Г. Маннергейм. Здесь же обосновался
Русский комитет, составленный из влиятельных полити-
ков и предпринимателей. В мае 1919 г. сгруппировавшие-
ся вокруг Юденича члены комитета создали нечто вроде
правительства, призванного управлять освобожденными
от большевиков территориями Северо-Запада России.
Правда, эти территории еще предстояло освободить, но
здесь Николай Николаевич рассчитывал на помощь «бе-
лофиннов» Маннергейма, «белоэстонцев» Лайдонера,
а также бывших союзников (англичан, французов и аме-
риканцев).
24 мая верховный правитель России адмирал Колчак
назначил Юденича командующим всеми русскими бело-
гвардейскими войсками в Прибалтике. К тому времени
бывшая Северная армия стала именоваться Северо-Запад-
ной, а возглавлял ее напористый (хотя и не слишком да-
ровитый) генерал А. П. Родзянко. В мае-июне при помо-
щи эстонцев его части довольно близко подобрались
к Петрограду, однако затем между Родзянко и Лайдоне-
ром начались трения. Красные, в свою очередь, перешли
в контрнаступление, и к августу Северо-Западная армия
удерживала лишь узенький клочок собственно русской
земли с уездным городком Гдовом в качестве столицы.
Прибытие Юденича армия встретила настороженно,
считая его чужаком, однако вскоре мнение это измени-
лось в лучшую сторону. Новый командующий неплохо
сработался с Родзянко. Признав независимость Эстонии,
он тем самым вновь заручился поддержкой Лайдонера.
К власти в Финляндии пришла «партия мира», возглавля-
емая президентом Стольбергом, но зато от союзников ста-
ли поступать давно ожидаемые оружие и боеприпасы.
В конце сентября Северо-Западная армия перешла в ре-
шительное контрнаступление. Казалось, для Юденича
вновь вернулись времена Сарыкамыша и Эрзерума. Вкли-
нившись между 7-й и 15-й армиями красных, его войска
заняли Ямбург и Лугу. Затем настал черед питерских при-
городов — Гатчины, Красного Села, Царского Села (пере-
именованного большевиками в Детское Село), Павловска.
21 октября на Пулковских высотах накал противобор-
ства достиг своего апогея. Большевики бросали в бой все
новые резервы и в конце концов сумели остановить про-
тивника. Наркомвоенмор Троцкий назвал этот день пере-
ломным в сражении за Петроград. Теперь он готовился к
контрудару, а из Москвы ему телеграфировал Ленин:
«Если наступление начато, нельзя ли мобилизовать еще
тысяч 20 питерских рабочих плюс тысяч 10 буржуев, по-
ставить позади их пулеметы, расстрелять несколько сот
и добиться настоящего массового напора на Юденича?».
Троцкий считал, что можно, и практически безоружные
толпы людей гнались в бой, на верную смерть. Только на
Пулковских высотах красные потеряли около 10 тыс. че-
ловек; практически столько же, сколько составляла вся
армия Юденича.
И все же благодаря большой крови и подавляющему
численному превосходству большевики добивались успе-
ха. 23 октября белым пришлось оставить Павловск и Цар-
ское Село. Юденич попытался взять реванш. Ударная груп-
па полковника Пермикина овладела Ропшей, Кипенью
и Высоцким, но тут напомнила о себе отброшенная на юго-
восток 15-я армия красных. Теперь она также развернула
наступление, без боя захватила Лугу и ринулась на Гдов.
Перед Северо-Западной армией замаячила перспектива
окружения. Юденичу ничего не оставалось, как начать
отход к эстонской границе. Устроить ему «котел» крас-
ные так и не смогли. Добили его части бывшие товарищи
по оружию.
На гребне успеха красные готовились предъявить счет
новорожденному эстонскому государству за ту поддерж-
ку, которое оно оказывало Юденичу и его предшествен-
нику.
Прибалтам ничего не оставалось, как демонстрировать
большевикам свое миролюбие. На территории Эстонии
Северо-Западная армия была разоружена. Содаты и граж-
данские беженцы оказались в лагерях за колючей прово-
локой. Большинство из них впоследствии отправились на
прокладку дорог и лесозаготовки, т. к. эстонское прави-
тельство не могло допустить, «чтобы столь большие мас-
сы кормились, не давая в обмен своей работы» (хотя кор-
мились они вовсе не за счет прибалтийского государства,
а за счет американской продовольственной миссии).
Один из очевидцев этих событий писал: «Русских нача-
ли убивать на улицах, запирать в тюрьмы и концлагеря,
вообще притеснять всеми способами. С беженцами из
Петроградской губернии, число коих было более 10 тыс.,
обращались хуже, чем со скотом. Их заставляли сутками
лежать при трескучем морозе на шпалах железной доро-
ги. Масса детей и женщин умерли. Все переболели сып-
ным тифом. Средств дезинфекции не было. Врачи и сест-
ры при таких условиях также заражались и умирали. Во-
обще картина бедствия такова, что если бы это случилось
с армянами, а не с русскими, то вся Европа содрогнулась
бы от ужаса».
Вероятно, в благодарность за подобное обращение со
своими врагами по Тартускому мирному договору боль-
шевики уступили Эстонии около тысячи квадратных ки-
лометров собственно русских (псковских) земель.
Что касается Юденича, то ему припомнили упорство,
проявленное при обсуждении вопроса об эстонской неза-
висимости. Генерал был арестован и отпущен лишь по
настоянию французов.
Некоторое время он проживал в английской миссии,
а затем эмигрировал сначала в Великобританию, затем во
Францию. Перед отъездом он выдал ордера на подотчет-
ные ему денежные суммы (227 тыс. фунтов стерлингов
и 115 млн эстонских марок). Все эти средства он просил
израсходовать на обеспечение бывших чинов Северо-За-
падной армии.
За границей Николай Николаевич почти полностью
устранился от участия в политической жизни русской
эмиграции. Однако через газеты он продолжал вниматель-
но следить за событиями в Советской России. Скончался
Юденич в Каннах 5 октября 1933 г.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий