Разгром контрреволюционных заговоров и мятежей

Наряду с открытой вооруженной борьбой против Совет-
ской власти империалисты организовали в широких масштабах
подрывную работу внутри страны. Для этого они использовали
свергнутые эксплуататорские классы, кулачество, а также
представителей различных контрреволюционных партий и
групп.
Шпионско-подрывной работой непосредственно руководили
дипломатические и другие представители иностранных госу-
дарств в России.
После Великой Октябрьской социалистической революции
капиталистические страны проводили политику дипломатиче-
ской изоляции Советской России. Иностранные государства,
и в первую очередь государства Антанты, отказались признать
Советскую власть. Но их дипломатические представители тем
не менее не покидали пределов России. По указанию своих
правительств они остались здесь для организации контррево-
люционных выступлений и заговоров.
«Агенты Антанты в России, — признает американский
буржуазный историк Шуман, — делали все возможное для
поощрения антибольшевистских элементов. В их задачу
входили все средства, начиная от простого уничтожения
мостов и порчи железных дорог до грандиозного заговора
в целях свержения Советского правительства» .

Наиболее разветвленной сетью различных представительств
в России располагало правительство США. В 1918 году оно
имело в Советской России, кроме посольства, два генеральных
консульства (в Москве и в Иркутске), девять консульств
(в Петрограде, Архангельске, Екатеринбурге, Самаре, Тифли-
се, Омске, Томске, Чите, Владивостоке) и консульское агент-
ство в Мурманске. Их дополняли многочисленные представи-
тели всевозможных промышленных и торговых фирм. Боль-
шим числом различных представительств в России располагали
Англия, Франция и другие страны.
С момента переезда из Петрограда в Вологду дипломатиче-
ские миссии стран Антанты особенно рьяно взялись за подго-
товку заговоров против Советской власти. В Вологду со всех
концов страны тайно прибывали за указаниями белогвардей-
ские офицеры, генералы, лидеры кадетов, меньшевиков, эсе-
ров. Американские, английские и французские дипломаты,
имея самые тесные связи с подпольными организациями каде-
тов, эсеров и меньшевиков, снабжали их деньгами и оружием.
Весной 1918 года наиболее контрреволюционные предста-
вители буржуазии и помещиков создали в Москве так назы-
ваемый «правый центр» — законспирированную организацию,
ставившую своей целью свержение Советской власти. Боль-
шинство членов «правого центра» ориентировалось на помощь
Германии. Но это не мешало «центру» одновременно вести
переговоры и с представителями Антанты, просить их ввести
свои войска в Россию.
В июне 1918 года от «правого центра» откололась большая
группа кадетов, целиком ориентировавшаяся на Антанту.
Кадеты организовали «национальный центр», который создал
свои отделения в Петрограде, на Кубани, на Урале, в Сибири.
«Национальный центр» поддерживал тесную связь с белогвар-
дейской «Добровольческой» армией, при которой имел своих
представителей. Входящие в «национальный центр» буржуаз-
ные специалисты проводили подрывную работу в советских
хозяйственных организациях. «Национальный центр» форми-
ровал военные группы из белогвардейского офицерства, гото-
вил мятежи, вел шпионаж в пользу держав Антанты и бело-
гвардейских правительств на окраинах. «Национальный центр»
субсидировался Антантой.
В июле «национальный центр» установил контакт с
контрреволюционным «союзом возрождения России». «Союз
возрождения России» являлся блоком кадетов с эсерами и
меньшевиками. Как и «национальный центр», он находился
на содержании иностранных миссий и разведок. Руководители
«союза возрождения» имели тесный контакт с членами фран-
цузской миссии. Один из членов «союза возрождения» Аргу-
нов писал:
«С самых первых шагов своей деятельности союз во-
шел в правильные и частые сношения с представителями
союзных миссий, находившихся в Москве, Петрограде и
Вологде, главным образом, при посредничестве француз-
ского посланника г. Нуланса. Представители союзников
были подробно ознакомлены с задачами союза и его со-
ставом и неоднократно выражали свою готовность всяче-
ски ему содействовать…»

В начале 1918 года при участии союзнических миссий была
создана еще одна строго законспирированная белогвардейско-
эсеровская организация. Она именовала себя «союзом защиты
родины и свободы». Возглавил ее заклятый враг Советской
власти эсер Савинков. И этот «союз» получал от дипломатиче-
ских миссий Антанты значительные денежные средства. По
признанию Савинкова, общая сумма денег, полученных им
только от французской миссии, достигала двух с половиной
миллионов рублей.
Организатор белогвардейского заговора в Вологде, пред-
ставитель ЦК партии «народных социалистов» Игнатьев
признавал:
«И правый центр, и «союз возрождения», и организа-
ция Савинкова одновременно вели переговоры с союзными
миссиями (главным образом, французской и английской)
о денежных субсидиях для борьбы с Советской властью.
Союзники всех их принимали, всем обещали и всем от-
крывали кредит» 66.
В финансировании «союза защиты родины и свободы» при-
нимал участие и председатель чехословацкого «националь-
ного совета» Масарик, передавший Савинкову через секретаря
Клецанду 200 тысяч рублей.
«Союз защиты родины и свободы» ставил своей целью
свергнуть Советскую власть путем организации антисоветских
мятежей и убийств видных советских деятелей. Заговорщики
имели задание одновременно с высадкой войск интервентов
и наступлением чехословацкого корпуса поднять мятежи в го-
родах Поволжья, ударить в тыл советским войскам и отре-
зать их от центра Республики.
Французский посол Нуланс через консула в Москве Гре-
нара предложил Савинкову начать восстание в первых числах
июля. К этому моменту интервенты предполагали высадить
десант в Архангельске. Выполняя указание своих иностран-
ных хозяев, «союз» начал готовить летом 1918 года контррево-
люционные мятежи в ряде городов Верхнего Поволжья: Яро-
славле, Костроме, Рыбинске (Щербаков) и др.
Вооруженное выступление в Ярославле интервенты приуро-
чили к мятежу «левых» эсеров в Москве. Одновременно дол-
жны были начаться мятежи в Муроме, Костроме, Рыбинске и
в других городах Поволжья и центра России. Ярославль в то
время кишел эсерами и меньшевиками. В городе скопилось
более тысячи белогвардейских офицеров. Эсеры проникли в
ярославскую милицию и сумели даже протащить одного из
заговорщиков на пост начальника милиции. 6 июля заговор-
щики захватили в Ярославле арсенал, почту, телеграф и дру-
гие учреждения. Началась расправа над коммунистами и со-
ветскими работниками.
Местные коммунистические организации призвали рабочих
к подавлению белогвардейско-эсеровского мятежа. Соорудив
баррикады, вооруженные рабочие и подразделения Красной
Армии вступили в борьбу с мятежниками. Советское прави-
тельство направило на помощь рабочим Ярославля полк из
Москвы и рабочие вооруженные отряды из Костромы, Волог-
ды, Рыбинска. 21 июля 1918 года советские части подавили
мятеж.
В Муроме мятежники продержались всего лишь одни
сутки, а их выступление в Костроме было своевременно пре-
сечено местными партийными и советскими организациями.
Большие надежды возлагали интервенты на мятеж в Рыбин-
ске. Здесь находились большие запасы оружия и боеприпа-
сов, которые были свезены сюда с фронтов после окончания
первой мировой войны. Интервенты надеялись использовать
эти запасы для вооружения новых контрреволюционных отря-
дов и банд. Однако советские органы своевременно раскрыли
и этот заговор.
В общем плане белогвардейско-эсеровских заговоров и мя-
тежей важная роль отводилась «левому» эсеру, командующему
советскими войсками на Восточном фронте бывшему полков-
нику Муравьеву. Он должен был поднять войска фронта про-
тив Советской власти. Интервенты рассчитывали, что Мура-
вьев, открыв фронт и соединившись с чехословацкими мятеж-
никами и войсками «учредилки», начнет поход на Москву.
Вечером 10 июля 1918 года Муравьев прибыл из Казани
в Симбирск (Ульяновск) и провокационно заявил, что не при-
знает Брестского мира и объявляет войну Германии. Обману-
тые им части заняли почту, телеграф и радиостанцию, выклю-
чили телефоны, окружили здание исполкома и помещение
штаба Симбирской группы войск. Радиограммой Муравьев при-
звал белогвардейцев и интервентов от Самары до Владиво-
стока начинать наступление на Москву.
Советское правительство приняло экстренные меры для
ликвидации муравьевской авантюры.
В ночь на 11 июля по железнодорожному телеграфу на
станции Симбирск II, не занятой мятежниками, было принято
правительственное сообщение, которое объявляло Муравьева
изменником и врагом Советской власти.
Коммунисты Симбирска под руководством председателя
губернского комитета большевиков И. М. Варейкиса наметили
план ликвидации авантюры. Они решили начать переговоры с
Муравьевым и выиграть таким образом время для разоблаче-
ния изменника и организации сил для подавления мятежа.
Политработники штаба развернули разъяснительную работу
среди солдат и населения. Большевики раскрыли правду сол-
датам, обманутым Муравьевым и его сообщниками. Латышские
стрелки, а затем бойцы бронеотряда и Уфимского полка зая-
вили, что они готовы по первому приказу советского командо-
вания беспощадно подавить мятеж. В городе были сосредото-
чены верные Советской власти воинские части: интернацио-
нальный отряд, команда 1-го Симбирского полка и другие.
11 июля вечером Муравьева пригласили на заседание Симбир-
ского исполкома. Муравьев и его сообщники приняли это как
капитуляцию исполкома. Заседание началось поздно ночью.
На нем были оглашены изменнические телеграммы Муравье-
ва о прекращении военных действий против интервентов и
белогвардейцев. Они вызвали гневное возмущение присутство-
вавших на заседании коммунистов. Раздались требования
ареста изменника. Муравьев пробовал сопротивляться и был
убит, а его сообщники арестованы.
Муравьевский мятеж значительно осложнил обстановку на
Восточном фронте. Управление войсками было нарушено.
Воспользовавшись этим, белочехи нанесли ряд серьезных уда-
ров по отдельным частям Красной Армии. В. И. Ленин позже
отмечал, что измена Муравьева стоила жизни многим и мно-
гим рабочим и крестьянам.
В августе 1918 года в момент тяжелых боев на Восточном
фронте вспыхнули белогвардейско-эсеровские мятежи на
Ижевском и Боткинском военных заводах. Интервенты хотели
использовать эти заводы доя снабжения оружием белогвар-
дейских армий.
На Ижевском и Боткинском заводах работники управле-
ния, начальники цехов и даже мастера в большинстве своем
были набраны из числа бывших царских офицеров. Рабочие
этих предприятий значительно отличались от пролетариев
Петрограда, Москвы и других промышленных центров. Мно-
гие из них имели свои довольно крупные хозяйства: дома,
большие огороды, скот, иные занимались торговлей и спеку-
ляцией. Мелкобуржуазная психология рабочих-собственников
представляла благодатную почву для эсеро-меньшевистской
агитации. Ухудшившееся вследствие войны и интервенции
продовольственное положение помогло эсерам и меньшевикам
вовлечь в мятеж отсталую часть рабочих. Кроме того, за годы
войны на эти заводы пришло немало людей, враждебно на-
строенных к Советской власти. Место кадровых рабочих,
ушедших на фронт, заняли укрывавшиеся от мобилизации ку-
лацкие сынки, лавочники и прочие мелкобуржуазные эле-
менты.
Большевистские организации Ижевска и Воткинска после
почти поголовной мобилизации коммунистов на фронт были
очень ослаблены и не могли дать должного отпора эсеро-мень-
шевистским агитаторам. В ночь на 8 августа мятежники
овладели Ижевском. 10 августа меньшевики и эсеры, входив-
шие в Ижевский исполком, объявили о переходе власти в их
руки. В городе и его окрестностях началась жестокая расправа
с коммунистами, революционными рабочими, советскими ра-
ботниками и их семьями. Несколько позже, во второй половине
августа, эсерам и меньшевикам удалось захватить власть и в
Воткинске.
Летом 1918 года в Поволжье, на Урале и в Сибири раз-
горелись кулацкие мятежи.
Кулачество, люто ненавидевшее Советскую власть, пред-
ставляло собой одну из главных опор контрреволюционного
движения в России. Оно являлось основным источником фор-
мирования белогвардейских армий. На этот самый многочис-
ленный эксплуататорский класс в стране делали ставку иност-
ранные империалисты. Везде, отмечал В. И. Ленин, кулачество
входило в союз с иноземными капиталистами против трудя-
щихся своей страны.
Бой трудящихся с кулачеством В. И. Ленин назвал послед-
ним, решительным боем, ибо это был бой с последним эксплуа-
таторским классом:
«Беспощадная война против этих кулаков! — писал
В. И. Ленин летом 1918 года. — Смерть им! Ненависть и
презрение к защищающим их партиям: правым эсерам,
меньшевикам и теперешним левым эсерам! Рабочие дол-
жны железной рукой раздавить восстания кулаков, заклю-
чающих союз против трудящихся своей страны с чуже-
земными капиталистами» 67.
Непосредственными организаторами кулацких вооружен-
ных выступлений были эсеры, меньшевики, анархисты, за
спиной которых стояли иностранные империалисты. Наиболее
сильные кулацкие мятежи происходили в тех уездах, к кото-
рым приближались части чехословацкого корпуса. Кулацкие
банды расчищали дорогу наступавшим отрядам интервентов и
белогвардейцев. Организация кулацких мятежей в тылу со-
ветских войск и в центральных губерниях Республики явля-
лась составной частью империалистического плана удушения
Советской власти.
На Урале в дни наступления белочехов и белогвардейцев
мятежи вспыхнули в Оханском, Осинском, Кунгурском, Крас-
ноуфимском и других уездах Пермской и некоторых уездах
Уфимской губерний. Вместе с русскими кулаками в них ак-
тивно участвовали башкирские буржуазные националисты.
Мятежники, зная, что фронт близок, и рассчитывая на скорую
победу интервентов и белогвардейцев, жестоко расправлялись
со всеми сторонниками Советской власти.
В некоторых районах кулацкими бандами руководили бе-
лочешские инструкторы из мятежного корпуса. Так было, на-
пример, в районе Алапаевска на Урале.
В августе 1918 года вспыхнул контрреволюционный мятеж
в Уржумском уезде Вятской губернии, а еще раньше подняли
мятеж кулаки Никольского уезда Вологодской губернии.
С продвижением интервентов в Поволжье участились ку-
лацкие выступления в Саратовской губернии. В июле эсеры
организовали мятеж в Вольском уезде: контрреволюционным
бандам удалось на время захватить Вольск и учинить расправу
над советскими работниками и бойцами немногочисленного
местного гарнизона. В Вольск были направлены советские вой-
ска из Саратова и Пензы. С их помощью мятеж был подавлен.
Мятежи вспыхнули в Нижегородской и других поволжских
губерниях, где эсеры имели довольно многочисленную агентуру.
Эсеры организовали крупные кулацкие выступления и в не-
посредственной близости от Москвы: в Бельском уезде Смолен-
ской губернии, в Тульской, Рязанской и других центральных
губерниях.
В августе начался подготовленный эсерами контрреволюци-
онный мятеж в Ливнах Орловской губернии. Мятеж захватил
весь уезд. К кулакам примкнули городские лавочники, спеку-
лянты. Контрреволюционные банды обрушились на небольшой
гарнизон города. Красноармейцы и бойцы интернационального
коммунистического отряда в течение долгих часов самоотвер-
женно сдерживали натиск бандитов. Все же контрреволю-
ционерам удалось захватить здание Совета, телеграф и боль-
шую часть города. Несколько членов Совета и другие совет-
ские работники были растерзаны озверевшими белобандитами.
Захваченных в плен красноармейцев белогвардейцы жестоко
пытали, вырезали им кожу, выкалывали глаза. После прибытия
советских подкреплений из Орла и Курска мятеж был подавлен.
Такой же кулацко-эсеровский мятеж вспыхнул в Чернском
уезде Тульской губернии. Он также сопровождался дикими ис-
тязаниями и убийствами коммунистов и советских работников.
Выступлением кулачества в этом уезде руководил полковник
Дурново — родственник известного палача, бывшего царского
министра генерала Дурново. В хорошо вооруженных кулацких
отрядах находилось много офицеров. В некоторых волостях
уезда кулаки обманом и угрозами заставляли трудящихся кре-
стьян присоединяться к ним. Однако основная масса среднего
крестьянства отказалась поддержать мятежников, и мятеж был
вскоре ликвидирован.
Контрреволюционные выступления кулачества происходили
в конце лета 1918 года также в районе Петрограда, в Воронеж-
ской губернии и во многих других местах.
Активное участие во всех мятежах и заговорах принимали
контрреволюционные круги православного, католического, му-
сульманского и еврейского духовенства, руководители различ-
ных религиозных сект. Католические костелы служили местом
явки для заговорщиков, а сами католические «святые отцы» с
благословения Ватикана и по заданиям иностранных разведок
вели шпионаж в пользу Антанты. С церковных амвонов разда-
вались антисоветские проповеди, призывы выступать с оружием
против большевиков. В некоторых местах православное духо-
венство встречало белогвардейцев и интервентов колокольным
звоном и молебнами. Возглавлявший реакционное православ-
ное духовенство патриарх Тихон выпустил обращение к верую-
щим, в котором угрожал предать анафеме всех, кто будет под-
держивать Советскую власть.
Учитывая активную антисоветскую деятельность духовен-
ства, Пленум ЦК РКП(б) постановил еще 19 мая 1918 года:
«… Повести против духовенства усиленную письменную
агитацию» 68.
Организовать такую агитацию было поручено поэту-боль-
шевику Демьяну Бедному и Е. М. Ярославскому.
Коммунистическая партия и Советское правительство ор-
ганизовали беспощадную борьбу с кулацко-эсеровскими мя-
тежами.
«Действуйте самым решительным образом против кула-
ков и снюхавшейся с ними левоэсерской сволочи. Обрати-
тесь с воззваниями к бедноте. Организуйте ее. Запросите
помощи от Ельца. Необходимо беспощадное подавление ку-
лаков-кровопийцев»
, —
писал от имени Совнаркома В. И. Ленин Задонскому исполкому
в телеграмме от 17 августа 1918 года.
В телеграмме Пензенскому губернскому исполкому
В. И. Ленин требовал:
«Необходимо с величайшей энергией, быстротой и беспо-
щадностью подавить восстание кулаков, взяв часть войска
из Пензы, конфискуя все имущество восставших кулаков
и весь их хлеб. Телеграфируйте чаще, как идет это дело»
.
Благодаря решительным мерам кулацкие мятежи к осени
1918 года были в основном подавлены. Интервентам не удалось
подорвать тыл советских войск. Основная масса крестьянства
не пошла за кулаками и эсерами, а та часть среднего крестьян-
ства, которая вначале поверила эсеровским лозунгам, быстро
распознала подлинное лицо кулацких идеологов. Трудящееся
крестьянство все теснее сплачивалось вокруг Коммунистиче-
ской партии — истинной выразительницы воли народных масс.
Против озверевших врагов Советской власти решительно
действовали карательные органы пролетарского государства,
опиравшиеся на широкую поддержку трудящихся. ВЦИК еще
в конце мая 1918 года учредил Революционный трибунал, глав-
ной задачей которого являлось пресечение контрреволюцион-
ной деятельности врагов Советской власти. При единодушной
поддержке трудящихся Коммунистическая партия и Советское
правительство очищали Советы от агентов контрреволюции.
В июне 1918 года ВЦИК постановил исключить из своего соста-
ва, а также из состава местных Советов меньшевиков и эсеров
(правых и центра). В июле началось изгнание из Советов и
массовых организаций трудящихся «левых» эсеров, которые,
как и правые эсеры, окончательно разоблачили себя как отъяв-
ленные враги Советской власти.
При подавлении кулацких мятежей и контрреволюционных
заговоров еще раз подтвердилось, что нити от них ведут к ино-
странным миссиям. Советские органы раскрыли летом 1918 го-
да несколько крупных заговоров, которыми непосредственно
руководили послы стран Антанты.
В июле было установлено, что в Вологде дипломатическими
миссиями готовится белогвардейский мятеж, для чего в городе
сосредоточиваются контрреволюционные элементы. 1 июля из
Москвы в Вологду уезжало 45 французских граждан, в прово-
дах которых приняли участие представители французской мис-
сии и несколько бывших крупных московских фабрикантов.
Проводы показались чекистам подозрительными. Они решили
проверить отъезжавших. При опросе задержанных «францу-
зов», предъявивших документы, которые удостоверяли их при-
надлежность к французской армии, выяснилось, что в действи-
тельности это — польские легионеры, почти не говорившие по-
французски. В Вологде было обнаружено еще около 600 таких
«французских граждан». Оказалось, что Вологда являлась
сборным пунктом, откуда польские легионеры и белогвардейцы
переправлялись иностранными посольствами в Мурманск, Ар-
хангельск и в Поволжье.
Ввиду такой «деятельности» иностранных миссий в Вологде
Советское правительство в телеграмме от 10 июля старшине ди-
пломатического корпуса американскому послу Фрэнсису пред-
ложило послам переехать в Москву. Советское правительство
гарантировало посольствам все удобства и полную безопасность.
На это предложение Фрэнсис ответил, что послы не находят
оснований для переезда в Москву. В конце июля дипломатиче-
ский корпус выехал в Архангельск, оставив в Вологде, так же
как и в Москве и в Петрограде, шпионско-диверсионные гнезда.
В августе 1918 года были раскрыты тайные контрреволюци-
онные центры в Москве и Петрограде, подготовлявшие широко
задуманный заговор. Возглавляли его английский дипломати-
ческий представитель Локкарт, американский генеральный
консул Д. Пуль и французский генеральный консул Гренар.
Раскрытие и ликвидация этого заговора были крупным успе-
хом ВЧК.
Первые сведения о планах заговорщиков начали поступать
в ВЧК еще в июле. Органам ВЧК стало известно, что члены
дипломатических миссий превратили американское консульство
в Москве и английское посольство в Петрограде в конспира-
тивные квартиры, где на тайных совещаниях с участием рус-
ских белогвардейцев обсуждались планы свержения Советского
правительства.
Заговорщики рассчитывали посредством подкупов и прово-
каций поднять против Советской власти отдельные воинские ча-
сти Красной Армии, находившиеся в Москве. На подкупы и
организацию мятежа они ассигновали 10 миллионов рублей. Но
преступный вражеский замысел сорвался: интервенты не учли
высокого патриотизма воинов, защищающих интересы народа.
В конце августа ВЧК приступила к ликвидации этого разбой-
ничьего заговора иностранных разведок.
Среди задержанных в Москве в ночь на 1 сентября на кон-
спиративной квартире, где происходило тайное сборище, ока-
зался некий англичанин, не пожелавший назвать себя. В ВЧК
он заявил, что является английским дипломатическим пред-
ставителем Локкартом и поэтому пользуется дипломатической
неприкосновенностью. Тогда Локкарта ознакомили с докумен-
тами, изобличавшими его в организации антисоветского за-
говора. Снова сославшись на свое положение дипломатического
представителя, Локкарт отказался давать показания. Ему тогда
предложили доказать, что некий заговорщик Локкарт и дипло-
матический представитель Локкарт не одно и то же лицо. Пой-
манный с поличным, дипломат вынужден был признаться в
совершенных им преступлениях.
Одновременно в здании английского посольства в Петрограде
была задержана еще одна группа заговорщиков (около 40 че-
ловек), среди которых оказалось и несколько видных белогвар-
дейских офицеров. При обыске заговорщики, возглавляемые
английским военно-морским атташе Кроми, оказали вооружен-
ное сопротивление, убили одного чекиста и нескольких ранили.
В перестрелке Кроми, первым открывший огонь, был убит. При
обыске в посольстве было обнаружено много оружия и компро-
метирующая английских «дипломатов» переписка. Задержан-
ные имели удостоверения, подписанные Локкартом, благодаря
которым должны были пользоваться защитой иностранных мис-
сий, находившихся в Москве. На удостоверениях стояли коро-
левский герб Англии и печать английской военной миссии.
Материалы следствия, показания свидетелей и подсудимых
на судебном процессе неопровержимо доказывали, что дип-
ломаты-диверсанты готовили контрреволюционный переворот в
Москве в начале сентября 1918 года. Заговорщики намерева-
лись захватить главные правительственные учреждения, аре-
стовать и убить руководителей партии и правительства. Они
стремились осуществить то, что не удалось им сделать раньше.
Еще в дни Временного правительства послы стран Антанты
настаивали на аресте В. И. Ленина и его физическом уничто-
жении. Фрэнсис позже писал:
«Каковы бы ни были причины, теперь, как и тогда, я убеж-
ден, что правительство (Временное буржуазное правитель-
ство. — Ред.) проявило бесспорную слабость. Я так прямо
и заявил тогда министру иностранных дел Терещенко» 71.
Дипломаты-заговорщики надеялись по осуществлении своих
террористических замыслов ввести в Москву интервенциони-
стские войска и установить власть контрреволюционной ди-
ректории из трех человек.
Вот что писал, например, о контрреволюционной деятель-
ности французских представителей в России Фрэнсис Лансингу
3 сентября 1918 года:
«В июне французский посол специально ездил из Во-
логды в Москву.., где вел переговоры с подпольным цент-
ром, предложив ему после свержения большевиков создать
триумвират, в состав которого предполагалось ввести
Савинкова и Чернова…» 72
В заговоре, кроме Д. Пуля, Локкарта и Гренара, принимал
участие и ряд других иностранцев: помощник американского
торгового атташе Коломатиано (он же резидент американской
разведки), английский разведчик Рейли, глава французской
военной миссии генерал Лавернь, резидент французской воен-
ной разведки офицер Вортомон и др. Активное содействие за-
говорщикам оказывал глава американской миссии Красного
Креста майор Уордвелл.
На тайной квартире шпиона Вортомона были захвачены
шифры и секретные карты советского командования. Одна из
групп заговорщиков с помощью правых эсеров готовила круп-
ную диверсию: разрушение железнодорожных мостов на под-
ступах к Петрограду. Враги рассчитывали нарушить подвоз
продовольствия и обречь население города на голодную смерть.
При аресте у резидента американской разведки Коломатиа-
но была отобрана трость, внутри которой оказались зашифро-
ванные документы. Коломатиано на следствии показал, что он
участвовал в тайном совещании заговорщиков у американского
генерального консула Д. Пуля, который в свое время познако-
мил его с Рейли и Вортомоном. Шпионы обменялись адресами
и договорились о взаимной информации. Таким образом, был
установлен контакт между резидентами американской, англий-
ской и французской разведок.
Дипломаты-заговорщики организовали с целью переворота
террористические акты против руководителей Коммунистиче-
ской партии и Советского правительства. 20 июня 1918 года
предательской пулей из-за угла был сражен один из руководи-
телей петроградских большевиков В. Володарский. 30 августа
в Петрограде эсером был убит председатель Петроградской ЧК
М. С. Урицкий.
В тот же день всю страну облетела тяжкая весть: в 7 ча-
сов 30 минут вечера в Москве империалистическая агентура
преступными руками эсерки Каплан совершила злодейское по-
кушение на жизнь создателя Коммунистической партии в
России, вождя мирового пролетариата, главы первого в мире
рабоче-крестьянского государства Владимира Ильича Ленина.
В. И. Ленин был тяжело ранен.
В грозные дни конца лета 1918 года В. И. Ленин часто
выезжал на многолюдные открытые митинги, главным образом
на заводы и в воинские части. Иногда он выступал по несколь-
ку раз в день. 30 августа В. И. Ленин выступил на митинге в
Басманном районе Москвы, а вечером — на заводе Михельсона
в Замоскворечье. Когда после митинга В. И. Ленин, окружен-
ный рабочими, выходил из цеха во двор, чтобы сесть в авто-
мобиль, эсерка Каплан произвела в него несколько выстрелов.
Убийствами видных деятелей Коммунистической партии и
Советского правительства империалисты и их подручные —
эсеры думали посеять в рядах партии и рабочего класса уны-
ние и растерянность, парализовать жизнь пролетарского госу-
дарства и ускорить тем самым падение Советской власти.
Злодейское покушение на жизнь великого Ленина вызвало
в народных массах бурю возмущения и гнева. Миллионы трудя-
щихся требовали беспощадной расправы с врагами революции,
объявления красного террора против контрреволюционеров. Со
всех концов Советской республики поступали телеграммы, в ко-
торых трудящиеся заверяли Коммунистическую партию в своей
безграничной преданности революции, в готовности защищать
ее от посягательств врагов до последней капли крови. Прези-
диум Московского Совета круглые сутки осаждался представите-
лями рабочих организаций, стремившимися узнать о состоянии
здоровья Владимира Ильича. Центральный комитет Всероссий-
ского союза металлистов, выражая свое возмущение покуше-
нием на жизнь руководителя Советского государства, заявлял:
«Центральный комитет Всероссийского союза рабочих
металлистов верит, что в самом недалеком будущем он
вновь увидит в своих рядах любимого вождя и под его ру-
ководством окончательно сломит сопротивление всех вра-
гов рабочего класса» 73.
Трудящиеся Царицына, узнав о покушении на В. И. Ленина,
направили в Центральный Комитет партии телеграмму:
«Мы, рабочие и работницы города Царицына, собрав-
шись седьмого сентября в клубе Коммуны в количестве ты-
сячи пятисот человек на вечер, посвященный другу и
брату рабочей и деревенской бедноты товарищу Ленину,
шлем пожелание скорейшего выздоровления горячо лю-
бимому вождю товарищу Владимиру Ильичу Ленину и
надеемся в ближайшее время видеть Вас, дорогой Ильич,
за работой» .
Коммунисты Москвы, собравшись на городскую конферен-
цию, писали В. И. Ленину:
«Дорогой товарищ, Владимир Ильич!
Нам нечего говорить Вам, как мы оцениваем попытку
лишить нас Вашего руководства. Мы обещаем.., что примем
все меры, чтобы раздавить негодяев, посягающих на драго-
ценные для пролетариата жизни. Мы крепко надеемся, наш
дорогой и любимый товарищ, что Вы скоро снова будете в
состоянии нести ту работу, которую Вы до сих пор несли
на своих плечах» 75.
На контрреволюционный террор рабочий класс ответил
красным террором против врагов народа. 2 сентября 1918 года
ВЦИК принял решение, в котором трудящиеся призывались к
укреплению своих организаций и указывалось, что
«за каждое покушение на деятелей Советской власти и но-
сителей идей социалистической революции будут отвечать
все контрреволюционеры и все вдохновители их. На белый
террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и кре-
стьяне ответят массовым красным террором против
буржуазии и ее агентов» 76.
Претворяя в жизнь волю народа, Совнарком 5 сентября
после доклада председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского признал,
что в создавшейся обстановке обеспечение тыла путем террора
является прямой необходимостью, что в интересах государст-
венной безопасности требуется изоляция классовых врагов Со-
ветской власти, что необходимо расстреливать всех лиц, прича-
стных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам,
и публиковать имена расстрелянных с указанием их вины.
Коммунистическая партия для усиления руководства орга-
нами ВЧК направила в них большое число опытных партий-
ных работников. Еще раньше, в связи с раскрытием заговора
Локкарта, ВЧК призвала всех рабочих и районные Советы
Москвы повысить бдительность и помочь районным Чрезвычай-
ным комиссиям в борьбе с контрреволюцией.
Враги Советской власти подняли злобный вой. Признавая
террор справедливым и законным, когда он применялся
буржуазией против рабочих и беднейшего крестьянства, они
объявили террор чудовищным и преступным, когда его приме-
нили рабочие и беднейшие крестьяне против буржуазии и ее
агентуры.
С протестами против красного террора не преминули вы-
ступить и дипломатические представители стран, считавшихся
нейтральными. Они сочли возможным заявить в ноте от 5 сен-
тября 1918 года протест против якобы чинимых Советским
правительством актов насилия и произвола. Советское прави-
тельство ответило, что никакие лицемерные протесты и просьбы
оно не может и не будет принимать во внимание, и предупре-
дило, что всякую попытку представителей нейтральных госу-
дарств выйти за пределы законной защиты интересов граждан
своих государств Советская власть будет рассматривать как
поддержку контрреволюции.
Империалисты хотели во что бы то ни стало выгородить и
спасти пойманных с поличным шпионов, заговорщиков и дивер-
сантов с дипломатическими паспортами. Правда, скандальный
провал иностранных разведок был настолько очевиден, что го-
сударственный департамент США счел за лучшее смолчать,
сделав вид, что арест американских разведчиков его не ка-
сается. Но правительства Англии и Франции предприняли де-
марш, чтобы вызволить своих провалившихся шпионов.
6 сентября 1918 года Советским правительством были одно-
временно получены радиотелеграммы от английского и фран-
цузского министров иностранных дел с требованием немедленно
освободить арестованных дипломатических агентов, уличенных
в разведывательной, диверсионной и террористической деятель-
ности против Советской власти. Английские и французские им-
периалисты пытались даже угрожать Советскому правитель-
ству.
В ответ на это Советское правительство через Наркоминдел
уведомило правительства Англии и Франции о преступлениях
Локкарта и его сообщников и заявило, что не может предоста-
вить свободу действий заговорщикам и что оно
«поставлено в необходимость создать для лиц, уличенных
в заговорах, такие условия, при которых они были бы ли-
шены возможности продолжать дальше свою преступную,
с точки зрения международного права, деятельность. Ког-
да английские и французские войска продвигаются по тер-
ритории РСФСР для поддержки открытых мятежей против
Советской власти, а дипломатические представители этих
держав внутри России создают организации для государ-
ственного переворота и захвата власти, — правительство
РСФСР принуждено во что бы то ни стало принять необ-
ходимые меры самообороны».
Верховный трибунал РСФСР, разбиравший в конце
ноября — начале декабря 1918 года дело о заговоре Локкарта
и его сообщников, признал полностью установленной преступ-
ную деятельность дипломатических агентов империалистиче-
ских правительств Англии, США и Франции. Трибунал уста-
новил, что заговорщики пытались при пособничестве русской
буржуазии и других сил внутренней контрреволюции свергнуть
Советскую власть.
Верховный трибунал РСФСР считал, что за попытку совер-
шить контрреволюционный переворот, связанную с нарушением
элементарных требований международного права, и за исполь-
зование в преступных целях права экстерриториальности несут
ответственность империалистические правительства Англии,
США и Франции, исполнителями воли которых являлись пре-
ступники Локкарт, Рейли, Гренар, Вортомон, Коломатиано
и др. Двух шпионов трибунал приговорил к расстрелу. Значи-
тельная группа шпионов и диверсантов Антанты была пригово-
рена к длительному тюремному заключению.
Разведки империалистических стран, организуя кулацкие
заговоры, мятежи и диверсии, были уверены в успехе своей
подрывной деятельности. Они имели в своем распоряжении
огромные суммы денег на подкупы, обладали опытом шпион-
ской работы, опирались на остатки свергнутых эксплуататор-
ских классов и кулачество, ненавидевших Советскую власть.
Империалисты рассчитывали, что Советское государство и его
разведка окажутся неспособными противостоять их агентуре,
защищаемой к тому же дипломатической неприкосновенно-
стью. Расчеты эти, однако, провалились. Советская разведка,
пользующаяся поддержкой народа, оказалась сильнее империа-
листических разведок. Ее органы своевременно разоблачали и
уничтожали шпионов и заговорщиков. Метко и без промаха
наносили они удары по врагам революции. Сила ВЧК заклю-
чалась в том, что ее поддерживали в борьбе с врагами широкие
массы трудящихся, что ею руководила Коммунистическая пар-
тия, что ее работники были преданы великому делу партии.
Таким образом, планы империалистов Антанты заговорами
и мятежами подорвать тыл Советского государства, внести
смятение и растерянность в ряды трудящихся оказались по-
строенными на песке. Под руководством Коммунистической
партии трудящиеся Советской республики разгромили основ-
ные шпионско-заговорщические гнезда, подавили кулацкие
мятежи.
Молодая Советская республика уже в первых жестоких
схватках с империалистами и их союзниками явила всему
миру величайшую жизненную силу. Она показала, что может
успешно побеждать внешнюю и внутреннюю контрреволюцию.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий