Петр Николаевич Краснов

Род Красновых издавна был славен на Дону. Первый
известный представитель этого семейства Иван Кузьмич
Краснов скончался от раны, полученной за два дня до Бо-
родинского сражения, став единственным казачьим гене-
ралом, погибшим в Отечественную войну 1812 г. Сын и
внук героя — оба Иваны Ивановичи — также дослужи-
лись до генеральских званий.

В Крымскую войну при обороне Таганрога Иван Ива-
нович-младший и его сын Николай (правнук Ивана Кузь-
мича Краснова и отец нашего героя) во главе своих каза-
ков атаковали и захватили севшую на мель английскую ка-
нонерку. Этот эффектный бой конницы против флота вызвал
большой резонанс в тогдашней европейской прессе.
При этом оба Красновых были не только кавалериста-
ми, но и литераторами. Иван Иванович-младший написал
массу очерков по истории казачества, а Николай Ивано-
вич составил хрестоматийный труд «Военно-статистичес-
кое описание земли Войска Донского».
Фамильные способности Красновых перешли по на-
следству к сыну Николая Ивановича — Петру. Родился
он в 1869 г. в Санкт-Петербурге. Как и другие представи-
тели казачьей аристократии, Красновы предпочитали жить
в столице, однако приписаны они были к станице Вешен-
ской, где им даже полагались земельные паи.
Являясь человеком широко образованным и сугубо
светским, Петр Николаевич несколько романтизировал
и идеализировал «родину предков», довольно слабо раз-
бираясь в подлинных реалиях казачьей жизни. Впослед-
ствии этот романтизм и идеализм будут стоить ему многих
ошибок.
В 1889 г. Краснов закончил 1-е Павловское военное
училище по первому разряду. Имя его было занесено на
мраморную доску. Имея право самостоятельно выбрать
место службы, Петр Николаевич отдал предпочтение вто-
рому по престижности среди казачьих полков — лейб-
гвардии Атаманскому. С 1891 г. он начинает активно пуб-
ликоваться в печати, затем поступает в Академию Гене-
рального штаба, но вылетает оттуда после первого курса.
Литературная деятельность не очень удачно сочеталась
с учебой.
В 1897 г. Краснов командовал конвоем, сопровождав-
шим посольство к эфиопскому негусу Менелику II. В Ад-
дис-Абебе казаки потрясли негуса лихой джигитовкой,
причем сам Петр Николаевич был в этих упражнениях
одним из первых.
Вернувшись из африканского путешествия, Краснов
женился на Лидии Федоровне Гринейзен (дочери действи-
тельного статского советника). В последующие пятнад-
цать лет он участвовал в двух войнах (в 1900 г. — против
китайцев и в 1904—1905 гг. — против японцев) и продол-
жал писать, писать, писать… Из-под его пера выходят книги
по казачьей истории («Атаман Платов», «Донцы», «Ата-
манская памятка» и др.), сборники путевых и военных
очерков («Казаки в Африке», «Казаки в Абиссинии»,
«Борьба с Китаем», «По Азии»), романы («Любовь абис-
синки», «В житейском море», «Погром» и др.).
В самом начале Первой мировой войны Краснов во
главе своего 10-го Донского полка лихо прошелся по ав-
стрийским тылам, за что был удостоен Георгиевского ору-
жия и произведен в генерал-майоры. Как военачальник он
выделялся редким умением водить свои части в картинно-
красивые атаки и при этом почти не нести потерь.
В августе 1917 г. Временное правительство доверило
ему командование не слишком благонадежным 3-м кон-
ным корпусом, еще недавно считавшимся главной удар-
ной силой корниловского мятежа.
К главе «временных» Керенскому Краснов относился
с неприязнью, однако все-таки считал его меньшим злом
по сравнению с большевиками. Именно поэтому, когда
Керенский бежал из восставшего Петрограда, Петр Ни-
колаевич не отказал ему в помощи и двинул свой корпус
на столицу.
Отряды Краснова заняли Гатчину и Царское Село, од-
нако 30 октября под Пулково были остановлены много-
кратно превосходящими силами большевиков. Заключи-
ли перемирие, и в Гатчину прибыли парламентеры. Ка-
заки предложили им своеобразный размен: «Мы вам —
Керенского, а вы нам — Ленина… Ухо на ухо поменя-
ем». Пока шли переговоры, Гатчину заполнили много-
тысячные толпы революционных солдат и матросов в ко-
торой горсточка казаков совершенно затерялась. Керенский
бежал, а Краснова под предлогом переговоров доставили
в Смольный.
Впоследствии большевики утверждали, что именно
тогда Петр Николаевич дал честное слово не воевать про-
тив Советской власти. Сам Краснов заявлял, что никако-
го честного слова не давал, а отпустили его исключитель-
но по требованию казаков. Вся эпопея с походом на Пет-
роград закончилась тем, что 3-й корпус во главе с его
командиром получили гарантии беспрепятственного воз-
вращения на Дон.
В феврале 1918 г., распустив своих казаков по домам,
Петр Николаевич прибыл в донскую столицу Новочер-
касск. Вскоре город оказался в руках красных, и Красно-
ву пришлось укрыться в станице Константиновской.
Однако уже в апреле бесчинства красногвардейских
отрядов и попытки передела казачьих земель в пользу
«иногородних» вызвали на Дону массовое антибольше-
вистское движение. Вдобавок с Кубани из своего «Ледя-
ного» похода вернулась Добровольческая армия генера-
ла Деникина. К началу мая при помощи добровольцев
казаки отбили несколько станиц, овладели Новочеркас-
ском и крупнейшим городом Донской области Ростовом.
16 мая в казачьей столице собрался так называемый
Круг Спасения Дона, провозгласивший Краснова новым
Донским атаманом. Петр Николаевич добился для себя
почти диктаторских полномочий, заявив делегатам: «Твор-
чество никогда не было уделом коллектива. Мадонну Ра-
фаэля создал Рафаэль, а не комитет художников». Несмот-
ря на столь трескучее и претенциозное заявление, Краснов
довольно быстро сумел доказать, что кроме писательского
дарования он владеет незаурядными талантами политика
и администратора.
Вплоть до «восстановления единой России» Дон про-
возглашался независимым государством. Вводились но-
вые гимн («Всколыхнулся, взволновался православный
тихий Дон»), герб (голый казак, сидящий при оружии вер-
хом на винной бочке) и флаг (сине-желто-алый, символи-
зировавший «три народности, издревле живущие на дон-
ской земле», — казаков, калмыков и русских). На освобож-
денной от красных территории быстро восстанавливалась
нормальная жизнь: открывались новые школы, работали
заводы и фабрики, по расписанию ходили поезда и даже
извозчики брали с клиентов по дореволюционным расцен-
кам. С немцами, оккупировавшими соседнюю Украину,
Краснов установил союзнические отношения, поставляя
им в огромных количествах зерно и получая в обмен по
бросовым ценам оружие с трофейных складов русской
армии.
К концу лета Донская республика достигла пика свое-
го могущества. Ее вооруженные силы составляли около
30 тыс. пехоты и такое же количество конницы, 175 ору-
дий, 4 бронепоезда, 20 аэропланов плюс находящаяся
в стадии формирования 20-тысячная молодая армия из
19—20-летних призывников. В этот момент Ленин счи-
тал, что у Советской власти есть два главных врага —
«чехословаки и Краснов».
Против красных казаки сражались плечом к плечу с Доб-
ровольческой армией, руководство которой твердо придер-
живалось англо-французской ориентации и считало себя
в состоянии войны не только с большевиками, но и с немца-
ми. Краснов же считался «германофилом», и в конце кон-
цов дружба с «тевтонцами» вышло ему боком. В ноябре
1918 г. Германия проиграла Первую мировую войну. По-
бедившая Антанта выразила намерение помочь сверже-
нию Советской власти оружием, припасами и войсками,
однако требовала перехода всех антибольшевистских сил
на юге России в подчинение Деникина. Фактически это
означало отставку Краснова.
Петр Николаевич еще мог бы сохранить свой пост, но
как раз в этот момент его войска начали терпеть пораже-
ния. Соседняя же Добровольческая армия, наоборот, одну
за другой одерживала блестящие победы на Северном
Кавказе. 14 февраля 1919 г. очередной Войсковой круг
потребовал отставки командующего Донской армией Де-
нисова и начальника штаба Полякова. Петр Николаевич
заявил, что убрать от него этих лиц все равно, что «обру-
бить ему обе руки», и сложил с себя обязанности войско-
вого атамана. После бурных дискуссий отставка Красно-
ва была принята. Принеся его в жертву, делегаты небе-
зосновательно рассчитывали на получение помощи от
союзников и Добровольческой армии. Именно поэтому
новым войсковым атаманом выбрали старого соратника
Деникина генерала А. П. Богаевского.
Через пять дней после круга на новочеркасском вокза-
ле состоялись торжественные проводы Краснова. Петр
Николаевич отбыл за границу, но уже осенью 1919 г. вер-
нулся в Россию и вступил в Северо-Западную армию
Юденича. Во время похода на Петроград он руководил
отделом пропаганды армии, затем, после отхода Юдени-
ча в Прибалтику, принимал участие в переговорах с эс-
тонским правительством.
Начиная с 1920 г., Краснов жил сначала в Берлине, за-
тем в Париже. Здесь он вновь вспомнил о своем ремесле
писателя. Опубликованные им романы «От двуглавого
орла к красному знамени», «Все проходит», «Опавшие
листья», «Единая и неделимая», «Цареубийцы» и др.
пользовались большим успехом у читающей публики и
были переведены на многие европейский языки. Показа-
тельны названия еще двух романов Краснова: «Ненависть»
и «Понять — простить». Сам Петр Николаевич «понять-
простить» так и не смог…
Он приветствовал нападение Германии на Советский
Союз и в 1944 г. возглавил так называемое Управление
казачьих войск при Министерстве восточных террито-
рий. Созданные при его участии казачьи части вместе с нем-
цами сражались против Красной армии и югославских
партизан.
После разгрома Германии эти формирования попыта-
лись укрыться на оккупированной англичанами терри-
тории. Однако британцы не желали ссориться со свои-
ми союзниками. Несколько тысяч казаков были переда-
ны советскому командованию. Не избежал этой участи
и Краснов.
В начале июня 1945 г. он был доставлен в Москву и за-
ключен в Лубянскую тюрьму. Судебное разбирательство
длилось полтора года, и лишь 17 января 1947 г. «Правда»
опубликовала сообщение о казни через повешение шести
«агентов германской разведки» и «главарей вооруженных
белогвардейских частей в период Гражданской войны».
Первой в списке осужденных стояла фамилия бывшего
атамана Всевеликого Войска Донского Петра Николаеви-
ча Краснова.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий