Семен Михайлович Буденный

Семен Михайлович Буденный родился 25 апреля 1883 г.
на хуторе Козюрин (неподалеку от станицы Платовской),
в области Войска Донского. Происходил он из семьи так
называемых «иногородних» — крестьян, переселивших-
ся на казачьи земли Дона и Кубани после реформы 1861 г.
Большинство переселенцев либо вообще не имели соб-
ственных наделов, либо арендовали небольшие участки
и, естественно, испытывали далеко не лучшие чувства к ко-
ренным обитателям этих мест — казакам, чьи обширные
земельные владения зачастую оставались необработанны-
ми. Между тем сами казаки отнюдь не желали делиться
излишками земли, ссылаясь на то, что в гораздо больших
масштабах несут тяготы воинской повинности.

Действительно, в отличие от казаков, служивших фак-
тически до 38-летнего возраста, «иногородние» отбыва-
ли воинскую повинность на общих основаниях (4—5 лет).
Между тем среди них довольно часто встречались лихие
наездники, вследствие чего «иногородние» призывники,
как правило, попадали в регулярные кавалерийские час-
ти — драгунские, гусарские, уланские. Одним из таких на-
ездников оказался и Семен Буденный, успевший поучаство-
вать в Русско-японской войне и до 1907 г. проходивший
службу в Приморском драгунском полку. Отличный мас-
тер джигитовки и великолепный фехтовальщик, он был
командирован в Петербург в школу наездников при Выс-
шей офицерской кавалерийской школе. Не раз Буденный
брал призы на конных соревнованиях, однако остаться
в столице ему не удалось. Командование полка отозвало
столь ценного специалиста обратно на Дальний Восток.
После окончания срока службы Семен Михайлович ос-
тался на сверхсрочную и к началу Первой мировой вой-
ны имел звание старшего унтер-офицера (на должности
вахмистра).
Сначала в рядах 18-го Северского драгунского полка
он сражался на Западном фронте, затем попал на Кавказ-
ский. За проявленный героизм получил четыре Георгиев-
ских креста и четыре медали, однако в офицеры так и не
выбился. Уже после Февральской революции драгунскую
дивизию перебросили в Белоруссию, где она довольно бы-
стро стала разлагаться. К моменту Октябрьского перево-
рота часть фактически полностью «самораспустилась».
Буденный последовал примеру однополчан и уже в кон-
це ноября 1917 г. (за три месяца до официальной демоби-
лизации русской армии) вернулся на родину — в Платов-
скую, прихватив из части казенные седло и оружие.
В феврале 1918 г. «иногородние» провозгласили в Пла-
товской Советскую власть. В окружной станице Велико-
княжеской состоялся съезд Советов, на котором Буден-
ного избрали заведующим местным земельным отделом.
Однако вскоре из Сальских степей начал наступление бе-
локазачий отряд генерала Попова. Пали и Платовская,
и Великокняжеская. Семен Михайлович со своим братом
Денисом и еще пятью товарищами укрылись на хуторе
Козюрин. Вскоре к ним присоединились еще 17 человек.
Во главе этого небольшого отряда Буденный лихим нале-
том отбил родную станицу и освободил арестованных.
Тем не менее дни Советской власти на Дону были со-
чтены. Отдельные группы красных начали стягиваться
к станции Куберле под защиту бронепоездов, построен-
ных рабочими Донбасса. Здесь все разрозненные группы
объединились в сводный отряд под командованием Шев-
коплясова. Кавалерию отряда возглавил бывший вахмистр
Думенко, а его заместителем стал Буденный. На совеща-
нии в Дубровском некоторые бойцы предложили создать
еще и отрядный комитет, однако Семен Михайлович, ви-
димо, понимал, что время митингов уже прошло, и вы-
двинул контрпредложение — инициаторов создания коми-
тета арестовать и отправить в Царицын. Присутствовав-
ший на совещании уполномоченный ЦК И. В. Сталин
положительно оценил такую сознательность: «Выступле-
ние товарища Буденного в основном правильное…».
Впоследствии конница Думенко отважно сражалась
под Царицыном. Сначала она именовалась 1-м Социалис-
тическим кавалерийским полком, затем бригадой, еще
позже дивизией. В ходе всех этих метаморфоз Семен
Михайлович продолжал оставаться при Думенко вторым
номером. За разгром Астраханской дивизии генерала
Виноградова под Гнилоаксайской его наградили орденом
Красного Знамени. В феврале 1919 г., проведя удачный
рейд по тылам противника, Буденный вернулся к своим и
сменил заболевшего тифом Думенко на посту начальни-
ка Отдельной кавалерийской дивизии. 24 марта Буденно-
го утвердили на этой должности, а дивизию переименова-
ли в 4-ю.
Подобно своему «оппоненту» Шкуро, Семен Михай-
лович обладал изрядной долей самокритики и в случаях,
когда штабные спрашивали его мнение по поводу очеред-
ной операции, обычно отвечал: «А это вы как знаете. Мое
дело — рубать». Вопросами идеологии он также не инте-
ресовался и, следовательно, никогда не был замечен ни
в каких оппозициях. Секретарь Сталина Б. Бажанов сле-
дующим образом рассказывает о том, как в «незабывае-
мом 1919-м» лихой «рубака» стал членом партии. «В ка-
кой-то момент Буденный в знак внимания получил из
Москвы подарки: автомобиль и партийный билет. Несколь-
ко встревоженный Буденный созвал главарей своей бан-
ды. “Вот, братва, — доложил он, — прислали мне из
Москвы автомобиль и вот это”. Тут бережно, как хруп-
кую китайскую вазочку, положил он на стол партийный
билет. Братва призадумалась, но по зрелом размышлении
решила: “Автомобиль, Семен, бери; автомобиль — это
хорошо. А “это” (партбилет), знаешь, хай лежит: он хле-
ба не просит”».
Бажанов неспроста называет буденновцев бандой. В ус-
ловиях Гражданской войны убийства пленных, погоня за
трофеями и грабежи мирного населения были обычной
практикой как для красных, так и для белых, однако даже
на этом фоне подчиненные Семена Михайловича отлича-
лись особой разнузданностью…
Весной 1919 г. части Буденного вместе с 6-й кавале-
рийской дивизией Апанасенко прикрывали отступление
10-й Красной армии от Маныча. В Царицыне обе дивизии
объединили в Конный корпус Буденного. После падения
«красного Вердена» Семен Михайлович предложил фор-
сировать со своим корпусом Дон, разгромить железнодо-
рожную станцию Миллерово (где находилось командова-
ние Донской армии), пройтись по тылам белых и выйти
к своим в районе Воронежа. Однако кавалерия противни-
ка оказалась более резвой. С зеркальной точностью ско-
пировав этот замысел, генерал Мамонтов разгромил тылы
красных и благополучно соединился с корпусом Шкуро.
Красный фронт начал откатываться назад, и вскоре бело-
казаки уже во второй раз за месяц взяли Воронеж. Ревво-
енсовет республики приказал корпусу Буденного отбить
город.
В ходе боев местного значения красным удалось суще-
ственно ослабить противника. Шкуро засел в Воронеже
и, кажется, не проявлял готовности к активным действи-
ям. Желая выманить его из города, Семен Михайлович
решил сыграть на горячности белого генерала. Вместе со
своими сподвижниками он написал ему письмо с руга-
тельствами и неприличными выражениями. Переодевшись
в форму белого офицера, лихой разведчик Олеко Дундич
передал письмо через дежурного, затем объехал оборо-
нительные укрепления и, вернувшись к штабному вагону,
швырнул в окна пару гранат.
Разумеется, такой наглости Шкуро вынести не мог. Его
части вышли из города и атаковали Буденного. Силы про-
тивников были примерно равными, так что исход сраже-
ния зависел от воинского мастерства, отваги и упорства.
В конце концов «шкурята» не выдержали и стали отхо-
дить к железной дороге, под прикрытие бронепоездов.
Семен Михайлович поскакал на станцию и то ли угово-
рил, то ли заставил одного из машинистов направить свой
паровоз на вражеский бронепоезд. Второй бронепоезд был
захвачен красными после того, как группа рабочих взор-
вала пролет железнодорожного моста. На следующее утро
Буденный телеграфировал в штаб фронта: «После ожес-
точенного боя доблестными частями Конкорпуса в 6 ча-
сов 24 октября занят город Воронеж. Противник отбро-
шен за р. Дон. Преследование продолжается».
19 ноября вышел приказ о создании 1-й Конной армии.
Семен Михайлович назначался ее командующим, члена-
ми реввоенсовета стали К. Е. Ворошилов и Е. А. Щаден-
ко. 9 февраля 1920 г. на гребне успехов конармейцы заня-
ли Ростов-на-Дону. Здесь буденновцы вволю пограбили.
Корреспондент газеты «Красный кавалерист» И. Бабель
пометил в своем дневнике: «У всех есть золото, все на-
брали в Ростове, перекидывали через седло мешок с день-
гами — и пошел».
Однако борьба вовсе не была кончена. Деникин гото-
вил контрудар, и с наступлением весны оторвавшиеся от
своих баз красные части вполне могли стать его добычей.
На фронте появился новый Конно-сводный корпус Думен-
ко, расположившийся восточнее 1-й Конной. Семен Ми-
хайлович был непрочь покомандовать своим бывшим на-
чальником, однако тот предпочитал действовать самосто-
ятельно. В результате Думенко и Буденный действовали
несогласованно, и противник имел возможность громить
их поодиночке.
В середине февраля и белые и красные почти одновре-
менно перешли в наступление. У станицы Егорлыкской
между соединениями Буденного и генерала Павлова про-
изошло крупнейшее кавалерийское сражение Гражданской
войны. С обеих сторон бились профессионалы, прошед-
шие школу царской армии: корпус Павлова состоял из
казаков, костяк 1-й Конной — из бывших драгун и гуса-
ров. Очевидцы вспоминали, что противники выстраивали
свои боевые порядки в полном соответствии со староре-
жимными уставами. То красные, то белые попеременно
брали верх, но затем попадали под артиллерийский и пу-
леметный огонь неприятеля и вновь откатывались обрат-
но. Каждый остался при своем, но в конце дня на поле
битвы подошла красная дивизия Майстраха и потихоньку
заняла оспариваемые пункты. Отступление белых армий
продолжилось и в конце концов завершилось новороссий-
ской катастрофой (март 1920 г.).
Польская кампания продемонстрировала как сильные,
так и слабые стороны 1-й Конной. Прорвав фронт про-
тивника под Уманью, Семен Михайлович в очередной раз
блеснул умением успешно проводить глубокие кавалерий-
ские рейды. Однако присущая буденновцам страсть к гра-
бежам привела к тому, что армия долгое время протопта-
лась у Львова, не желая отказываться от столь ценного
«приза». Следствием этой задержки стало поражение Ту-
хачевского под Варшавой и общее отступление советского
фронта к так называемой «линии Керзона». Вдобавок слу-
хи об учиненных на Украине и в Польше еврейских погро-
мах дошли до Москвы. 387 человек «убийц, громил, прово-
каторов и их сообщников» (преимущественно из 6-й диви-
зии Апанасенко) были приговорены к расстрелу и различным
срокам тюремного заключения. Впрочем, благодаря влия-
нию, которым Ворошилов пользовался в ЦК, все они по-
лучили частичную или полную амнистию по случаю трех-
летней годовщины Октябрьской революции.
В октябре 1920 г. 1-ю Конную двинули на Врангеля.
Семену Михайловичу поручили захватить Перекоп и от-
резать белые войска в Северной Таврии от Крыма. Одна-
ко часть врангелевцев сумела вырваться из «мешка» и раз-
метать буденновцев. Потрепанные отряды конноармейцев
пришлось отвести на переформирование, так что в окон-
чательном завоевании Крыма они не участвовали.
Между тем пламя Гражданской войны постепенно за-
тухало. Отдельные соединения буденновцев еще гонялись
за бандами махновцев и «зеленых», однако их окончатель-
ная ликвидация считалась делом времени. По обвинению
в контрреволюции в 1920—1921 гг. были казнены Думен-
ко и Миронов, и с гибелью конкурентов Семен Михайло-
вич стал именоваться первой шашкой республики. В 1935 г.
вместе с четырьмя другими военачальниками он получил
звание маршала Советского Союза.
Слава 1-й Конной пропагандировалась в книгах и ки-
нофильмах, а все попытки «бросить пятно на ее героичес-
кие дела» энергично пресекались (Бабелю, выпустивше-
му сборник «Конармия», такая попытка стоила больших
неприятностей, а возможно, даже и жизни).
Военно-теоретическими вопросами Семен Михайло-
вич не интересовался, однако твердо стоял на том, что
в грядущей войне «кавалерия себя еще покажет». Это еще
больше сближало его со старым другом и соратником по
1-й Конной Климом Ворошиловым, выступавшим против
сторонников ускоренной модернизации Красной армии
(Тухачевского, Егорова, Уборевича и др.). Ошибочность
подобной позиции стала очевидной уже во время Совет-
ско-финляндской войны 1939—1940 гг. и стоила Вороши-
лову должности наркома обороны. Высокий пост занял
другой конноармеец — С. К. Тимошенко, а сам Буденный
оказался при нем в роли первого заместителя.
В Великую Отечественную войну бывший «командарм-1»
возглавил Юго-Западное направление, прикрывавшее Ук-
раину. В сентябре 1941 г. под Киевом немцы нанесли, ве-
роятно, самое жестокое поражение советским войскам, в ре-
зультате которого только в плен попало около 600—650 тыс.
человек. Буденного перебросили под Москву и передали ему
Резервный фронт, однако и здесь, в районе Вязьмы, последо-
вала новая, столь же страшная катастрофа.
В конце концов Семена Михайловича назначили гене-
рал-инспектором кавалерии: должность почетная, но по-
чти ничего не значившая, учитывая, что роль конницы в но-
вых условиях оказалась минимальной.
Имея поистине выдающиеся заслуги в Гражданской вой-
не, Буденный получил лишь один орден Красного Знаме-
ни. Однако по мере того, как подлинная история 1-й Кон-
ной все больше обрастала легендами, награды сыпались
на него с завидной регулярностью; впоследствии этот ор-
ден он получал еще трижды и столько же раз (в 1958, 1963,
1968 гг.) был Героем Советского Союза. На закате дней
Семен Михайлович опубликовал три тома своих мемуа-
ров «Пройденный путь», вызвавших бурю негодования со
стороны бывших «думенковцев» и «мироновцев». Веро-
ятно, эти нападки несколько омрачили старость легендар-
ного маршала. Скончался он 26 октября 1973 г. и был тор-
жественно похоронен на Красной площади у Кремлев-
ской стены.
Шкуро и Буденный представляют собой тип лихо-
го атамана, чьи «шайки-банды» лишь в условиях Граж-
данской войны могли разрастись до размеров корпу-
сов и армий. Оба они были весьма далеки от вопросов
политики, сражаясь за более понятные и очевидные
вещи — землю, славу, трофеи. Окажись Шкуро «ино-
городним», и его легко представить на стороне крас-
ных, родись Буденный казаком, и скорей всего он вое-
вал бы на стороне белых. Оба исповедывали принцип
«Либо грудь в крестах, либо голова в кустах», и почти
в полном соответствии с этим принципом сложились
судьбы двух «рубак». Проиграв жестокую сабельную
сечу под Воронежом, Шкуро в конечном счете сло-
жил свою голову (правда, не в кустах, а на виселице).
Его победитель Буденный получил свои «кресты» на
грудь и вряд ли испытывал какие-нибудь терзания по
поводу их происхождения.

Запись опубликована в рубрике Участники гражданской войны в России с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий