Вторжение новых сил интервентов

Военная победа Антанты над Германией и ее союз-
никами изменила расстановку сил в лагере им-
периализма. Австро-германский блок переживал
глубокий военный, политический и экономиче-
ский кризис. Распалась на ряд государств ав-
стро-венгерская монархия; в состоянии развала находились
султанская Турция и царская Болгария. Господствующей си-
лой в капиталистическом лагере становились государства Ан-
танты — США, Англия, Франция.
Пока шла война, сильнейшие империалистические страны,
разделенные на два враждующих лагеря, не могли направить
против Советской России крупные силы. С поражением австро-
германского блока Антанта получила возможность усилить
интервенцию против Советской России, бросить против нее
новые, более крупные контингента своих войск, значительно
увеличить снабжение белогвардейских армий и объединить
все силы, выступавшие против Советской власти. Все это
усложнило осенью 1918 года военно-политическое положение
Советской страны.

Но в то же время в международной обстановке произошли
и такие изменения, которые значительно облегчали молодому
Советскому государству борьбу против интервентов и сил внут-
ренней контрреволюции. В капиталистическом мире и прежде
всего в странах, потерпевших поражение в мировой войне, на-
чался мощный подъем революционного движения. Под влия-
нием первых успехов рабочих и крестьян Советской России,
а также в результате разорения и обнищания трудящихся и
неисчислимых жертв, понесенных ими в годы войны, в капита-
листических странах и колониях росла ненависть масс к пра-
вящим империалистическим кругам, ввергнувшим народы в
кровопролитную войну. Трудящиеся массы стали все яснее и
яснее разбираться в истинных целях, которые преследовал аме-
рикано-англо-французский империализм в первой мировой
войне и в борьбе против Советской республики.
«Несмотря на шум, поднятый шовинистами по поводу
победы и разрушения Германии, — отмечал В. И. Ленин в
декабре 1918 года, — несмотря на то, что война официально
еще не закончена, мы уже теперь имеем во Франции и
Англии признаки чрезвычайно высокого роста рабочего
движения и перемену позиции тех политиков, которые
стояли на шовинистской точке зрения, а теперь выступают
против своего правительства из-за попытки вмешательства
в русские дела» 1.
Охваченные страхом перед быстро растущим революцион-
ным движением в своих странах, империалисты Антанты на-
правляли все свои усилия на уничтожение Советской респуб-
лики, пример которой воодушевлял трудящихся капиталистиче-
ских стран и колоний на борьбу с империализмом. В. И. Ленин,
выступая в ноябре 1918 года на VI Всероссийском Чрезвычай-
ном съезде Советов, говорил, что
«международный империализм своей главной задачей ста-
вит свержение большевизма» 2.
Антанту пугали успехи Советской страны, достигнутые в
борьбе против интервентов и белогвардейцев летом и осенью
1918 года на Восточном и других фронтах. Эти успехи пока-
зали, что Советская власть имеет под собой прочную опору
и силы ее непрерывно растут. Правящие круги Антанты теперь
окончательно убедились, что все их расчеты — одним ударом
покончить с Советской Россией — были построены на песке.
Утратил прежнюю боеспособность белочешский корпус, на ко-
торый Антанта делала летом 1918 года основную ставку. В ре-
зультате поражения, понесенного в боях с Красной Армией на
Волге, а также под влиянием большевистской агитации в ча-
стях чехословацкого корпуса началось разложение. Чехосло-
вацкие солдаты все больше и больше убеждались, что их обма-
ном втянули в вооруженную борьбу против Советской власти,
против русских рабочих и крестьян. Главнокомандующий
контрреволюционными силами Уфимской директории генерал-
лейтенант Болдырев после беседы с командующим войсками
белочехов генералом Сыровым 7 ноября 1918 года записал в
своем дневнике:
«Он (Сыровой. — Ред.) беспокоится за фронт. Чехи,
видимо, серьезно решили не воевать… Сыровой не отрицает
возможности катастрофы. Надо полностью сменять
чехов…» 3
Американский консул в Иркутске Гаррис доносил 1 декабря
Лансингу:
«Может случиться, что чехи вообще откажутся от ак-
тивного участия в войне против большевиков» 4.
Убедившись в обмане, значительная часть солдат чехосло-
вацкого корпуса была готова перейти на сторону Советской
власти.
«Взаимоотношения между чехами и омским правитель-
ством, — писала лондонская газета «Таймс», — становятся
все более напряженными… Существуют подозрения, что
часть их готова повернуть свое оружие против правитель-
ства…» 5
Белогвардейские войска на Восточном фронте также были
основательно потрепаны и стали неспособны к активным бое-
вым действиям. Стойкое сопротивление частей Красной Армии
встретили войска интервентов на советском Севере. Интер-
венты не смогли ни продвинуться отсюда в район Петрограда
и тем более Москвы, ни прорваться на соединение с контрре-
волюционными войсками, наступавшими с востока.
С осени 1918 года Антанта, не прекращая укреплять свои
войска и белогвардейские армии в Сибири, на Урале, Дальнем
Востоке и Севере, начинает центр борьбы против Советской
республики переносить с востока на юг — в районы, примы-
кающие к Черному морю. С поражением Германии и ее союз-
ников — Австро-Венгрии и Турции — флоты Антанты полу-
чали свободный доступ через проливы в Черное море. Газета
«Таймс», обсуждая выгоды похода на Россию с юга, писала в
ноябре 1918 года:
«Сибирь и Мурманский полуостров — в лучшем случае
неудобный черный ход, но когда британский флот нахо-
дится в Черном море — открыта парадная дверь» 6.
Капитуляция Турции открыла «парадную дверь». Минные
поля у Дарданелл были расчищены, и крупные военные ко-
рабли интервентов получили возможность проникнуть в Черное
море. Используя черноморские порты, Антанта могла теперь
осуществлять в большом масштабе поставки для армий Крас-
нова и Деникина.
17 ноября 1918 года штаб главного командования союзными
армиями принял решение оказать армиям Деникина и Крас-
нова немедленную материальную помощь путем предоставле-
ния им оружия, боеприпасов и денег. На эти армии империа-
листы Антанты возлагали большие надежды в своих планах
усиления интервенции в Советской России.
Донская казачья армия Краснова осенью 1918 года пред-
ставляла собой значительную контрреволюционную силу на
юге. В ней находилось более 52 тысяч белоказаков, и она про-
должала расти. На ее вооружении было 80 орудий, 270 пуле-
метов, 68 самолетов, 14 бронепоездов, 3 бронеавтомобиля, бал-
лоны с удушливым газом и т. д. Командный состав Донской
армии состоял из опытных, прошедших школу мировой войны
офицеров и генералов. Новые офицерские кадры готовили для
нее несколько военно-учебных заведений: Донской кадетский
корпус, Новочеркасское казачье военное училище, Донская
офицерская школа, авиационная школа и военно-фельдшерские
курсы. Армия располагала большим количеством конницы, что
давало ей огромное преимущество в условиях маневренной
войны на равнинно-степной местности юга России.
Несколько меньшей по численности, но еще более опасной
для Советской республики была «Добровольческая» армия Де-
никина. Ее особенностью являлось то, что она почти сплошь
состояла из офицеров. В этой армии было сосредоточено наибо-
лее контрреволюционное офицерство России. Имея в избытке
опытные командные кадры, «Добровольческая» армия должна
была, по планам империалистов Антанты, стать ядром для но-
вых белогвардейских формирований.
Социальной опорой армий Краснова и Деникина было за-
житочное казачество Дона, Кубани и Терека. Оно являлось
главным источником пополнения армий. Положение казачества
существенно отличалось от положения всего остального земле-
дельческого населения Европейской России. Благодаря особому
месту, которое занимало казачество в царской России, оно
было наиболее обеспечено землей. Многие казаки сдавали свои
земли в аренду или заставляли безземельных работать на них
на кабальных условиях.
Помещичье землевладение занимало на Дону, Кубани и Те-
реке, в отличие от неказачьих районов Европейской России,
сравнительно небольшое место. Поэтому того антагонизма, ко-
торый существовал между крестьянством Европейской России
и помещиками, не было в отношениях между казачеством и по-
мещиками.
Зажиточное казачество неприязненно относилось к Совет-
ской власти и ее политике. Особенно враждебно встретило оно
закон о земле, который отменял частную собственность на
землю. Зажиточная часть казачества Дона и Кубани, отстаи-
вая свои привилегии, поддерживала Деникина и Краснова. Хо-
рошо подготовленное в военном отношении, казачество давало
для Деникина и Краснова наибольшее число воинских форми-
рований, которые, как подчеркивал В. И. Ленин,
«полные негодования и бешенства, боролись за интересы
своего класса, за восстановление власти помещиков и ка-
питалистов» 7.
Империалисты США, Англии, Франции надеялись, что,
пополнив армии Краснова и Деникина, снабдив необходимым
вооружением и снаряжением и объединив их общим командо-
ванием, они смогут использовать эти армии как ударную силу
против Советской России.
Характеризуя положение на юге Советской страны в конце
1918 — начале 1919 года, В. И. Ленин отмечал, что
«на Южном фронте сосредоточились такие силы краснов-
цев и там настолько прочным было гнездо несомненно
контрреволюционного казачества, после 1905 года остав-
шегося таким же монархическим, как и прежде, что без
победы на Южном фронте ни о каком упрочении Советской
пролетарской власти в центре не могло быть и речи» 8.
Большое место в планах усиления интервенции на юге Со-
ветской страны правящие круги Антанты отводили вторжению
на Украину. Они видели, что войска Германии и Австро-Венг-
рии не смогут противостоять натиску Красной Армии, под-
держиваемой освободительной борьбой трудящихся Укра-
ины. Только немедленная интервенция союзнических войск
на юге России могла, по мнению империалистов Антанты,
предотвратить крушение буржуазно-помещичьего режима на
Украине.
Коммунистическая партия своевременно раскрыла за-
мыслы интервентов, определила направление их главного
удара. Выступая 22 октября 1918 года на объединенном за-
седании ВЦИК, Московского Совета, фабрично-заводских ко-
митетов и профессиональных союзов, В. И. Ленин дал глубокий
анализ международной обстановки. Вскрывая опасность уси-
ления интервенции со стороны Антанты после поражения
австро-германского блока, В. И. Ленин говорил:
«…теперь появляется для нас новая опасность, которая
еще не вся развернулась и не вся видна, которую англо-
французские империалисты готовят исподтишка, которую
мы должны яснее сознать, чтобы через руководителей
масс сознание этой опасности нести в массы, потому что
англичане и французы ни в Сибири, ни в Архангельске
не имели большого успеха, — наоборот, потерпели ряд по-
ражений, но они теперь направляют усилия на то, чтобы
напасть на Россию с юга, либо с Дарданелл, либо с Чер-
ного моря, либо сухим путем через Болгарию и Румы-
нию» 9.
Последующие события полностью подтвердили предвидение
В. И. Ленина.
13 ноября 1918 года правительства Англии и Франции под-
твердили договор о разделе «сфер действия», заключенный ими
еще в декабре 1917 года. Через несколько дней в городе Яссах
состоялось совещание представителей Антанты и русской бе-
логвардейщины. Русскую контрреволюцию представляли дея-
тели различных реакционных буржуазно-помещичьих органи-
заций: «совета государственного объединения России», «цен-
трального военно-промышленного комитета», «национального
центра», эсеро-меньшевистского «союза возрождения», а также
биржевики, бывшие министры Временного правительства,
представители военщины. От Антанты на совещании присут-
ствовали дипломатические представители стран Антанты в Ру-
мынии: Вопичка (США), Барклей (Англия), Сент-Олер (Фран-
ция) и др. Совещание выработало план новой мобилизации сил
и ресурсов контрреволюции для борьбы с Республикой Со-
ветов.
По требованию представителей Антанты белогвардейцы тут
же на совещании угодливо состряпали обращение к державам
Антанты с просьбой о вооруженном вмешательстве в дела Рос-
сии для свержения Советской власти. Русская буржуазия и по-
мещики бесстыдно продавали свою страну иностранному импе-
риализму. Их поддержали меньшевики и эсеры, которые, боясь
своего народа и сознавая свое полное банкротство, тоже искали
спасения в помощи иностранных капиталистов.
План военной интервенции Антанты на юге России был де-
тально разработан союзническим военным комитетом в Вер-
сале под председательством маршала Фоша. 20 ноября
1918 года Фош в докладной записке Клемансо изложил основ-
ные военные цели союзной интервенции на юге России. Они
заключались в том, чтобы предотвратить проникновение совет-
ских сил из центра России на Украину, создать условия для
организации местных контрреволюционных сил и обеспечить
установление контакта с армиями Краснова, Деникина, а также
с польскими контрреволюционными силами на северо-западе.
В первую очередь намечалось занять черноморские порты и
главные политические и экономические центры Украины, круп-
ные железнодорожные узлы. Руководство выполнением этого
плана было возложено на главнокомандующего союзными си-
лами в Румынии, Трансильвании и на юге России французского
генерала Бертело.
Для согласования действий армий Краснова и Деникина с
войсками Антанты в штаб-квартиру Бертело в Бухарест при-
были представители белогвардейского командования. От Дени-
кина к Бертело был послан генерал Щербачев, от Краснова —
генерал Сазонов и полковник Янов. Сообщая о плане действий
Антанты, Бертело в беседе с представителем Деникина заявил,
что для оккупации юга России будут двинуты настолько
быстро, насколько это возможно, двенадцать дивизий, которые
в первую очередь займут Одессу и Севастополь. Бертело гово-
рил, что союзники быстро захватят Киев, Харьков с Криво-
рожским и Донецким бассейнами, а также Дон и Кубань. Это,
указывал он, даст возможность «Добровольческой» и Донской
армиям под прикрытием войск интервентов подготовиться для
проведения широких наступательных операций против Совет-
ской России. Перед белогвардейским командованием была по-
ставлена задача — немедленно развернуть формирование новых
воинских сил на юге России.
«Только при таком условии, — писал Щербачев Дени-
кину, сообщая о планах интервентов, — будет обеспечено
скорейшее наступление всех русских южных армий под
единым командованием на Москву» 10.
Представитель военного командования Антанты сообщил
белогвардейским генералам о том, что в Одессу, как предпола-
гаемую базу союзников, прибудет огромное количество оружия,
боеприпасов, танков, обмундирования, железнодорожных мате-
риалов и пр. Было также указано, что Антанта разрабатывает
специальный план финансовой помощи белогвардейским силам
юга России.
Антанта добивалась объединения Донской и «Добровольче-
ской» армий, которые действовали обособленно друг от друга.
В качестве главнокомандующего всеми белогвардейскими си-
лами на юге Антанта выдвигала Деникина. Однако верхушка
казачества Дона и ее атаман Краснов не хотели подчиняться
Деникину и добивались автономии и полной самостоятельности
Донского войска. Далеко не улаженными были и взаимоотно-
шения «Добровольческой» армии и ее командующего Деникина
с кубанским казачеством и терскими белогвардейцами. Эти про-
тиворечия ослабляли лагерь контрреволюции, облегчая тем са-
мым Советской власти борьбу против него.
23 ноября 1918 года англо-французская эскадра с десантом
интервенционистских войск вторглась в Новороссийский порт,
25 ноября десанты интервентов высадились в Севастополе,
а 27 ноября — в Одессе. В составе войск интервентов были
французские, английские, греческие и другие части. Почти
ежедневно в Одессу прибывали военные суда интервентов.
18 декабря в порту высадились новые крупные части француз-
ских войск. 31 января 1919 года интервенты заняли Херсон, а
2 февраля — Николаев.
Одновременно интервенты направили свои военные миссии
к Деникину и Краснову. 3 декабря к Деникину прибыла анг-
лийская военная миссия во главе с генералом Ф. Пулем, быв-
шим главнокомандующим интервенционистскими войсками
Антанты на советском Севере. Выступая на банкете, устроен-
ном Деникиным по случаю приезда английской миссии в Ека-
теринодар, Ф. Пуль заверял, что Антанта окажет быструю и
всестороннюю помощь белогвардейцам.
«Я послан своей страной, — говорил Ф. Пуль на бан-
кете, — чтобы узнать, как и чем вам можно помочь; с боль-
шим удовольствием, с большой охотой мы вам эту помощь
дадим» .

Через несколько дней другая миссия Антанты прибыла в
Новочеркасск к Краснову. О встрече с ней Краснов писал:
«После речи атамана встал капитан Бонд и заявил, что
он и капитан Ошэн уполномочены заявить донскому ата-
ману, что они являются официально посланными от союз-
ников, чтобы узнать о том, что происходит в России. Союз-
ники помогут всеми силами и всеми средствами, не исклю-
чая и войск, донским казакам и Добровольческой армии» 12.
С января 1919 года в порты, оккупированные интервентами,
стали прибывать транспорты с военным имуществом. Вначале
пришло несколько кораблей из Батума, Трапезунда и Карса с
артиллерийским и инженерным грузами со складов бывшей
царской армии.
«А с февраля, — писал Деникин, — начался подвоз анг-
лийского снабжения. Недостаток в боевом снабжении с тех
пор мы испытывали редко» 13.
Империалисты Антанты усилили одновременно помощь
контрреволюционной украинской Директории. Правительство
США предоставило ей в кредит на 5 лет военное имущество на
сумму около 11 миллионов долларов. Военные материалы до-
ставлялись во французские порты Марсель и Бордо, а оттуда —
в русские черноморские порты. Французское правительство
отправило к Петлюре в Винницу военную миссию во главе с
капитаном Ланжероном. Французское правительство потребо-
вало от Директории за оказываемую помощь признания про-
тектората Франции над Украиной. Главари контрреволюцион-
ной Директории приняли это условие и подписали в Виннице
кабальный документ, который гласил:
«Директория отдает себя под покровительство Франции
и просит представителей Франции взять на себя руковод-
ство управлением Украины в областях: военной, диплома-
тической, политической, финансовой, экономической и су-
дебной в течение всего времени, пока будет продолжаться
война с большевиками…
Директория надеется, что Франция и другие державы
Согласия проявят великодушие, когда после окончания
борьбы с большевиками возникнут вопросы о территориях
и нациях» 14.
Подписав этот позорный документ, буржуазно-национали-
стическая Директория еще раз разоблачила себя как злейшего
врага украинского народа, как услужливого лакея империали-
стов Франции, Англии и США. В конце февраля 1919 года
Директория заключила в Бирзуле военный договор с Антантой
и деникинцами. За этот предательский акт петлюровцам было
обещано вооружение для борьбы с Советской властью.
«Союзное командование, — говорилось в договоре, —
обязуется снабжать всеми техническими средствами
украинскую регулярную армию…
Все оперативные действия против большевиков ведутся
под единым командованием, назначенным Антантой» 15.
В феврале 1919 года американское правительство направило
на юг России специальную военную миссию. Ее возглавлял
бывший военный атташе США в Петрограде подполковник
Риггс. В задачу миссии входили организация шпионажа и раз-
ведки и оказание всякого рода помощи и содействия белогвар-
дейским армиям. Члены миссии изучали экономику занятых
белогвардейцами районов, состояние железных дорог и их про-
пускную способность, выбирали новые районы для сосредото-
чения интервенционистских и белогвардейских войск.
К 15 февраля 1919 года общая численность иностранных
войск на юге Советской страны, по данным самих интервентов,
достигла 130 тысяч человек. Командующим войсками интер-
вентов был назначен французский генерал д’Ансельм с подчи-
нением ему деникинских войск в районе Одессы. Войска
захватчиков имели артиллерию, танки и самолеты. В черномор-
ских портах находились 3 линкора, 8 крейсеров, 12 минонос-
цев и большое количество других военных кораблей Антанты.
Кроме того, интервенты захватили в первые же дни высад-
ки часть русского военного и торгового флота, которая в
свое время попала в руки немецких оккупантов, а также
русские военные склады. Вооруженные силы интервентов и
белогвардейцев значительно превосходили советские силы
на юге.
Вскоре после высадки иностранных войск члены англий-
ской военной миссии провели в Новороссийске совещание с
белогвардейским командованием. Здесь был уточнен план,
разработанный союзническим военным комитетом и изложен-
ный Бертело на совещании в Бухаресте. Предполагалось, что
объединенные силы интервентов и белогвардейцев в количестве
не менее 100 тысяч человек начнут наступление на Москву по
трем основным направлениям: из Одессы, Херсона и Николаева
через Киев и Калугу, из Севастополя через Харьков и Курск
и из Мариуполя через Купянск, Воронеж и Рязань. Прикры-
тие левого крыла этих сил возлагалось на группу румынских
и французских войск, которые действовали в направлении
Яссы — Кишинев.
Империалисты Антанты рассчитывали начать широкое на-
ступление всех контрреволюционных сил не позднее второй
половины декабря 1918 года.
Но «гладко вписано в бумаге, да забыли про овраги, а по
ним ходить…». Очень скоро стала очевидной авантюристичность
планов интервентов. Уже с первых шагов они встретили
серьезный отпор, в первую очередь со стороны рабочих и ком-
мунистических боевых дружин, которые сумели сдержать про-
движение интервентов в глубь Украины до подхода частей
Красной Армии. Захватчикам удалось занять лишь плацдармы
в районе Одессы, Херсона и Николаева. Из Одессы, где выса-
дилось свыше 27 тысяч иностранных солдат, матросов и офи-
церов, интервенты смогли продвинуться вдоль железных дорог
на расстояние не больше 100 — 150 километров. В феврале
1919 года граница оккупированной интервентами зоны на юге
Советской страны проходила от Тирасполя через Бирзулу,
станцию Мартыновка до Николаева и Херсона. Интервенты,
кроме того, захватили Крым.
В южных районах России, занятых интервентами Антанты
и белогвардейцами, был полностью сохранен режим голода, на-
силий и массовых убийств трудящихся, установленный еще
австро-германскими захватчиками. Хозяйственная жизнь почти
полностью замерла. В Одессе в первый же месяц закрылось
большинство предприятий. Повсеместно ощущалась острая не-
хватка топлива — угля, нефти. Катастрофических размеров
достигла безработица. В январе 1919 года в Одессе в некоторых
отраслях производства 85 — 90 процентов рабочих было без ра-
боты. В городе и его окрестностях свирепствовал голод.
«Никогда еще Одесса, — отмечала даже буржуазная га-
зета «Одесские новости» весной 1919 года, — не пережи-
вала такого трагического, кошмарного момента, как те-
перь. Население изнемогает в буквальном смысле этого
слова от голода и холода. Голод достиг небывалых разме-
ров. Сотни тысяч семейств не только лишены возможности
питаться горячей пищей, — они мечтают о сухом куске
хлеба, сделавшемся недоступным даже для средних клас-
сов. Нет не только хлеба, но и картофеля, кукурузной
муки, нет бобов, нет вообще пищевых продуктов, а если
и имеются, то в ограниченном количестве и продаются они
по баснословным, совершенно недоступным даже для лю-
дей среднего достатка ценам… Ужас дополняется холодом,
полным отсутствием топлива и безработицей, достига-
ющей потрясающих размеров» 16.
Тяжелый продовольственный кризис усугублялся без-
удержной спекуляцией, которая при содействии интервентов
приняла небывалые размеры.
В Одессе и других захваченных интервентами городах дей-
ствовала разветвленная сеть официальных контрразведок и
различные полицейские органы. Расстрелы без суда, пытки,
истязания стали обычным явлением. Массовыми расправами
с трудящимися интервенты пытались обескровить прежде всего
рабочий класс оккупированных областей, сломить его револю-
ционный дух.
В Крыму кровавые дела интервентов Антанты прикрывало
так называемое «Крымское краевое правительство» во главе
с табачным фабрикантом кадетом С. Крымом; оно с рабской
покорностью выполняло все требования империалистических
хищников. С «краевым правительством» соперничали в при-
служничестве перед интервентами татарские буржуазные на-
ционалисты. Лидеры татарского националистического «курул-
тая» в первые же дни интервенции явились к английскому
вице-адмиралу Кальторпу с предложением принять их услуги
в управлении краем и подавлении революционного движения.
Приход в Крым новых захватчиков еще более усилил ту раз-
руху, нищету и голод, к которым привело хозяйничанье здесь
немецких оккупантов. Интервенты Антанты разбойничали в
Крыму, как в своей колонии.
В своих захватнических планах на юге Советской страны
империалисты Антанты немаловажное значение отводили За-
кавказью. Этот район они рассматривали и как заманчивый
объект для колониального грабежа и как плацдарм для борьбы
против Советской республики. 17 ноября 1918 года английские
войска оккупировали Баку, заменив там германо-турецких
захватчиков. 23 декабря английские войска высадились в Ба-
туме, а 25 декабря интервенты вступили в Тифлис.
Осуществляя свои планы в Закавказье, империалистические
державы опирались на марионеточные правительства мусава-
тистов, дашнаков и грузинских меньшевиков, готовых, по на-
родной пословице, «на одних подметках семи царям служить».
Закавказские буржуазные националисты, не имея под-
держки среди народных масс, после изгнания германо-турец-
ких интервентов охотно пошли в услужение к империалистам
Антанты, рассчитывая при их помощи удержаться у власти.
С покорностью, достойной холопов, они выполняли все указа-
ния нового хозяина — Антанты. 23 декабря 1918 года пред-
ставитель английской военной миссии в Тифлисе Джордан
потребовал от меньшевистского правительства Грузии поме-
щений для интервенционистских войск. Это требование было
поспешно выполнено. В ответе Джордану министр иностран-
ных дел меньшевистской Грузии Е. Гегечкори с рабской угод-
ливостью писал 24 декабря:
«Грузинское правительство, одушевленное желанием
работать в согласии с союзниками… дает свое согласие
на ввод войск в вышеуказанном количестве и сделает все
возможное для их размещения» 17.
От грузинских меньшевиков не отставали в этом отноше-
нии мусаватисты в Азербайджане и дашнаки в Армении. Они
не только не противодействовали превращению Закавказья в
колонию империалистов Антанты, но, наоборот, ставили себе
в заслугу позорное пособничество захватчикам. Мусаватская
газета «Азербайджан» писала позднее, что националисти-
ческое правительство
«никогда не было против пребывания в Азербайджане
англичан…» и что «не только для нас (мусаватистов. —
Ред.), но и для интересов англичан желательно оставле-
ние английских войск в Закавказье» .
Дашнаки являлись агентурой главным образом империали-
стов США, которые начали свое проникновение в Закавказье
с Армении. Американские империалисты предполагали объ-
единить турецкую, русскую и иранскую части Армении и
установить «дружественный» протекторат США над Арме-
нией. По расчетам американских дипломатов, создание «вели-
кой Армении» должно было облегчить США захват всего За-
кавказья.
27 февраля 1919 года дашнакская делегация была принята
в Париже главами правительств Антанты. Не имея поддержки
среди армянского народа, дашнаки добровольно отдавали
Армению в кабалу иностранным империалистам. Они просили
Верховный совет Антанты передать мандат на Армению одной
из союзных держав. 14 мая совет вынес решение предоста-
вить такой мандат США. И только вследствие противоречий
внутри самой Антанты это решение не было утверждено. Но
все же с помощью дашнаков США удалось добиться значи-
тельного влияния на дела Армении.
В Азербайджане и Грузии главную роль в интервенции
играли английские оккупанты. В Азербайджане с момента вы-
садки в Баку английских войск власть фактически была со-
средоточена в руках английского командования. Командую-
щий английскими войсками в Баку генерал Томсон объявил
себя губернатором Баку и ввел в городе военное положение.
Он дал понять мусаватистам, что ни о какой независимости
Азербайджана не может быть и речи.
В письме в Центральный Комитет РКП(б) весной
1919 года Кавказский краевой комитет партии так характе-
ризовал отношения между буржуазными националистами и
интервентами в Азербайджане:
«Азербайджанское правительство всецело находится
под каблуком английского командования. Последнее поль-
зуется Азербайджанским правительством, как слепым ору-
дием для жандармской расправы с бакинским пролетариа-
том и подавления крестьянского повстанческого дви-
жения…» 19
Интервенты захватили все важнейшие посты государствен-
ного управления, средства связи, железнодорожный и морской
транспорт, ввели в Азербайджане военное положение. Собра-
ния и стачки запрещались, были узаконены смертная казнь
и телесные наказания.
Английские захватчики полностью контролировали эконо-
мику Азербайджана и Грузии и, прежде всего, добычу нефти.
Они учредили так называемую «Британскую нефтяную адми-
нистрацию», которая запретила кому-либо вывозить без ее
разрешения нефть из Баку. Мусаватское правительство было
обязано поставлять нефть интервентам. Чтобы обеспечить пе-
ревозку нефти из Баку в Батум, англичане фактически захва-
тили управление железными дорогами в Закавказье.
Программа британской экспансии на Кавказе была с ци-
ничной откровенностью выражена в речи одного из нефтяных
дельцов на конференции Биби-эйбатской нефтяной компании
в Лондоне в декабре 1918 года.
«На Кавказе, — заявил он, — от Батума на Черном море
до Баку на Каспийском море и от Владикавказа до Тиф-
лиса, а также в Малой Азии, Месопотамии и Персии по-
явились английские солдаты… Никогда прежде в истории
этих земель не было такого удобного случая для безболез-
ненного проникновения английского влияния и английской
торговли, для создания второй Индии или второго Египта…
Нефтяная промышленность России, свободно финанси-
руемая и должным образом организованная под британ-
ским покровительством, явилась бы ценным приобретением
для империи» 20.
За время оккупации Закавказья интервенты вывезли около
30 миллионов пудов нефти, 26 миллионов пудов марганца,
большое количество рыбы и табака, ценных пород леса и дру-
гих материалов — всего на сотни миллионов рублей золотом.
Только из одного Азербайджана оккупанты вывезли ценного
сырья и товаров «в долг» на сумму около 279 миллионов руб-
лей. Захватчики открыто грабили население Закавказья.
В Баку, например, при реквизиции помещений они забирали
все находившееся там имущество. Английское командование
запретило производить осмотр отправляемого за границу анг-
лийскими офицерами и солдатами багажа. Это позволяло
интервентам свободно вывозить награбленное.
Колониальная политика интервентов вызывала отпор со
стороны рабочих и трудящихся крестьян Закавказья. Под
руководством Кавказского краевого комитета РКП(б), в
состав которого входили С. И. Кавтарадзе, Ф. И. Махарадзе,
А. И. Микоян, М. Г. Цхакая и другие, трудящиеся Закавказья
поднимались на борьбу за свободу и национальную независи-
мость.
Одновременно с развертыванием военной интервенции на
юге Советской страны Антанта укрепляла белогвардейские
силы в Сибири. В ночь на 18 ноября 1918 года по директиве
интервентов кадеты с помощью надежных офицеров произвели
в Омске военный «переворот». Из так называемого «времен-
ного всероссийского правительства» («Уфимская директория»)
были убраны сослужившие свою службу эсеры Авксентьев,
Зензинов и другие подобные им лица. Всю полноту власти за-
хватил в свои руки так называемый «совет министров» Дирек-
тории, состоявший преимущественно из кадетов и открытых
монархистов. «Совет министров», выполняя волю Антанты,
18 ноября провозгласил адмирала Колчака, занимавшего в
правительстве пост военного и морского министра, «верховным
правителем России» и главнокомандующим всеми белогвардей-
скими армиями.
Так была установлена открытая буржуазно-помещичья
военная диктатура в Сибири и положено начало объединению
всех сил внутренней контрреволюции для наступления против
Советской России. Эсеры и меньшевики всей своей политикой
угодничества перед интервентами проложили путь к установ-
лению кровавой диктатуры Колчака.
Актанта сразу же поспешила заверить новое правительство
в своей поддержке. Одним из первых посетил Колчака гене-
ральный консул США в Иркутске Гаррис. Он официально
заявил Колчаку, что правительством США ему будет оказана
полная поддержка. Помощь правительству Колчака была обе-
щана и остальными странами Антанты.
В руки Колчака перешел русский золотой запас, захвачен-
ный белочехами и самарской «учредилкой» в Казани. На
службу правительству Колчака был поставлен весь старый рус-
ский посольский и закупочный аппарат за границей. Англий-
ский полковник Уорд, приставленный к Колчаку в качестве
ближайшего советника, позднее признавал, что
«адмирал Колчак никогда бы не отправился в Сибирь,
никогда бы не стал во главе русского конституционного
(буржуазно-помещичьего. — Ред.) движения и правитель-
ства, если бы он не был вынужден на это советами и на-
стояниями союзников. Он получил самые категорические
обещания на искреннюю помощь и немедленное признание
со стороны союзников» 21.
США и Англия, соперничавшие между собой за влияние на
колчаковское правительство, приняли компромиссное решение
поставить на пост командующего войсками интервентов в Си-
бири французского генерала Жанена. Колчак был обязан со-
гласовывать с ним все свои оперативные планы и директивы.
Главным советником по вопросам тыла, организации армии и
снабжения фронта военными материалами был назначен ан-
глийский генерал Нокс. Антанта брала на себя военно-техни-
ческое обеспечение и снабжение всех контрреволюционных
войск. Только в период с августа по 20 ноября 1918 года, по
далеко не полным данным, США передали белочехам и Кол-
чаку 200 тысяч винтовок, более 4,5 миллиона патронов,
220 тысяч снарядов, большое количество орудий и пулеметов.
Используя заблаговременно засланные в Сибирь и на Дальний
Восток американские отряды Красного Креста, США через них
доставили Колчаку в 1918 году 350 тысяч пар армейской
обуви и много другого военного имущества. Большую помощь
правительству Колчака оказывали Англия и Франция.
Колчак, обращаясь 21 ноября 1918 года к офицерам бывшей
царской армии с призывом сплотиться для совместных усилий
по «созданию армии» и «восстановлению российского государ-
ства», отметил, что
«благородная Англия и прекрасная Франция дружески
протянули нам свои руки братской помощи…» 22
Все стратегически важные районы в тылу колчаковских
войск охранялись войсками интервентов. Численность иност-
ранных войск, сосредоточенных на востоке Советской России,
к 15 февраля 1919 года составила около 120 тысяч человек. Эти
войска были размещены главным образом вдоль железных до-
рог и в крупных городах. В армию интервентов входили аме-
риканские, японские, английские, французские, чешские, канад-
ские, итальянские, сербские и польские части. Сухопутную
армию интервентов поддерживали их военно-морские силы на
Дальнем Востоке. Интервенционистские войска Антанты в
Сибири и на Дальнем Востоке были той основой, на кото-
рую опиралась буржуазно-помещичья военная диктатура
Колчака.
Все главные внутренние контрреволюционные силы объ-
единились вокруг Колчака и его правительства. «Всероссийский
совет съездов торговли и промышленности» призвал свои мест-
ные организации оказать новой власти «самую дружную под-
держку». Биржевые и торгово-промышленные комитеты и
другие контрреволюционные организации Сибири, Урала и
Дальнего Востока с радостью встретили установление буржуаа-
но-помещичьей военной диктатуры. По требованию Антанты
власть омского правительства признали генералы Деникин,
Миллер и др.
Антанта, высаживая свои войска на юге России и укреп-
ляя белогвардейские силы в Сибири, одновременно пыталась
использовать как плацдарм для расширения интервенции
район Прибалтики. В декабре 1918 года посланник США в
Швеции А. Моррис после обсуждения с руководителем бе-
логвардейских сил в Прибалтике генералом Юденичем возмож-
ности нанесения удара по Советской России из прибалтийских
областей телеграфировал в Вашингтон Лансингу:
«Наилучшим местом для военных действий против
большевиков будут прибалтийские провинции и Финлян-
дия. Их выдвинутое географическое положение, их порты
и железные дороги, их близость к Петрограду… отсутствие
укреплений на дорогах, ведущих к столице.., трудности для
большевиков в организации снабжения в этих уже опу-
стошенных районах — все говорит в пользу подобных опе-
раций. Войска союзников должны оккупировать главные
порты и города прибалтийских провинций…» 23
А. Моррис настаивал на немедленных действиях против
Советской власти.
«…Важно напомнить, — писал он в той же телеграмме, —
что Красная Армия, вырастая численно, улучшается также
и качественно, следовательно, борьба против большевизма
позднее будет сложнее, чем сейчас» 24.
Подготовку к вторжению в Прибалтику американо-англий-
ские империалисты начали еще до краха немецкой оккупации.
Они установили связь с белогвардейскими и буржуазно-нацио-
налистическими организациями Эстонии, Латвии, Литвы. По
указанию Антанты буржуазно-националистические марионе-
точные правительства Эстонии, Латвии и Литвы начали уси-
ленно формировать воинские части и готовить их для нападе-
ния на Советскую Россию. Основу этих войск составили бур-
жуазно-кулацкие отряды, созданные еще в период немецкой
оккупации. Антанта рассчитывала также широко использо-
вать в борьбе с Советской республикой немецкие войска в
Прибалтике — преимущественно части 8-й оккупационной
армии.
Осенью 1918 года Англия начала готовить свой флот для
похода к берегам Латвии и Эстонии. Подготовка к походу была
закончена в конце ноября 1918 года. Английские интервенты
торопились прийти на Балтику до ледостава в Финском заливе.
28 ноября английская эскадра вышла из Копенгагена. Она
состояла из 5 легких крейсеров, 9 миноносцев и транспорта с
оружием и боеприпасами для белогвардейских армий. 9 де-
кабря 1918 года корабли вошли в Либавский порт, 12 декабря —
в Ревель и 18 декабря — в Ригу.
Буржуазия Прибалтики подобострастно встретила англий-
ских интервентов, прибытие которых помогло ей удержаться
у власти. Осмелевшая под защитой орудий английской эскадры,
она стала поспешно пополнять и усиливать свою армию.
Командование английской эскадры, выступив посредником
в переговорах между буржуазно-националистическими прави-
тельствами Эстонии и Финляндии, добилось присылки к январю
1919 года из Гельсингфорса в Ревель до 3 тысяч финских на-
емников. Это были хорошо вооруженные и обученные немец-
кими офицерами егери. К началу 1919 года интервенты создали
в Эстонии армию, состоявшую из белоэстонских частей —
свыше 5 тысяч человек, белогвардейского «Северного кор-
пуса» — 3 тысячи человек, а также белофинских частей.
Прибалтийские страны вскоре оказались в полной зависи-
мости от Антанты. Их буржуазно-националистические прави-
тельства послушно выполняли все распоряжения военных и
дипломатических представителей Англии, США, Франции. Все
дела в Эстонии, например, вершила так называемая «англо-
американская комиссия», в которой главенствовали пред-
ставители Англии. Даже Деникин вынужден был признать,
что прибалтийские страны попали в полную зависимость
от Антанты.
«Английское правительство, — писал он, — проявило
большой интерес к прибалтийским новообразованиям.
Английский флот появился в Ревеле, английские военные
и дипломатические представители приобрели решительное
влияние на политику эстонского правительства» 25.
С первых же шагов оккупации Прибалтики интервенты
встретили стойкое сопротивление трудящихся и советских
войск. Смело вступали в борьбу с английскими военными су-
дами моряки Балтийского флота. 26 декабря 1918 года совет-
ский эсминец «Спартак» встретил английскую эскадру. Произо-
шел неравный бой. На одно орудие «Спартака» приходилось
10 — 12 орудий англичан. Балтийцы сражались героически, до
последней возможности. Во время боя среди моряков нахо-
дился комиссар корабля В. П. Павлов, который своим мужест-
вом и выдержкой вдохновлял их на подвиги.
Потеряв управление от полученных в бою повреждений,
«Спартак» с полного хода налетел на подводный камень. В про-
боину, образовавшуюся в корме, хлынула вода. Подошедшие
английские корабли захватили команду эсминца в плен. На
следующий день, 27 декабря, английской эскадре удалось на-
стичь советский эсминец «Автроил». Английские корабли от-
крыли по эсминцу огонь из всех орудий. Положение «Автро-
ила» стало безнадежным. Комендоры-коммунисты выбросили
за борт орудийные замки и прицельные приспособления, маши-
нисты разбили приборы и испортили механизмы. Сигнальщик
корабля коммунист Спиридонов успел, несмотря на сопротивле-
ние предателя — старшего офицера, выбросить за борт сиг-
нальную книгу. Переплетенная в свинцовые листы, она пошла
ко дну, унося от врага шифры и коды Красного Флота.
Команды эсминцев были заключены интервентами в кон-
центрационный лагерь на острове Найсаар (Нарген). На этом
острове в лесу, за тройным рядом проволоки были вырыты
темные, холодные землянки, обнесенные сверху жиденькими
досками. Сюда было брошено более двухсот балтийских моря-
ков. Их держали почти без еды, без одежды, без топлива. 3 фев-
раля 1919 года комендант лагеря приказал балтийцам по-
строиться. По списку вызвали шестнадцать коммунистов с
эсминца «Спартак». Вечером их повели на казнь. Твердо, спо-
койно, держась за руки, шли коммунисты-балтийцы. Комиссар
эсминца В. П. Павлов запел:
«Вы жертвою пали в борьбе роковой…»
Моряки подхватили великую революционную песню про-
щанья. Она звучала недолго. Затрещали пулеметы, захлопали
беспорядочные выстрелы. Раненых моряков прикалывали шты-
ками, добивали выстрелами в упор. Так интервенты распра-
вились с героями-балтийцами. Среди погибших, кроме комис-
сара В. П. Павлова, были моряки-коммунисты П. С. Васин,
А. Г. Крутов, Н. А. Михайличев, И. И. Никитин, И. Р. Пло-
ман и другие.
В начале января 1919 года белогвардейские войска в Эсто-
нии перешли в наступление против советских войск Нарвского
боевого участка. Английские корабли огнем с моря поддержи-
вали наступавших белогвардейцев. У Нарвы завязались тяже-
лые бои. Советские части вынуждены были 18 января оставить
город.
Захватив Нарву и организовав на фронте от Финского
залива до Чудского озера оборону, интервенты и белогвардейцы
начали перебрасывать войска на юг Эстонии, где до этого дей-
ствовали белофинские части. В середине января белоэстонцы
и белофинны захватили Юрьев и начали наступление в трех
направлениях: на Валк, Верро (Выру) и Печоры. К началу
февраля им удалось захватить и эти города. Интервенты и
белогвардейцы начали готовиться к наступлению на Петроград.
Одновременно Антанта приняла меры для того, чтобы ис-
пользовать германские войска в Прибалтике против Советской
России. 23 декабря 1918 года английский представитель в Риге
вызвал к себе германского уполномоченного. Он напомнил ему,
что по условиям перемирия Германия обязана держать в При-
балтике свои войска до тех пор, пока это будет необходимо
союзникам. Между английским и германским представителями
было достигнуто соглашение, которое уточняло задачи немец-
ких войск в Прибалтике. Немецкое командование обязывалось
держать здесь войска, достаточные для противодействия
наступлению Красной Армии. Немцы должны были сообщить
английскому командованию все свои оперативные планы и
снова захватить те пункты, которые были потеряны ими в боях
с Красной Армией.
Временное рабоче-крестьянское правительство Латвии, нахо-
дившееся в городе Вендене, 26 декабря направило министер-
ству иностранных дел Великобритании ноту протеста против
присутствия английских военных кораблей в Риге и появления
в городе вооруженных английских команд.
Дальнейшее открытое вооруженное вмешательство англий-
ского флота в борьбу на стороне контрреволюции заставило
Временное рабоче-крестьянское правительство Латвии напра-
вить специальные радиограммы министрам иностранных дел
Англии и Германии. Но английское правительство не намере-
валось отказываться от интервенции в Прибалтике. Коман-
дующий английской эскадрой адмирал Синклер официально
заявил, что эскадра поддержит правительство Ульманиса в слу-
чае боев за Ригу. Это было прямое объявление войны Совет-
ской Латвии.
Однако вооруженное восстание рабочих Риги, начавшееся
2 января 1919 года, заставило английские корабли убраться в
Либаву. Вслед за ними бежали немецкие войска «ландвера» и
латышские белогвардейские части.
В Либаве началось формирование частей из немецких наем-
ников. В середине января 1919 года туда прибыли из Германии
два первых эшелона немецких солдат-«добровольцев». В конце
января 1919 года было образовано так называемое верховное
командование группы «Север» со штабом в городе Бартен-
штейне (Восточная Пруссия). Командующим всеми контрре-
волюционными силами, действовавшими в Латвии и Литве, был
назначен немецкий генерал фон Кваст, начальником штаба —
генерал фон Сект. Части, находившиеся в Латвии, — «ландвер»,
белолатышские войска, русский белогвардейский отряд князя
Ливена, а также немецкая «железная бригада» — были све-
дены в 6-й резервный корпус. Его командующим был назначен
душитель революции в Финляндии генерал фон дер Гольц.
Империалисты Антанты стремились при поддержке контррево-
люционных сил Латвии, Эстонии и Литвы с помощью герман-
ских войск, а также своего военно-морского флота закрепить
за собой Прибалтику, не допустить в ней укрепления совет-
ского строя.
Высадка войск Антанты на юге страны, укрепление бело-
гвардейских сил в Сибири, создание антисоветского плацдарма
в Прибалтике — все это свидетельствовало об усилении интер-
венции Антанты против первого в мире государства рабочих и
крестьян. Для Советской республики создавалось чрезвычайно
опасное положение, особенно на юге страны, где интервенты
располагали помимо собственных войск сильными белогвардей-
скими армиями Краснова и Деникина.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий