Первые преобразования в экономике

Завоевание власти пролетариатом и создание нового госу-
дарственного аппарата было лишь началом социалистической
революции. Одной политической победы над буржуазией и по-
мещиками было недостаточно для уничтожения капитализма.
Надо было победить его еще и экономически. Рабочий класс,
взяв управление страной в свои руки, использовал государст-
венную власть для переустройства старой экономики и
организации новой, социалистической экономики, для замены
старых, капиталистических производственных отношений но-
выми, социалистическими производственными отношениями,
для ликвидации всякой эксплуатации человека человеком.
Без государственного руководства всем обществом со сто-
роны рабочего класса, то есть без установления диктатуры
пролетариата, нельзя было осуществить экономические преоб-
разования в стране. Только через диктатуру пролетариата воз-
можно было экспроприировать капиталистов и помещиков, об-
ществить банки, фабрики, заводы, транспорт, передать их
в собственность Советской республики и строить социализм.
Особое значение пролетарского государства в перестройке обще-
ства и создании социалистической экономики обусловливалось
своеобразием пролетарской революции. Если буржуазная рево-
люция только заменяет одну форму эксплуатации другой, то
пролетарская революция уничтожает всякую эксплуатацию и
изменяет весь уклад общественной жизни. Если буржуазная
революция начинается обычно при наличии более или менее
готовых форм капиталистического уклада, то социалистическая
революция не получает готовых форм социалистического
хозяйства.

«Отличие социалистической революции от буржуаз-
ной, — говорил В. И. Ленин в марте 1918 года, — состоит
именно в том, что во втором случае есть готовые формы
капиталистических отношений, а Советская власть — про-
летарская — этих готовых отношений не получает, если не
брать самых развитых форм капитализма, которые в сущ-
ности охватили небольшие верхушки промышленности и
совсем мало еще затронули земледелие» 21.
Если капиталистические производственные отношения скла-
дываются в недрах старого общества стихийно, то социали-
стические производственные отношения создаются путем со-
знательного творчества трудящихся масс после захвата власти
пролетариатом. Это творчество организуется и направляется
пролетарским государством.
Экономическая платформа большевистской партии, разра-
ботанная в своей основе еще до победы социалистической ре-
волюции, предусматривала конфискацию помещичьих земель и
национализацию всей земли, рабочий контроль над производ-
ством и распределением, национализацию банков, промышлен-
ности, транспорта, организацию правильного обмена между го-
родом и деревней и т. д. Эта программа первых экономических
преобразований в России получила дальнейшее развитие в ре-
шениях Коммунистической партии, в постановлениях и декре-
тах Советской власти, в трудах В. И. Ленина.
Коммунистическая партия в своей деятельности по преоб-
разованию старого строя исходила из объективных законов
экономического развития общества, из назревших потребностей
развития России, из интересов народа.
«Никаких преобразований, не назревших абсолютно и
в экономической действительности и в сознании подавляю-
щего большинства народа, — писал В. И. Ленин еще в
апреле 1917 года, — Коммуна, т. е. Советы рабочих и кре-
стьянских депутатов, не «вводит», не предполагает «вво-
дить» и не должна вводить».
Рабочий класс России приступал к экономическим преоб-
разованиям в неимоверно трудных условиях. Советская власть
получила в наследство хозяйство, разоренное царизмом, импе-
риалистической войной и господством буржуазии. Для предот-
вращения экономической катастрофы, на грани которой стояла
страна, требовались немедленные и самые решительные рево-
люционно-экономические меры в промышленности и сельском
хозяйстве. Эти меры встречали бешеное сопротивление поме-
щиков и капиталистов, которым помогали меньшевики и эсеры.
Чтобы сломить сопротивление эксплуататоров, партия и прави-
тельство, опираясь на творческую активность рабочего класса,
использовали такое оружие, как рабочий контроль над произ-
водством и распределением.
Введение рабочего контроля над производством и распреде-
лением продуктов являлось первым шагом Советского государ-
ства к созданию социалистической экономики. Задача рабочего
контроля состояла в том, чтобы научить рабочих управлять
производством и тем самым подготовить переход предприятий
в общенародную собственность. Вместе с тем рабочий контроль
преследовал цель подавить саботаж капиталистов, организо-
вать охрану предприятий и всех материальных ценностей от
разрушения и хищения буржуазией и ее агентами, улучшить
работу предприятий, учесть товары, сырье, топливо для пра-
вильного их распределения.
На некоторых предприятиях рабочий контроль по инициа-
тиве передовых рабочих начал вводиться еще до Октябрьской
революции. Для этого создавались особые контрольные комис-
сии. Однако до тех пор, пока власть оставалась в руках бур-
жуазии, не могло быть и речи о полном и всеобъемлющем ра-
бочем контроле. После победы пролетарской революции органы
рабочего контроля стали органами господствующего класса.
Задача рабочего контроля стала государственной задачей. Не-
обходимо было немедленно ввести рабочий контроль на всех
предприятиях.
Большую роль в налаживании рабочего контроля сыграли
военно-революционные комитеты, а также фабрично-заводские
комитеты.
ВЦИК 14B7) ноября 1917 года обсудил и принял «Положе-
ние о рабочем контроле», в основу которого был положен ле-
нинский проект. В первом пункте положения указывалось, что
рабочий контроль необходим для планомерного регулирования
народного хозяйства. Рабочий контроль вводился над произ-
водством, куплей-продажей, хранением продуктов и сырых ма-
териалов, а также над финансовыми операциями. Он устанав-
ливался на всех промышленных, торговых, банковских, сель-
скохозяйственных и других предприятиях, имевших наемных
рабочих.
Рабочие и служащие осуществляли контроль через свои вы-
борные органы: заводские и фабричные комитеты, советы ста-
рост и т. д. Органы рабочего контроля имели право проверять
всю деловую переписку предприятий и учреждений, все книги
и отчеты за любой период времени. За сокрытие от представи-
телей рабочего контроля продукции (товаров), сырья, топлива,
а также деловой переписки владельцы предприятий, складов,
учреждений подлежали наказанию по суду.
В городах, крупных промышленных районах, уездах и гу-
берниях были созданы советы рабочего контроля, подчиненные
Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Органы
рабочего контроля стали мощным орудием Советского госу-
дарства в подавлении саботажа буржуазии, в подготовке стро-
ительства социалистического хозяйства.
Рабочие с энтузиазмом встретили закон о рабочем контроле.
Общегородская конференция фабрично-заводских комитетов
Петрограда в ноябре заявила, что она
«приветствует принятый ЦИК Совета рабочих и солдат-
ских депутатов декрет о рабочем контроле, который дает
широкий простор творческой деятельности пролетариата
для борьбы с саботажем капиталистов и с созданным ими
экономическим крахом» 23.
Рабочие Москвы, Петрограда, а по их примеру и рабочие
Урала, Донбасса, Поволжья и других районов страны начали
решительно вводить контроль на всех предприятиях.
Рабочий контроль серьезно подрывал экономическую силу
буржуазии. Поэтому капиталисты, иностранные и русские,
приняли его в штыки. Когда рабочие московского механиче-
ского завода английской фирмы «Уайт, Чайльд и Биней» по-
становили немедленно ввести на предприятии рабочий конт-
роль, английские капиталисты — владельцы завода ответили
из Лондона телеграммой, что они категорически отвергают
требование контроля. В ноябре 1917 года в Московский воен-
но-революционный комитет обратились с протестом против
введения рабочего контроля консулы США и Швеции. Россий-
ские капиталисты открыто саботировали введение рабочего
контроля. 18 ноября A декабря) совет съездов горнопромыш-
ленников Урала заявил, что он не признает «Положения о ра-
бочем контроле» и будет решительно противодействовать вся-
ким попыткам провести его в жизнь. В декабре съезд Всерос-
сийского союза обществ заводчиков и фабрикантов в Москве не
только выразил протест против закона о рабочем контроле, но
и занялся подготовкой борьбы против него. С каждым днем
капиталисты усиливали саботаж: они задерживали заработ-
ную плату рабочим, сокращали производство, останавливали
фабрики и заводы.
В интересах капиталистов действовали меньшевики и эсеры.
Они старались опорочить идею рабочего контроля, утверждая,
что введение его якобы неминуемо вызовет анархию производ-
ства, ибо рабочие не подготовлены к этому шагу. Опираясь
на фабрично-заводские комитеты и передовых рабочих, боль-
шевики шаг за шагом разоблачали меньшевиков и эсеров, око-
павшихся в правлениях некоторых профсоюзов, укрепляли
профсоюзы преданными Советской власти людьми.
Местные большевистские комитеты и Советы оказывали
самую деятельную поддержку органам рабочего контроля в
борьбе против саботажа капиталистов. Советское правитель-
ство приняло постановление, которое подтверждало право Со-
ветов на конфискацию предприятий саботажников. Органы
Советской власти в Москве, Петрограде и других городах кон-
фисковали в декабре 1917 года и в начале 1918 года некоторые
крупные предприятия, принадлежавшие злостным саботаж-
никам. Конфискация предприятий заставила капиталистов счи-
таться с советским законом о рабочем контроле. Это явилось
большой победой рабочего класса. Число предприятий, на ко-
торых устанавливался рабочий контроль, быстро росло. В но-
ябре — декабре 1917 года рабочий контроль был установлен
на большинстве крупных и средних предприятий в главных
промышленных районах страны.
На Нижегородской губернской конференции фабзавкомов в
январе 1918 года представитель Сормовского завода сообщил:
«Рабочие достают сырье, распределяют его по цехам и
контролируют дело производства. Финансовое дело тоже
переходит в руки рабочих. Все заказы под контролем ко-
митета».
Так было и на многих других предприятиях.
Органы рабочего контроля были активными помощниками
коммунистических организаций и Советов в борьбе за повы-
шение производительности труда и укрепление дисциплины
на предприятиях.
Заводской комитет Путиловского завода, обсудив 27 ноября
A0 декабря) 1917 года вопрос о трудовой дисциплине и
топливном кризисе, предложил рабочим временно исполнять
любые работы на заводе, в особенности по заготовке топлива.
Всем, кто отказывался от этих работ, комитет постановил вы-
плачивать только треть оклада. Тех, кто повторно отказывался
от работы, решено было увольнять с завода, как лиц, дезор-
ганизующих общее дело.
В январе 1918 года общее собрание рабочих Саратовской
мануфактуры обязало контрольную комиссию фабрики нала-
гать взыскания на всех, кто недобросовестно работает.
Областной совет фабрично-заводских комитетов Урала в
опубликованном 21 декабря 1917 года C января 1918 года)
обращении к местным органам рабочего контроля и ко всем
рабочим писал:
«Капиталисты хотят вас взять измором. Не поддавай-
тесь! Не бросайте станков, стремитесь поднять производи-
тельность труда. Фабрики и заводы, шахты и железные
дороги суть ваши боевые позиции» 25.
Первый областной съезд профсоюзов рабочих-металлистов
и горняков Урала заявил в январе 1918 года, что только со-
здание железной пролетарской дисциплины даст возможность
победить капитализм и насаждаемую им экономическую раз-
руху.
С помощью органов рабочего контроля рабочий класс Рос-
сии срывал попытки буржуазии и ее прислужников запутать,
расстроить, подорвать производство, усилить экономическую
разруху в стране, спасал важнейшие предприятия от разру-
шения саботажниками. Тысячи передовых рабочих, занятых
в органах рабочего контроля, приобретали опыт руководства
производством, постепенно превращались в подлинных совет-
ских хозяйственников.
С первых же дней революции перед Советским государст-
вом встал вопрос о создании высшего общехозяйственного
органа регулирования народного хозяйства. Таким органом
стал учрежденный в начале декабря 1917 года при Совнаркоме
Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). ВСНХ был создан
как боевой орган пролетариата в области экономики.
«От рабочего контроля, — говорил В. И. Ленин в январе
1918 года, — мы шли к созданию Высшего совета народ-
ного хозяйства. Только эта мера вместе с национализа-
цией банков и железных дорог, которая будет проведена
в ближайшие дни, даст нам возможность приняться за
постройку нового социалистического хозяйства» 26.
В декрете о создании ВСНХ говорилось, что его задачей
является организация народного хозяйства и финансов. ВСНХ
было предоставлено право конфискации и принудительного
синдицирования различных отраслей промышленности и
торговли и проведение других экономических мероприятий.
Ему были подчинены все учреждения по регулированию на-
родного хозяйства.
Деятельностью ВСНХ повседневно руководили Центральный
Комитет Коммунистической партии и Советское правитель-
ство. В состав первого ВСНХ входили Ю. Ларин, Г. И. Ломов
(Оппоков), В. М. Молотов, М. А. Петров (Савельев) и
другие.
Трудно было работать первым советским хозяйственным
органам. Не было ни опыта, ни аппарата. Вот что рассказывал
о начальной деятельности ВСНХ Г. И. Ломов (Оппоков):
«Сложившейся организации у нас еще не было, аппа-
рата — никакого. То, что мы застали в прекрасном зда-
нии министерства торговли и промышленности на Тучко-
вой набережной — это штук 6 автомобилей с шоферами,
которые были преисполнены энтузиазма и хотели оказать
всяческую поддержку перевороту, да с десяток курьеров,
которые все были на своих местах. Нигде нельзя было
найти ни одного служащего…
Мы работали без сотрудников, в громадном холодном
помещении, при саботаже со стороны интеллигенции» 27.
И только ценою огромных усилий постепенно был создан
аппарат. ВСНХ развернул кипучую и плодотворную деятель-
ность.
В начале 1918 года в системе ВСНХ стали создаваться
крупные производственные объединения — главки и центры.
Первыми из них были образованы Главкож (Главный комитет
по кожевенным делам) и Центротекстиль (Центральный ко-
митет текстильной промышленности). Главки и центры объ-
единяли деятельность как национализированных, так и не на-
ционализированных предприятий.
С конца 1917 года начали организовываться местные
органы управления народным хозяйством: районные (област-
ные), губернские и уездные совнархозы. Районные (областные)
совнархозы создавались преимущественно в промышленных
районах и территориально объединяли несколько губерний.
23 декабря 1917 года E января 1918 года) ВСНХ утвердил
положение о районных (областных) и других местных совнар-
хозах. Местным совнархозам поручалось налаживать эконо-
мическую жизнь в своих районах, направлять деятельность
органов рабочего контроля, руководить национализированными
предприятиями, осуществлять финансовый контроль, учет и
распределение средств производства, сырья, топлива и т. д.
Совнархозы имели право издавать постановления, обязатель-
ные для всех хозяйственных организаций и частных владель-
цев предприятий данного района. Предоставление широких
прав губернским и уездным хозяйственным органам способ-
ствовало развитию местной инициативы.
Одним из первых в январе 1918 года был создан Совет на-
родного хозяйства Северного района, в который входили
Петроград, а также Петроградская, Олонецкая, Псковская,
Новгородская, Череповецкая, Архангельская и Вологодская
губернии. В сравнительно короткий срок Совнархоз стал под-
линным организатором многоотраслевого хозяйства Северного
района.
В январе 1918 года был организован Совнархоз Московского
промышленного района, получивший название Московского
районного экономического комитета. В сферу его деятельности
входили 14 центральных губерний России.
ВСНХ и местные совнархозы сыграли большую роль в под-
готовке условий для национализации промышленности. Ком-
мунистическая партия придавала огромное значение этим но-
вым органам управления хозяйством.
«…На Высший совет народного хозяйства, — говорил
В. И. Ленин весной 1918 года, — легла теперь одна из
трудных и одна из самых благодарных задач» 28.
В. И. Ленин подчеркивал, что с упрочением социалистиче-
ского строя роль Советов народного хозяйства будет всемерно
повышаться, что
«аппарату типа Высшего совета народного хозяйства суж-
дено расти, развиваться и крепнуть, заполняя собой всю
главнейшую деятельность организованного общества» 29.
Среди первых социалистических преобразований важное
место занимали овладение Государственным банком, национа-
лизация частных банков и слияние их в единый советский
Государственный банк. Без этих мер нельзя было осуществить
действенный рабочий контроль над производством и распре-
делением, провести национализацию промышленности, овла-
деть командными высотами народного хозяйства, ликвидиро-
вать финансовую зависимость России от международного
империализма.
Советское государство вынуждено было ускорить национа-
лизацию банков, ибо русская и иностранная буржуазия начала
широко использовать банки для финансирования внутренней
контрреволюции. Из Петрограда, Москвы и других городов
банкиры переводили деньги на окраины страны, где создава-
лись наиболее сильные очаги контрреволюции, а также в
иностранные банки. Банковские дельцы подвергали финансо-
вой блокаде те предприятия, на которых был установлен
рабочий контроль, саботировали все важные мероприятия Со-
ветского государства. Они спешили изъять из банков денежные
вклады и другие ценности, чтобы передать десятки миллионов
рублей контрреволюционным генералам. Преступные махина-
ции буржуазии могли быть пресечены лишь решительными
революционными мерами.
26 октября (8 ноября) 1917 года пролетариат взял в свои
руки Государственный банк. Этот банк был единственным в
России эмиссионным банком (то есть таким банком, который
имел право выпускать денежные знаки и другие средства де-
нежного обращения). Все частные банки получали средства из
Государственного банка. Имея в своем распоряжении Госу-
дарственный банк, Советская власть стала устанавливать
контроль над частными банками, многие из которых находи-
лись в зависимости от иностранных империалистов, главным
образом французских и английских. В конце ноября 1917 года
частные банки, не имея наличных денег, обратились за по-
мощью в Госбанк. Но Госбанк согласился выдать им деньги
только при том условии, если над деятельностью этих банков
будет установлен советский контроль. Безвыходное положение
заставило банкиров пойти на уступки. С 4A7) декабря част-
ные банки начали работать на новых условиях.
Однако формально согласившись признать контроль Совет-
ской власти, банкиры при малейшей возможности боролись
против советской финансовой политики. Банковские запра-
вилы усиленно готовили финансовый заговор против Совет-
ского государства. Они организовали тайный союз частных
банков. Этот союз начал печатать специальные боны (денеж-
ные знаки), которые должны были приниматься всеми част-
ными банками. Таким путем банкиры предполагали обойти
контроль Госбанка. Но среди банковских служащих нашлись
люди, которым были близки интересы народа. Они предупре-
дили органы Советской власти о готовящемся заговоре. Мед-
лить с национализацией частных банков больше было нельзя.
13B6) декабря 1917 года Советское правительство обратилось
с воззванием к революционным войскам столицы и поставило
перед ними задачу — изгнать саботажников из банков и обес-
печить возможность
«твердого и честного народного контроля там, где господ-
ствовали хищничество и обман» 30.
Отряды красногвардейцев, революционных солдат и матро-
сов утром 14B7) декабря заняли все частные акционерные
коммерческие банки Петрограда. Вечером ВЦИК при яростных
протестах меньшевиков и эсеров принял декрет о национали-
зации банков, по которому банковское дело объявлялось госу-
дарственной монополией, а все частные акционерные банки и
банковские конторы объединялись с Государственным банком.
В декрете подчеркивалось, что Советское правительство пол-
ностью обеспечит интересы вкладчиков, принадлежащих к
трудящимся классам. Одновременно ВЦИК принял декрет о
ревизии сейфов в частных банках: золото в монете и слитках
подлежало конфискаций, а деньги — внесению на текущий
счет Госбанка.
В короткий срок органы Советской власти по всей стране
взяли частные банки в свои руки. Советское государство ото-
брало у буржуазии огромные ценности и лишило ее тем са-
мым сильного оружия.
21 января C февраля) 1918 года ВЦИК утвердил декрет об
аннулировании государственных займов. Этот декрет имел не
только большое экономическое, но и политическое значение.
Задолженность России по внешним и внутренним займам на-
кануне Октябрьской революции составляла 60 миллиардов руб-
лей, в том числе по иностранным займам 16 миллиардов
рублей. Трудящиеся России вынуждены были ежегодно вы-
плачивать русской и иностранной буржуазии только одних
процентов около 3 миллиардов рублей. С помощью займов
английские, французские, американские, бельгийские и другие
империалисты беззастенчиво грабили Россию. Аннулирование
Советским правительством всех внутренних и внешних зай-
мов сняло с плеч трудящихся тяжелое налоговое бремя, осво-
бодило страну от кабалы иностранного капитала.
Этот шаг Советской власти вызвал взрыв бешенства в ла-
гере международной буржуазии, 31 января A3 февраля)
1918 года дипломатический корпус в России обратился в
Наркоминдел с нотой протеста, в которой заявлял, что пред-
ставляемые посольствами правительства не признают декрета
об аннулировании долгов. Советское правительство решительно
отклонило ноту иностранных империалистов.
Советское государство, овладев банками, получило возмож-
ность приступить к созданию новой, социалистической кре-
дитно-финансовой системы. Эмиссионный аппарат был вырван
из рук буржуазии. Впервые в истории человеческого общества
выпуск денег, денежный кредит стали служить интересам ши-
роких трудящихся масс. Национализация банков позволила
использовать для социалистического строительства огромные
средства, находившиеся прежде в руках капиталистов. Пере-
ход банков к Советскому государству лишал буржуазно-
помещичью контрреволюцию основных внутренних источников
финансирования. Советская власть не допустила повторения
ошибки, которую совершила в 1871 году Парижская Коммуна,
оставив банки у буржуазии.
Национализация банков облегчала переход от рабочего
контроля к национализации крупной промышленности.
Еще в первые дни Советской власти в руки пролетарского
государства перешли все бывшие так называемые казенные
заводы, шахты, рудники, фабрики, мастерские и другие про-
мышленные предприятия. Среди них были такие крупные за-
воды, как Обуховский, Балтийский, Ижорский и многие дру-
гие. Этим было положено начало созданию социалистической
промышленности.
Приступая к национализации частной промышленности,
Советское государство намечало взять в свои руки в первую
очередь те заводы и фабрики, которые имели первостепенное
значение для народного хозяйства, — металлургические, маши-
ностроительные и другие, а также те предприятия, владельцы
которых отказывались признать рабочий контроль и останав-
ливали производство. Злостный саботаж капиталистов заста-
вил Советскую власть ускорить национализацию ряда заводов,
фабрик, шахт.
17C0) ноября 1917 года Совнарком постановил национали-
зировать Ликинскую мануфактуру (близ Орехово-Зуево). Это
был первый декрет Советского правительства об экспроприа-
ции крупных капиталистов, принятый в ответ на саботаж
предпринимателей.
С просьбой отобрать предприятия у фабрикантов и завод-
чиков Урала обратились к Советскому правительству ураль-
ские рабочие. Длительный саботаж капиталистов привел почти
в полное расстройство предприятия этого важнейшего про-
мышленного района страны. В. И. Ленин, ознакомившись с
положением дел на Урале, дал указание немедленно начать
подготовку к национализации уральских предприятий. В на-
чале декабря 1917 года Советское правительство национали-
зировало имущество ряда акционерных обществ Урала. Так,
8B1) декабря был опубликован декрет о конфискации пред-
приятий Богословского горного округа, одного из богатейших
промышленных районов Урала. Вслед за этим Совнарком на-
ционализировал предприятия акционерного Симского обще-
ства горных заводов, предприятия Кыштымского и Сергинско-
Уфалейского горных округов Урала. Имущество предприятий
нескольких округов национализировал областной Совет Урала.
В собственность государства 27 декабря 1917 года (9 ян-
варя 1918 года) перешел один из крупнейших заводов
страны — Путиловский завод в Петрограде. В числе первых
национализированных предприятий были также Невский завод
и завод «Арматурно-Электрическое общество» в Петрограде,
завод акционерного общества «Дека» в Александровске (Запо-
рожье), завод Шиманского в Харькове, фабрики товарищества
«Коновалов» в Костромской губернии и многие другие круп-
ные предприятия.
К марту 1918 года в собственность государства перешла
половина шахт Донбасса. И только интервенция германских
империалистов весной 1918 года сорвала завершение нацио-
нализации крупной промышленности Донбасса и прилегающих
к нему районов. В марте 1918 года Совнарком Туркестанского
края объявил государственной собственностью предприятия
хлопковой, нефтяной и каменноугольной промышленности
Туркестана. Количество национализированных предприятий
росло из месяца в месяц. В Петрограде к концу марта было
национализировано 10 заводов, а к маю — уже около 40, не
считая казенных заводов. В Москве и Московской области к
апрелю 1918 года было национализировано 58 крупных пред-
приятий. Всего в стране, по неполным данным, на 1 июня
1918 года было учтено 513 крупных национализированных
предприятий, из них свыше 200 составляли предприя-
тия металлургической и машиностроительной промышлен-
ности.
Рабочие прилагали все усилия к тому, чтобы наладить ра-
боту государственных предприятий. По призыву Коммунисти-
ческой партии рабочие национализированных заводов и фаб-
рик брали обязательства обеспечить нормальную работу пред-
приятий, установить на них твердый порядок и строгую
дисциплину. Зачинателями в этом деле выступили рабочие
Петрограда, Москвы и Урала.
Тяжело пришлось в первое время рабочим национализиро-
ванных предприятий. Отсутствие денежных средств (их раз-
грабили бывшие владельцы заводов и фабрик), топлива и
сырья, голод, саботаж служащих, разлатающая работа меньше-
виков и эсеров — все это затрудняло работу первых го-
сударственных фабрик и заводов. Когда рабочее правление
Ликинской мануфактуры пришло принимать дела, ни один из
служащих старого правления не явился. Все важнейшие книги
и документы были вывезены. В кассе правления оказалось
всего 42 рубля 60 копеек. Прежнее правление захватило с со-
бой все деньги и выплачивало ими жалованье саботажникам.
Сырья оставалось на складах всего лишь на два-три месяца.
Хозяева аннулировали все сделки на хлопок с фирмами. Не
было топлива. Продовольственная лавка пустовала. Капита-
листы через своих ставленников в различных учреждениях
пытались закрыть мануфактуру. Им активно помогали мень-
шевики, которые запугивали служащих и несознательных
рабочих. Буржуазный союз инженеров Орехово-Зуевского рай-
она потребовал от своего члена — технического директора Ли-
кинской мануфактуры — оставить предприятие. За отказ
выполнить это требование он был исключен из союза инжене-
ров. Однако никакие козни врагов не могли помешать рабочим
пустить фабрики в ход. Капиталисты и их прихвостни неиз-
менно наталкивались на сознательность и революционную
бдительность рабочих, решивших во что бы то ни стало нала-
дить нормальную работу фабрик.
Советская власть пришла на помощь рабочим. Московский
Совет отпустил новому правлению 200 тысяч рублей. Кроме
того, ликинцы получили 65 тысяч рублей от московского проф-
союза текстильщиков. Благодаря этой помощи правление
смогло выдать рабочим заработную плату, кбторую они не по-
лучали с августа 1917 года. Энергия, настойчивость, энтузиазм
рабочих, почувствовавших себя хозяевами, сделали свое дело.
Через три недели после национализации, 11B4) декабря, была
пущена красильно-отделочная фабрика, а 19 декабря A янва-
ря 1918 года) — вся Ликинская мануфактура, бездействовав-
шая из-за саботажа прежнего ее владельца фабриканта Смир-
нова более трех месяцев.
Рабочие доказали, что они могут управлять производством
без капиталистов. Делегации многих фабрик и заводов приез-
жали к ликинцам учиться. Делегаты уезжали с твердой уве-
ренностью в том, что они также смогут смело взять предприя-
тия в свои руки.
Среди первых экономических мероприятий Советской
власти важное место занимало овладение железнодорожным
транспортом и торговым флотом. Без этого невозможно было
наладить снабжение промышленности сырьем и топливом, на-
селения городов — продовольствием, армии — всем необходи-
мым для защиты Советской страны.
Большая часть железных дорог России до Октябрьской ре-
волюции принадлежала казне. После взятия пролетариатом
власти эти дороги сразу же перешли в собственность Совет-
ского государства. На дорогах были созданы военно-револю-
ционные комитеты, которые стали наводить на них порядок.
Передовые рабочие-железнодорожники вели упорную борьбу
с саботажем, организованным на дорогах меньшевистско-эсе-
ровским Викжелем. Чтобы окончательно сломить саботаж, не-
обходимо было коренным образом реорганизовать и укрепить
профессиональные организации железнодорожников, которые
были раздроблены меньшевиками и эсерами на множество
узковедомственных профсоюзов.
Пролетарским ядром железнодорожников был профсоюз
рабочих и мастеровых — самый многочисленный и действи-
тельно производственный союз. Он объединял около 400 ты-
сяч человек; руководили им большевики. 12B5) декабря
1917 года профсоюз рабочих и мастеровых созвал Чрезвычай-
ный Всероссийский съезд железнодорожных рабочих и ма-
стеровых. На съезде присутствовало 276 делегатов, из кото-
рых 174 были большевики. На заседании съезда выступил
В. И. Ленин.
«Вы знаете, — говорил он, — как тяжела для страны же-
лезнодорожная разруха, усугубляемая саботажем верху-
шек чиновничества. Вы знаете, что железнодорожная раз-
руха делает невозможным правильный обмен между
городом и деревней, который так необходим для урегу-
лирования продовольственного дела. И чтоб урегулировать
железнодорожное сообщение, нам необходима ваша по-
мощь, товарищи. Только общими усилиями с вами мы су-
меем сломать беспорядок и укрепить власть рабочих,
солдат и крестьян» 31.
Съезд осудил политику меньшевистско-эсеровского Вик-
желя и полностью поддержал все мероприятия Советского пра-
вительства.
18C1) декабря собрался съезд железнодорожников, на ко-
торый прибыло 700 делегатов, представлявших все профессии
работников железнодорожного транспорта. Эсеро-меньшевист-
ский блок протащил на съезде резолюцию о поддержке Учре-
дительного собрания. Тогда часть делегатов во главе с боль-
шевиками покинула съезд и, опираясь на основную массу
железнодорожников, объявила себя Чрезвычайным Всероссий-
ским железнодорожным съездом.
Чрезвычайный съезд утвердил положение об управлении
железными дорогами Советской республики. Управление до-
рогами возлагалось на Советы железнодорожных депутатов и
их исполнительные комитеты. Съезд распустил меньшевист-
ско-эсеровский Викжель, избрал Всероссийский исполнитель-
ный комитет железнодорожников (Викжедор) и поручил ему
управление всеми железными дорогами Республики. Из 40
членов комитета 25 были члены большевистской партии. Вик-
жедор образовал коллегию Народного комиссариата путей
сообщения. На съезде была выделена также комиссия для
подготовки национализации частных железных дорог.
Передовые железнодорожники, руководимые большевиками,
усилили наступление против саботажников, против всякой
неорганизованности на транспорте и уже в первые месяцы
1918 года добились некоторых успехов. В начале 1918 года
улучшилась работа на Николаевской, Омской и других желез-
ных дорогах. О сдвигах на железнодорожном транспорте гово-
рили и общие итоги работы железных дорог за первые три ме-
сяца 1918 года. Если в январе 1918 года погрузка на всех же-
лезных дорогах РСФСР составляла 7353 вагона в сутки, то в
марте 1918 года она увеличилась до 8128 вагонов в сутки. Же-
лезнодорожники с первых же дней самостоятельного управле-
ния транспортом доказали, что они сами, без буржуазии, могут
успешно огранизовать работу транспорта по-новому, в интере-
сах социалистического строительства. Первые шаги на этом
пути были сделаны. Однако предстояла огромная работа, тре-
бовавшая поистине героических усилий трудящихся, ибо транс-
порт был неимоверно разрушен, больше, чем какая-либо дру-
гая отрасль хозяйства.
Советская власть усиливала контроль за деятельностью
частных железных дорог, готовясь к их национализации. Сов-
нарком декретами от 28 июня и 4 сентября 1918 года объявил
все частные дороги собственностью Советского государства.
Важную роль з экономике России играл водный транспорт.
В 1913 году на его долю приходилась почти половина всех гру-
зоперевозок в стране. К моменту пролетарской революции в ру-
ках частных владельцев находились только речной торговый
флот и небольшая часть морского торгового флота. Основная
часть морского флота была в ведении военно-морского мини-
стерства.
Социалистическая революция в Октябре 1917 года сделала
морской флот достоянием народа. Буржуазные правительства
многих стран начали самочинный захват русских судов, нахо-
дившихся в иностранных портах. В водах Тихого океана амери-
канцы и англичане захватили 6 русских судов. В Финляндии
была захвачена флотилия русского Красного Креста в составе
7 госпитальных и вспомогательных судов, в Норвегии — 8 па-
роходов Северного русского пароходства. Много судов попало
к белогвардейцам. Всего к лету 1918 года было захвачено
275 судов, принадлежавших Советскому государству, что со-
ставляло более 60 процентов торгового флота России.
В первые месяцы Советской власти на речном транспорте
и над той частью морского флота, которая находилась еще в
руках частных владельцев, был установлен рабочий контроль.
На введение контроля судовладельцы ответили саботажем.
Чтобы пресечь его, рабочие потребовали национализации вод-
ного транспорта. В конце января 1918 года Совнарком принял
декрет о национализации торгового флота.
В середине февраля собрался Всероссийский съезд работни-
ков водного транспорта. Съезд одобрил декрет о национализа-
ции торгового флота. Водники объединились в один союз. Съезд
избрал Центральный комитет союза (Цеквод), в котором поло-
вину мест получили большевики. Они развернули борьбу за
изгнание меньшевиков и эсеров из профсоюза водников. Тру-
довой энтузиазм и революционная сознательность рабочих-вод-
ников помогли сломить саботаж судовладельцев и спасти зна-
чительную часть флота от гибели.
Первые социалистические мероприятия в экономике Рос-
сии — установление рабочего контроля, национализация бан-
ков, транспорта и значительной части крупной промышлен-
ности — нанесли сокрушительный удар по экономическим
позициям буржуазии в стране. Период с октября 1917 года по
февраль 1918 года, когда рабочий класс осуществлял стреми-
тельное наступление на буржуазию, которая бешено сопротив-
лялась, В. И. Ленин назвал периодом «красногвардейской атаки
на капитал». За это время Советская власть сосредоточила в
своих руках основные командные высоты народного хозяй-
ства. Сломив экономическую мощь буржуазии, Советское госу-
дарство смогло победоносно ликвидировать первые попытки
контрреволюции свергнуть рабоче-крестьянское правительство.
Великая Октябрьская социалистическая революция наряду
с социалистическими преобразованиями разрешила задачи,
не завершенные буржуазно-демократической революцией. Со-
ветская власть до конца ликвидировала помещичье землевла-
дение — эту основу всех пережитков крепостничества. В усло-
виях победы пролетариата национализация земли не только
завершала буржуазно-демократические преобразования, но и
расчищала путь для социалистического переустройства сель-
ского хозяйства.
Трудящиеся крестьяне с огромной радостью встретили дек-
рет о земле, принятый на II Всероссийском съезде Советов. Они
выражали полное доверие Коммунистической партии и Совет-
скому правительству, созданному II съездом Советов.
Вот характерное для того времени сообщение из Ржевского
уезда Тверской губернии:
«Крестьяне горячо приветствуют новое правительство
и партию большевиков. Были вынесены резолюции, пред-
ложенные большевиками, под шумные рукоплескания и
крики: «Да здравствует новая власть во главе с Лениным!
Смерть эксплуататорам!» На выборах в Учредительное соб-
рание крестьяне голосовали поголовно за большевиков…
Имения, весь живой и мертвый инвентарь берутся на учет
волостными комитетами» 32.
Собрание крестьян села Ивановки, Воронежского уезда,
Воронежской губернии, заявило:
«Признавая, что только партия большевиков борется
за скорый мир, за немедленный бесплатный переход земли
к крестьянству, постановлено голосовать только за список
социал-демократов большевиков…» 33
Такие постановления принимались крестьянами во многих
местах.
Со всех концов страны в Петроград шли запросы о земле.
Крестьяне и солдаты хотели скорее получить текст советского
земельного закона и практические указания о том, как его про-
водить в жизнь. В первые же дни после образования Совет-
ского правительства в Смольный стали приезжать крестьяне,
чтобы непременно лично «от самого Ленина» узнать о новом
земельном законе. Несмотря на то, что В. И. Ленин выполнял
сложнейшие и многообразные обязанности председателя Сов-
наркома, он находил время лично принимать крестьян-ходоков.
Член большевистской партии А. Г. Шлихтер, исполнявший
в то время обязанности Народного комиссара земледелия, вспо-
минал:
«На второй или третий день моего наркомземства в
мою приемную явилась делегация, состоявшая из трех хле-
боробов Черниговской губернии. Среди них особенно вы-
делялся представительный седобородый старик, настоящий
крестьянин, только что, казалось, оторвавшийся от сохи.
Он обратился ко мне с расспросами, касающимися инди-
видуальных и конкретных нужд его деревни в земельном
вопросе, получил от меня все разъяснения и указания, но
в то время, как все другие делегации, получив ответ, обык-
новенно сразу же уходили, — я замечаю, что мой старик
уходить но собирается. Жду, что будет дальше… Немного
помявшись и покряхтев, как это обыкновенно делают
крестьяне в затруднительных случаях, старик спраши-
вает меня:
— Товарищ, как бы повидать Ленина?
— А зачем, — говорю, — он вам нужен?
— Не могу, говорит, уехать домой, не повидавши
Ленина. Я должен его повидать и должен сказать потом
своим, что я его видел, и с таким наказом послали меня
сюда мои односельчане. Они мне сказали: «Непременно от
самого Ленина узнай, что и как надо делать»».
Авторитетные разъяснения главы Советского правительства
разносились ходоками в самые глухие деревни. К ходокам,
вернувшимся из Петрограда, сходились крестьяне из окрестных
сел, чтобы послушать человека, который был у В. И. Ленина.
Мудрые советы В. И. Ленина, разрешавшего весьма сложные
и запутанные местные вопросы о земле, производили огромное
впечатление на трудящихся крестьян.
После беседы с тремя делегатами Сердобского Совета ра-
бочих, солдатских и крестьянских депутатов Саратовской губер-
нии В. И. Ленин написал 5A8) ноября 1917 года «Ответ на
запросы крестьян», в котором давались ясные указания, что
должны безотлагательно сделать трудящиеся крестьяне в де-
ревне. Ответ рассылался на места за подписью председателя
Совнаркома В. И. Ленина как официальный документ Совет-
ского правительства.
Центральный Комитет Коммунистической партии и Совет-
ское правительство послали в деревню тысячи агитаторов и
организаторов — передовых рабочих Москвы, Петрограда, Ива-
ново-Вознесенска, Нижнего Новгорода и других городов. Ра-
бочий класс, опираясь на союз с деревенской беднотой, сплачи-
вал трудящихся крестьян вокруг Советов и помогал им органи-
зованно проводить конфискацию помещичьих земель и
имений.
Коммунистическая партия призвала трудящихся крестьян
переизбрать те земельные комитеты, в которых сидели кулаки
и эсеры, и создать комитеты из трудящихся крестьян там, где
этих комитетов еще не было. Необходимо, писала большевист-
ская газета «Деревенская беднота»,
«немедленно избрать земельные крестьянские комитеты,
да не такие, как устроил министр Чернов, что в них сидит
старый помещик, да земский, да поп, а настоящие кре-
стьянские земельные комитеты, чтобы в них сидела кре-
стьянская беднота» 35.
Организационная и агитационная работа, развернутая в де-
ревнях и селах большевиками в дни триумфального шествия
Советской власти, всколыхнула миллионы трудящихся кре-
стьян. Крестьяне под руководством губернских, уездных, во-
лостных и сельских Советов переизбирали комитеты. Влияние
эсеров в земельных комитетах и Советах крестьянских депута-
тов падало.
26 ноября (9 декабря) 1917 года собрался II Всероссийский
съезд крестьянских депутатов. Съезд единогласно принял резо-
люцию по аграрному вопросу, в которой говорилось:
«Съезд приветствует отмену декретом Совета Народных
Комиссаров частной собственности на землю и обращается
к трудовому крестьянству с призывом взять все по-
мещичьи хозяйства со всем живым и мертвым инвентарем
и постройками в ведение земельных комитетов» 36.
На съезде были одобрены проект нового положения о зе-
мельных комитетах и инструкция об урегулировании земель-
ных отношений.
В большей части губерний, где победила Советская власть,
конфискация помещичьих имений проходила организованно, на
основе советских земельных законов. Все помещичьи, мона-
стырские, церковные и удельные земли вместе с живым и мерт-
вым инвентарем брались на учет земельными комитетами, а
затем передавались в пользование крестьянства. Так, например,
волостной сход Дороховской волости, Старицкого уезда, Твер-
ской губернии, постановил:
«1) Реквизировать леса и земли, как надельные, так и
собственнические, находящиеся в пределах нашей волости,
и передать в распоряжение волостного земельного коми-
тета…
3) Запретить всем хозяевам лесов как продажу дров, так
и рубку на дрова, на постройки и т. д.
4) Не делать самовольных захватов реквизированных зе-
мель и лесов, а равно и покосов и пахотной, обработанной
и засеянной земли.
5) Все граждане волости должны прийти на помощь зе-
мельному комитету в правильном распределении реквизи-
рованных лесов и земель; в противном случае, за само-
вольный захват будут отвечать перед революционным во-
енным судом» 37.
Собрание крестьян села Останкино, Ростокинской волости,
Московского уезда, объявило в январе 1918 года графу Шере-
метеву, что оно постановило передать все графские земли с
лесами и водами, весь живой и мертвый инвентарь со всеми
жилыми и нежилыми постройками в собственное народное до-
стояние жителей Останкинского района.
Такой организованный характер носила конфискация по-
мещичьих земель в большей части уездов Московской, Твер-
ской, Ярославской, Костромской, Пензенской, Курской, Орлов-
ской и других губерний Центральной России.
Советское правительство решительно боролось против рас-
хищения кулаками хозяйственного инвентаря конфискованных
имений. Когда председатель Острогожского Совета Воронеж-
ской губерний запросил Совнарком, как поступить с ценно-
стями помещичьих имений, разгромленных крестьянами по
наущению кулаков, В. И. Ленин предписал:
«Составить точную опись ценностей, сберечь их в со-
хранном месте, вы отвечаете за сохранность. Имения — до-
стояние народа. За грабеж привлекайте к суду. Сообщайте
приговоры суда нам» 38.
Коммунистическая партия и Советское правительство по-
могли трудящимся крестьянам через Советы и земельные ко-
митеты широким фронтом развернуть борьбу за полное унич-
тожение помещичьего землевладения.
К началу 1918 года помещичье землевладение и вместе с
ним класс помещиков были в основном ликвидированы. В руки
крестьян переходило свыше 150 миллионов гектаров поме-
щичьих, монастырских и других земель. Только один инвен-
тарь, отобранный у помещиков и бесплатно переданный бед-
някам и середнякам, оценивался в 300 миллионов рублей.
Великая пролетарская революция освободила трудящихся кре-
стьян от арендных платежей помещикам, а также от расходов
на покупку земли в сумме свыше 700 миллионов рублей золо-
том ежегодно, от различных налогов на крестьянские земли,
составлявших еще в 1913 году почти 200 миллионов рублей,
от долгов Крестьянскому поземельному банку, которые на
1 января 1914 года достигали огромной суммы в 1326 миллио-
нов рублей. Одни ежегодные проценты по этому долгу состав-
ляли почти 100 миллионов рублей.
Успешно завершив конфискацию помещичьих земель, Со-
ветская власть с весны 1918 года приступила к разделу их
между трудящимися крестьянами. Помещичьи земли надо было
распределить так, чтобы от этого выиграла трудящаяся часть
деревни и прежде всего миллионы крестьян-бедняков и батра-
ков. Раздел помещичьих земель неминуемо должен был при-
вести в ряде мест, особенно в малоземельных районах, к пере-
делу всей земли, к изъятию в пользу безземельных и малозе-
мельных крестьян значительного количества земли у кулаков.
Для осуществления советской аграрной политики на новом
этапе нужно было создать такой местный земельный аппарат,
который бы последовательно отстаивал интересы бедноты. Зе-
мельные комитеты, хотя частично и обновленные, для этой
цели не годились. Они существовали обособленно от Советов.
Во многих комитетах все еще верховодили кулаки, «левые»
эсеры, а кое-где и правые эсеры. Поэтому Коммунистическая
партия и Советское правительство решили передать руковод-
ство распределением помещичьих земель всецело в руки Сове-
тов. Это нашло свое воплощение в «Законе о социализации
земли», одобренном III Всероссийским съездом Советов. Зе-
мельные комитеты к весне 1918 года были либо распущены,
либо преобразованы в земельные отделы Советов. Правые эсеры
были окончательно изгнаны из земельных органов, а позиции
«левых» эсеров оказались значительно подорванными. Влияние
большевиков в местных органах власти быстро росло.
Начиная с февраля 1918 года, повсюду проходили губерн-
ские и уездные съезды земельных отделов Советов или съезды
Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. На
съездах обсуждался вопрос о распределении земли. Подавляю-
щее большинство съездов приняло решение об уравнительном
распределении земли на основе «Закона о социализации
земли». По этому закону земля распределялась между трудя-
щимися крестьянами в зависимости от местных условий — либо
по трудовой (по количеству трудоспособных), либо по потреби-
тельской (по количеству едоков) норме.
Требование уравнительного землепользования было требо-
ванием большинства трудящихся крестьян, и, хотя оно не от-
вечало конечным целям коммунистов в преобразовании сель-
ского хозяйства, Коммунистическая партия поддержала его.
Делая эту уступку, Советская власть и Коммунистическая пар-
тия стремились достигнуть соглашения с середняком. Они счи-
тали, что в дальнейшем крестьяне на собственном опыте убе-
дятся в недостаточности этого требования.
Некоторые съезды земельных отделов и съезды Советов по-
становили разделить не только помещичью землю, но и заново
распределить надельную, то есть крестьянскую землю, чтобы
отрезать часть земель у кулаков в пользу батраков, бедняков
и середняков. Такие решения, например, были приняты в Ка-
рачевском уезде Орловской губернии, в некоторых уездах Ря-
занской, Тверской и Витебской губерний.
Благодаря большой разъяснительной работе, проведенной
большевиками среди крестьян, уравнительный раздел земли
большей частью происходил по едокам, а не по количеству тру-
доспособных и не поровну на каждый двор, как это предлагали
«левые» эсеры. В Рязанской губернии, например, в 62 волос-
тях из 77, по которым составлены данные, землю переделили
по едокам.
В уездах и волостях, где Советы возглавлялись большеви-
ками, трудящиеся крестьяне уже весной 1918 года сумели ото-
брать у кулаков земли, превышавшие трудовую норму. По ука-
занию Наркомзема у кулаков отбирались в счет излишков
прежде всего посевы озимых хлебов, произведенные на арен-
дованной помещичьей земле. Этим Советская власть оказала
большую продовольственную помощь голодавшей деревенской
бедноте.
Коммунистическая партия и Советское правительство тре-
бовали от местных земельных отделов всеми мерами помочь
крестьянской бедноте засеять полученные земли. Земельным
отделам было дано указание изъять у кулаков излишки семян
и инвентаря и передать беднякам.
Все же в ряде мест, где в Советах и их земельных отделах
было еще сильно влияние «левых» эсеров, кулаки не только
ничего не потеряли в ходе распределения земли, но и сумели
прибрать к рукам часть конфискованных помещичьих земель
и инвентаря. Во многих местах бедноте приходилось силой
оружия отстаивать свои права. В селе Корниец Орловской гу-
бернии кулаки, недовольные разделом земли, пытались разо-
гнать Совет. На помощь Совету пришли бедняки окрестных
деревень. Они усмирили кулаков, многих арестовали, затем
устроили манифестацию и призвали трудящихся крестьян спло-
титься для беспощадной борьбы с кулаками. Классовая борьба
в деревне с каждым днем усиливалась. Крестьянская беднота
на собственном опыте убеждалась в том, что для обуздания ку-
лачества необходимо создать свои организации.
Весной 1918 года миллионы крестьян-бедняков впервые по-
сеяли хлеб на своей земле. Так сбылись их вековые чаяния.
Трудящиеся крестьяне, столетиями мечтавшие о разделе земли
помещиков и других эксплуататоров, получили ее не из рук эсе-
ров и меньшевиков, которые на словах ратовали за наделение
крестьян «землицей», а на деле верой и правдой служили по-
мещикам и кулакам, посылая в деревню карательные экспеди-
ции, — землю крестьянам дал рабочий класс, ставший у власти
и руководимый Коммунистической партией. Наделение трудя-
щегося крестьянства землей и освобождение его от долговой
кабалы усилило поддержку трудящимися крестьянами Совет-
ской власти и укрепило союз рабочего класса с деревенской
беднотой. В этом состоял главный политический итог первых
аграрных преобразований, проведенных Советской властью.
Ё созидательной деятельности Советского государства боль-
шое место занимали вопросы культурного строительства.
Успешно строить новое, социалистическое государство
можно было, только приобщив миллионные массы трудящихся
ко всем достижениям человеческой мысли. Октябрьская социа-
листическая революция открыла трудящимся широкий доступ
к культуре. Советская власть заботилась о сохранении всех
культурных ценностей и использовании их в интересах народа.
На службу трудящимся были поставлены школа, печать,
театры, кино, музеи, библиотеки, картинные галереи и другие
научные и культурно-просветительные учреждения. Советская
власть, принимая меры до охране произведений архитектуры,
искусства, литературы, ликвидировала всякую возможность
превращения культурных ценностей в средство наживы и спе-
куляции в руках буржуазии и помещиков.
Дворцы Петрограда, Москвы и других городов были взяты
под охрану Советов. Художественно-историческим комиссиям
было, предложено провести проверку, опись и прием дворцового
имущества. По инициативе В. И. Ленина была создана Колле-
гия по делам музеев и охраны памятников искусства и ста-
рины, руководившая всей работой по собиранию и сохране-
нию культурных ценностей. В этой работе приняли участие
знаменитые русские художники К. А. Коровин, братья
А. М. и В. М. Васнецовы, В. Д. Поленов и другие. Эрмитаж,
Третьяковская галерея, Щукинское собрание картин, коллек-
ций Морозова и другие сокровищницы искусств были объяв-
лены национальной собственностью. Именно в это время начали
создаваться прекрасные музеи Петрограда, Москвы и других
мест, являющиеся национальной гордостью советского на-
рода.
Только в новых, послеоктябрьских условиях охрана истори-
ческих памятников как национальных реликвий сделалась го-
сударственным делом. Так, до Октябрьской социалистической
революции усадьба великого русского писателя Льва Николае-
вича Толстого Ясная Поляна, место всенародного паломниче-
ства, поддерживалась только за счет маленькой пенсии, по-
лучаемой вдовой писателя С. А. Толстой. Победивший народ
отдал должное памяти великого писателя. Яснополянские кре-
стьяне вынесли постановление о передаче усадьбы Ясная По-
ляна в пожизненное пользование С. А. Толстой. Совнарком
30 марта 1918 года постановил:
«Обратиться от имени Совета Народных Коммиссаров к
местному Совету с указанием на его государственную обя-
занность охранять имение «Ясной Поляны» со всеми исто-
рическими воспоминаниями, которые с ним связаны.
Постановление местных крестьян, что усадьба нахо-
дится в пожизненном пользовании Софьи Андреевны, —
утвердить» 39.
Для социалистической революции охрана исторических
памятников была не только вопросом музейно-архивного дела.
Сохранить следовало лишь памятники, имеющие действительно
большую историческую и художественную ценность. Совнар-
ком в апреле 1918 года принял декрет «О снятии памятников,
воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов
памятников Российской Социалистической Революции», кото-
рый гласил:
«Памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг и
не представляющие интереса ни с исторической, ни с ху-
дожественной стороны, подлежат снятию с площадей и
улиц…» 40
Во исполнение этого декрета был убран памятник Алек-
сандру III в Москве, но в то же время сохранены в Петро-
граде памятники Петру I, Екатерине II, памятники Суворову,
Кутузову, Барклаю-де-Толли, Крузенштерну и другим видным
деятелям России.
Одновременно декрет выдвигал задачу создания художест-
венных произведений, отражающих «идеи и чувства револю-
ционной трудовой России». Этим декретом законодательно
закреплялся ленинский план монументальной пропаганды.
Советское правительство намечало художественно оформить го-
рода Советской республики, в первую очередь Москву и Петро-
град, памятниками, барельефами и надписями на зданиях, про-
пагандирующими идею социализма. Они должны были увеко-
вечить героическую освободительную борьбу трудящихся
против угнетателей, закрепить в памяти народа образы вели-
ких деятелей культуры.
Русское дворянство и буржуазия еще задолго до революции
без сожаления распродавали величайшие художественные цен-
ности за границу, не помышляя об ущербе, наносимом на-
циональной культуре. После революции такие распродажи
художественных ценностей за границу проводились уже не толь-
ко из корыстолюбия, но и из желания, чтобы культурные цен-
ности не достались победившему народу. Органы Советской
власти следили за тем, чтобы произведения искусства, кото-
рые впервые стали подлинно национальным достоянием,
не расхищались, не переправлялись за границу. Весной
1918 года в Совнарком поступили сведения, что бывшая кня-
гиня Мещерская продает картину Боттичелли и другие худо-
жественные ценности за границу. Этот вопрос был особо рас-
смотрен на заседании Совнаркома 30 мая 1918 года. Постанов-
ление гласило:
«…ввиду исключительного художественного значения кар-
тины Боттичелли (Тондо), принадлежащей в настоящее
время гражданке Е. П. Мещерской, предполагающей,
по имеющимся сведениям, вывезти картину за грани-
цу, Совет Народных Комиссаров постановляет: картину
эту реквизировать, признать ее собственностью Россий-
ской Социалистической Федеративной Советской Респуб-
лики и передать в один из национальных музеев Рос-
сийской Социалистической Федеративной Советской Рес-
публики».
В этом же постановлении Совнарком поручил Народному
комиссариату просвещения
«разработать в 3-дневный срок проект декрета о запреще-
нии вывоза из пределов Российской Социалистической Фе-
деративной Советской Республики картин и вообще вся-
ких высокохудожественных ценностей…»
Перед Советской властью встала грандиозная задача рас-
пространения просвещения в миллионных народных массах.
В дореволюционной России 73 процента населения было
безграмотно.
«Четыре пятых молодого поколения осуждены на без-
грамотность крепостническим государственным устрой-
ством России», —
писал В. И. Ленин в 1913 году.
Для вовлечения трудящихся в политическую жизнь, в
строительство нового, советского государства необходимо было
прежде всего ликвидировать безграмотность.
«Безграмотный человек стоит вне политики, его сначала
надо научить азбуке», —
указывал В. И. Ленин. Созданный в Наркомпросе внешкольный
отдел во главе с Н. К. Крупской начал огромную работу по
ликвидации неграмотности. Мобилизация грамотных для обу-
чения неграмотных, организация большой сети специальных
школ, введение бесплатного обучения — все это создавало проч-
ную основу для ликвидации безграмотности.
В первой половине ноября 1917 года Совнарком утвердил
декрет, по которому крупнейшие театры страны освобождались
от удушающей их опеки так называемого Управления импера-
торских театров. За театрами признавалось огромное культур-
но-просветительное и общенародное значение. Руководство
театрами возлагалось на Наркомпрос.
«Мы не требуем от вас никаких присяг, никаких за-
явлений в преданности и повиновении, — писал в письме
к артистам Государственного театра драмы (бывш. Алек-
сандринский) Народный комиссар просвещения А. В. Лу-
начарский.
…Но в стране есть теперь новый хозяин — трудовой
народ. Трудовой народ не может поддерживать государст-
венные театры, если у него не будет уверенности в том,
что они существуют не для развлечения бар, а для удов-
летворения великой культурной нужды трудового насе-
ления» .
Верхи буржуазной интеллигенции пытались организовать
саботаж в органах просвещения, поднять на борьбу с Совет-
ской властью учителей, профессуру, инженеров, работников
искусства. Забастовки некоторых учителей, организуемые ре-
акционным «Всероссийским учительским союзом», забастовки
профессуры, адвокатуры и даже отдельных врачей, организуе-
мые кадетами, должны были, по замыслу контрреволюционе-
ров, дезорганизовать жизнь больших городов, вызвать озлоб-
ление в народе, показать бессилие новой власти.
Однако эти вражеские планы провалились. Для лучшей
революционной части интеллигенции не существовало во-
проса о выборе пути после Октябрьской социалистической
революции.
«Принимать или не принимать? Такого вопроса для
меня… не было, — писал поэт В. В. Маяковский. — Моя ре-
волюция. Пошел в Смольный. Работал. Все, что приходи-
лось…» 46
Крупнейшие представители русской культуры — писате-
ли В. В. Маяковский и А. С. Серафимович, художники
И. Э. Грабарь и И. И. Бродский, артисты В. Р. Гардин и
А. И. Южин и многие другие отдали себя в распоряжение Со-
ветского государства.
Советское правительство в первые же месяцы своего суще-
ствования провело в жизнь ряд культурных мероприятий, под-
готовленных прогрессивной научной общественностью еще до
революции. Так, Академия наук еще в 1909 году разработала
новое правописание. Введение нового правописания, учиты-
вавшего развитие живого русского языка, облегчило бы рас-
пространение грамотности в народных массах и общий подъем
культуры. Ни царское, ни Временное правительство не осуще-
ствили этот проект Академии наук. Реакционная печать резко
выступала против новой орфографии, писала об эстетике буквы
«ять», о привычке, о священных традициях и пр. Декретом
Советского правительства, опубликованным 23 декабря
1917 года E января 1918 года), было введено новое правопи-
сание в целях
«облегчения широким народным массам усвоения русской
грамоты, поднятия общего образования…» 47
Календарная реформа, подготовлявшаяся Академией наук
более десяти лет, всячески тормозилась реакционным духовен-
ством. Эта реформа также была проведена Советским прави-
тельством в феврале 1918 года.
В дореволюционной Академии наук не было специальных
научных учреждений, которые занимались бы изучением и
разработкой общественных наук. Наркомнрос разработал про-
ект постановления о создании Социалистической академии об-
щественных наук. Совнарком рассмотрел этот проект B5 мая
1918 года), одобрил его идею и предложил переработать про-
ект на следующих основах:
«1) Во главу угла поставить издательское общество
марксистского направления;
2) Привлечь в особенно большом числе заграничные
марксистские силы;
3) Одной из первоочередных задач поставить ряд со-
циальных исследований;
4) Немедленно принять меры к выяснению, набору и
использованию русских преподавательских сил» 48.
Советское правительство активно поддерживало всякое на-
чинание передовой интеллигенции, направленное на развитие
науки и распространение знаний в массах. Когда весной
1918 года Общество любителей естествознания, антропологии и
этнографии обратилось в Наркомпрос с просьбой утвердить
смету Общества, Совнарком дал указание Наркомпросу учесть
при рассмотрении сметы творческую, живую работу Общества,
открывшего широко двери всем тем, для кого «казенная наука»
эти двери закрывала. Совнарком предлагал Наркомпросу при
рассмотрении сметы увеличить ее, исходя из необходимости
развить до максимума деятельность Общества.
Советская революция раскрыла перед наукой грандиоз-
ные перспективы подлинной творческой деятельности, служе-
ния народу в великом деле переустройства общества на социа-
листических началах.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий