В боях под Царицыном, Петроградом…

Впервые массированно бронепоезда белых и красных были применены в боях за Царицын. В советские времена этому эпизоду гражданской войны придавалось непропорционально большое значение: ведь здесь сражались великий полководец Иосиф Виссарионович Сталин и первый красный офицер Ворошилов. Множество фильмов об этих событиях украшали кадры с едущим на подножке бронепоезда Сталиным, одним своим видом сметающего врагов со своего пути.
Бои под Царицыном интересны еще и тем, что здесь большевистские бронепоезда применялись для организации стабильной обороны, а не как ударное средство, что бывало гораздо чаще. Действуя по радиальным путям, бронепоезда представляли собой подвижные артиллерийские и пулеметные батареи, опираясь на которые, силы красных вели бои на рубеже Гумрак, Воропоново, Бекетовка.
Войска Донской армии генерала Краснова вели наступление на Царицын по четырем направлениям, три из которых совпадали с радиальными железнодорожными ветками, что создавало возможности для активного применения, и маневра всех, имевшихся к тому времени, восьми белоказацких бронепоездов.
Оборона Красной Армии строилась на рубеже железной дороги Гумрак – Воропоново – Сарента, полукольцом охватывавшей город. С флангов ее прикрывали корабли Волжской флотилии. Вдоль железной дороги располагались линии окопов дивизий и полков 10–й армии.

В составе армии имелось 15 бронепоездов: «Черноморец», «Брянский», 2–й Сибирский, 1–й Донской, «Большевик», «Артек», «Молния», «Гром», «Коммунист» и другие, что составляло более половины всего парка бронепоездов Красной армии на тот период.
Все они были сведены в броневую колонну 10–й армии под командованием Ф. Алябьева. Курсируя по рокадным железнодорожным путям, бронепоезда обеспечивали мощную огневую поддержку красным войскам. На вооружении броневой колонны было в общей сложности 43 орудия и 119 пулеметов.
В октябре 30 орудий бронепоездов шквальным огнем уничтожили отряд казаков, прорвавшийся в район станции Садовая, сорвав тем самым очередную попытку захвата города.
О напряженности боев говорит тот факт, что на Царицынском орудийном заводе с сентября 1918 по февраль 1919 года был отремонтирован 81 бронепоезд (некоторые по несколько раз).
Характер боев на подступах к Царицыну можно представить, читая документ – оперативную сводку штаба 10–й армии: «17 ноября, в 6 часов утра, наш броневой поезд «Гром» заехал в расположение противника, открыл пулеметный огонь по цепям противника и артиллерийский по бронепоезду противника и батарее противника. Противник, в свою очередь, свел артиллерийский огонь из шести пушек по нашему броневику (так в документе – И.Д.). Был развит ожесточенный бой, который продолжался около четырех часов.
На помощь «Грому» подошел «Коммунист», но вскоре тяжелым снарядом противника был поврежден путь в тылу наших поездов и нескольких местах впереди, так что для курсирования поездов осталось только полверсты. Броневик «Гром», имея при себе технические инструменты и материалы, выделив часть команды, совместно с «Коммунистом» принялись за исправление пути.

Этим временем противник повел наступление с южной стороны с целью отрезать броневики. Огонь бронепоездов был разделен по пехоте противника, броневику и батарее. В это время два снаряда противника попали в один пульман «Грома»…У «Грома» также осколками попорчены незначительно гаубица и два горных орудия. После всего пехота противника была отбита с большими для него потерями, и бронепоезда заняли исходное положение».
Иногда вмешательство бронепоездов коренным образом меняло ситуацию на фронте. Вот один такой эпизод, описанный в оперативной сводке 10–й армии: «На участке Лог–Липки 28 ноября, в 14 часов, противник значительными силами перешел в наступление. Наши части, не выдержав натиска, вынуждены были отступить, но наш бронепоезд «Молния», заехав в тыл противника, открыл артиллерийский, пулеметный и бомбометный огонь.
Противник в панике бежал. Командир «Молнии» товарищ Белогрудов, прекратив огонь, скомандовал бегущим: «Сдавайтесь, иначе всех перестреляю». Часть команды бронепоезда бросилась догонять убегавших. Кадеты, поднимая [122] руки вверх, кричали: «Товарищи, сдаемся», подходили к броневику».
Душераздирающие телеграммы с фронта слал товарищу Сталину «первый советский офицер» Ворошилов: «Противник рано утром повел сильное наступление на разъезд Басаргино, но нашей пехотой и бронепоездами был сбит. Нами были заняты господствующие высоты, но командный состав не распорядился задержаться на высотах и начал преследовать отступающего врага.
Противник, оправившись, пошел в контратаку, сбил нашу цепь, и все побежало. Я и Кулик с ног сбились, пытаясь остановить отходящих, но задержать не удалось. Цепи дошли до железнодорожного пути. Броневые поезда работают самоотверженно и исключительно стойко. Если положение восстановится, то исключительно благодаря бронепоездам. Я напрягаю все силы и принимаю меры спасти положение. Еду опять на фронт в цепь».
В советской исторической литературе так много было написано о героической обороне Царицына, успехах Красной армии и ее бронепоездов, что у многих людей сложилось впечатление, что Царицын так и остался неприступной большевистской крепостью на Волге.
Однако в жизни все было иначе. Действия сладкой парочки – Сталина и Ворошилова, расстреливавших военных специалистов и игнорировавших приказы и распоряжения командования Южного фронта, вызвали недовольство даже в Кремле. Великих полководцев отозвали из Царицына, но было уже поздно.
Положение красных войск с каждым днем ухудшалось. В июне 1919 года войска Вооруженных сил Юга России генерала Деникина захватили город. Части 10–й армии практически без боя оставили Царицын. О панике, царившей в красных войсках, говорит тот факт, что ими были брошены несколько исправных бронепоездов, пополнивших броневой парк Донской армии.
Массировано использовались бронепоезда и на других фронтах гражданской войны.
В составе Сибирской отдельной армии, сформированной 24 декабря 1918 года и ставшей основой войск Верховного правителя России адмирала Колчака, имелись Отдельный дивизион бронепоездов подпоручика Щербакова и Сибирский дивизион бронепоездов. Мощь этих сил была невелика – в них числилось всего четыре бронепоезда.

Многокилометровая Транссибирская магистраль стала ареной вооруженного противостояния бронепоездов двух непримиримых противников. Уже в конце 1918 года на Восточном фронте вовсю гремели их орудия. Пришло время считать победы и потери.
В декабре 1918 года в районе деревни Паленый Лог красноармейский бронепоезд № 2 «Мститель» прикрывал отход пехоты. Отряду колчаковцев удалось разобрать железнодорожный путь в тылу состава, и бронепоезд сошел с рельс. Потеряв способность передвигаться, «Мститель» превратился в идеальную мишень и вскоре был уничтожен.
Активные действия бронепоездов Красной армии сыграли не последнюю роль в ее успехах. Так, в середине сентября 1918 года части 1–й армии заняли Симбирск и отбросили белых на левый берег Волги. Стрелковая бригада Седякина с приданным ей бронепоездом под командованием Тулинского вышла на восточную окраину города.
Форсирование Волги, ширина которой в этом месте достигала полутора километров, для красных стало затруднительной [124] задачей, так как противник закрепился на западной опушке леса южнее патронного завода, имея несколько артиллерийских орудий и бронепоезд. У железнодорожного моста, оставленного при отступлении неразрушенным и на острове посредине реки расположились заставы с пулеметами и орудием.
Оценив обстановку, командование красных возложило захват переправы на команду бронепоезда. Учитывая возможность минирования противником моста, перед атакой был пущен брандер – черный паровоз без обслуживающего личного состава.
Командир бронепоезда белых не сумел вовремя сориентироваться и вывести состав из–под удара, в результате чего произошло столкновение брандера с бронепоездом. Была разбита бронеплощадка.
Красный бронепоезд устремился в атаку вслед за брандером, но на мосту с ним произошла авария: вследствие порчи пути, по–видимому от артиллерийского огня, бронепоезд сошел с рельс, не дойдя до противоположного берега реки.
Тем не менее, пехота красных, увлеченная примером своего бронепоезда, быстро перешла через мост и сбила противника с его оборонительных рубежей, преследуя до Верхней Часовни. Моральный эффект даже от неудачной атаки бронепоезда в этом случае послужил залогом успеха выполнения трудной боевой задачи.
Контрнаступление 7–й армии под Петроградом в октябре 1919 года поддерживали шесть бронепоездов: «Черноморец», «Ленин», № 44 «Имени Володарского», № 38, 45, 89. Им противостояли четыре бронепоезда Северо–Западной армии генерала Юденича – «Адмирал Колчак», «Адмирал Эссен», «Талабчанин», «Псковитянин».
Один из этих бронепоездов участвовал в бою 24 октября 1919 года, когда войска Северо–Западной армии вели наступление на Павловск и Царское Село. В этот день командование белых попыталось вернуть эти, потерянные накануне, населенные пункты.
Наступление планировалось вести с охватом обоих флангов красных войск: от Гатчине вдоль шоссе на Царское Село – при поддержке трех танков и вдоль Виндавской железной дороги от станции Владимировская через деревню Антропшино на Павловск – при поддержке бронепоезда.

Вскоре после начала наступления, части 9–го стрелкового полка красных, атакованные у Антропшино и расстреливаемые в упор прорвавшимся бронепоездом, отошли на север.
Одновременно с атакой бронепоезда на правом фланге, в районе Нов.Катлино неожиданно появились три танка армии Юденича, а за ними пехота. Поддержанные сильным артиллерийским огнем, они быстро оттеснили курсантскую бригаду красных к деревне Перелесино, а 15–й стрелковый полк побежал с позиций к Царскому Селу.
Красноармейцев можно было понять: на них двигались три невиданные ранее машины: две впереди, с интервалом метров в двести, и одна позади – на дистанции 100 метров. Танки вели интенсивный артиллерийский и иногда пулеметный огонь короткими очередями, за ними на довольно большом удалении двигалась пехота. [126]
Ошеломленные этим зрелищем, красные курсанты прижались к заборам Перелесино. Их артиллерия прекратила вести огонь по атакующим, что еще больше ухудшило положение пехоты. Танки продолжали неторопливо ползти по кочковатому лугу, неторопливо приближаясь к Царскому Селу.
Красные войска от полного разгрома спас латышский полк, засевший в небольшой роще юго–восточнее Красной Слободки. Когда танки подошли к ней вплотную, по ним неожиданно ударили все четыре трехдюймовые пушки полка.
Не ожидавшие внезапного нападения, танки немедленно повернули обратно. Это послужило сигналом к общему отступлению. Осмелевшие курсанты кинулись к отходящим танкам, опомнилась и тяжелая артиллерийская батарея, открыв огонь по боевым машинам и пехоте противника.
В результате контратаки красных войск два танка были подбиты. Третьему удалось уйти за деревню Перелесино. Команды подбитых танков пытались сначала отстреливаться, а затем закрылись внутри танков.
Увлеченные преследованием, курсанты попытались пробить броню штыками, что у них, естественно, не получилось. После этого начались дипломатические переговоры с танкистами, после которых они сдались на милость победителей. Удачно начавшаяся атака закончилась полной неудачей и потерей двух третей вышедшего в атаку танкового парка.
Причиной провала сулившей успех операции стало плохо организованное взаимодействие пехоты, танков, артиллерии и бронепоезда. Его по сути дела не было вообще, каждый действовал автономно. Результат – провал операции. Хотя надо признать, команда бронепоезда сделала все, что могла, обеспечив успех атаки на правом фланге.
Несколькими месяцами ранее, в июле 1919 года у населенного пункта Копорье произошла артиллерийская дуэль двух бронепоездов – красного № 44 «Имени Володарского» и «Генерала Корнилова» армии Юденича. Оба они получили повреждения, но сумели благополучно вернуться на свои базы.

Еще одна дуэль завязалась на железнодорожной станции города Гатчина в октябре, в ходе наступления Северо–Западной армии на Петроград. Красноармейские части оставили Гатчину, последним ушел бронепоезд № 44 «Имени Володарского». Но дорога оказалась перерезанной: у станции Тайцы по составу открыла огонь артиллерийская батарея противника, занявшая позиции у железнодорожного полотна.
Командир бронепоезда В.М. Евдокимов решил вернуться и попытаться с боем прорваться на Варшавскую дорогу. Но когда состав ворвался в Гатчину, его встретил огонь бронепоезда противника, стоявшего на подъездных путях. Через несколько минут неприятельский снаряд разбил паровоз, лишив бронепоезд хода.
«Володарский» превратился в неподвижную мишень для пушек бронепоезда армии Юденича. Положение казалось стало безвыходным. Но на счастье команды, со стороны станции Александровская к Гатчине подошел еще один красный бронепоезд – № 6 «Путиловцы» имени тов. Ленина. Он тоже оказался в окружении и тоже пытался найти выход из вражеского кольца.
Команда «Путиловца» взяла «Володарского» на буксир и вывела со станции. После тяжелых боев, оба бронепоезда сумели вырваться из окружения, и после ремонта вернулись в боевой состав.
«Адмирал Колчак», которым командовал капитан первого ранга Н.А.Олюнин после тяжелого боя 19 февраля 1920 года был захвачен большевиками у станции Холмогорской. Этот бронепоезд полностью соответствовал своему «морскому» названию: его команда состояла из морских офицеров, а вооружение – из корабельных орудий.

Запись опубликована в рубрике Бронепоезда с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий