Анатомия – 2

Бронепоезда, родившиеся в первые месяцы войны, были сплошной импровизацией на тему железнодорожных броненосцев. Не было единого проекта, каких–либо технических условий, унификации частей и механизмов, вооружения.
В условиях дефицита времени и средств, бронепоезда строили из всего, что имелось в наличии. Первый уральский бронепоезд «Пермский рабочий», 2 декабря 1941 года отправившийся на фронт, историей своего появления на свет наглядно иллюстрирует это.
Получив 1 ноября 1941 года приказ о строительстве бронепоезда, руководители и специалисты Пермского паровозного депо, немедленно приступили к его исполнению, имея под рукой только местные резервы. Под бронепаровоз взяли только что вышедшую со среднего ремонта «овечку», к ней добавили четыре двухосные платформы.
Поскольку броневая сталь отсутствовала, и взять ее было негде (армии все же в первую очередь нужны были танки), для бронирования паровоза и платформ пустили «сырую», то есть термически не обработанную сталь. Это сразу создало массу проблем.
Часть стальных листов сразу испортили сваркой: в местах прихваток с каркасом броня закаливалась и становилась хрупкой, неоднородной со всем листом. После этого решили крепить ее на болты. Но сразу возникла новая проблема: сверла стальные листы не брали, отверстия под болты пришлось вырезать автогеном. Работа в результате затягивалась.
Цилиндрическую часть котла, бак тендера, зенитную башню на тендере закрыли броней толщиной 30 мм. Бронеплощадки и цилиндрические башни на них покрыли листами 15–мм стали, но в два слоя с воздушной прослойкой 70–75 мм. На потолок бронебашни поставили 20–мм броню, палубу тендера застлали 15–мм листами, командирскую рубку обшили 40–м сталью, а будку машиниста – 45–мм.
Для вооружения строящегося бронепоезда Главное артиллерийское управление РККА, больше озабоченное снабжением фронта, прислало сплошной антиквариат: четыре зенитные пушки образца 1914 года, 16 станковых пулеметов «браунинг» и четыре ручных пулемета ДТ.
Станковые пулеметы монтировались по четыре на каждой бронеплощадке, ручные – по одному в шаровых установках на бронебашнях.

За первым бронепоездом «Пермский рабочий», из ворот депо вышли еще два – «Котовский» и «Щорс». Они тоже были покрыты термически необработанной броневой сталью. Из них был сформирован 44–й отдельный дивизион бронепоездов. Позже в его состав решили включить еще один состав – «Чусовской рабочий». В отличие от других, он уже имел бронирование из листов закаленной стали.
Сначала «Чусовского рабочего» ввели в состав дивизиона вместо «Котовского» и соответственно назвали «Котовским». Затем руководство депо решило, что «Котовский» все–таки удовлетворяет требованиям, и оставило его в дивизионе, исключив «Щорс». «Чусовской рабочий», он же «Котовский», еще раз сменил имя и стал называться «Щорс».
У этого уникального в своем роде бронепоезда на борту было три надписи – сверху «Чусовской рабочий», ниже «Котовский», еще ниже – «Щёрс» (через ё). Под последним именем он и отправился на фронт. Стоимость бронепоезда в ценах того времени составила 867693 рубля.
В состав дивизиона бронепоездов были также включены: два четырехосных штабных вагона с кабинетом для командования, помещением для штаба и жилым помещением для комсостава; три вагона–кухни, санитарный вагон, вагон–баня, вагон–клуб и вагон–мастерская. [300]
В 1942 году в Пермском депо были построены еще два бронепоезда – «Александр Невский» и «Александр Суворов», составивших 26–й отдельный дивизион. Эти бронепоезда относились к серии типа ОБ–3, производство которых началось в годы войны.
В их состав входили четыре однобашенные артиллерийские площадки и площадки ПВО. Такая конструкция обеспечивала большую живучесть, поскольку, если раньше при поражении площадки бронепоезд терял половину своей артиллерии, то теперь только четверть.
В начале войны чаще всего встречались четырехплощадочные однобашенные бронепоезда, построенные по образцу отработанных предвоенных брянских конструкций. Они имели отвесные борта, высокие и прямые клепаные башни, в которых устанавливались короткоствольные 76–мм орудия образца 1902 года с дальностью стрельбы до восьми километров.
Пулеметное вооружение составляли «максимы», ДТ или сохранившиеся со времен гражданской войны бельгийские «браунинги». Восемь пулеметов устанавливались в амбразурах на каждой стороне бронеплощадки.
Боевое применение бронепоездов показало уязвимость подобной конструкции от огня танков и артиллерии. Более удачными оказались созданные в Горьком и Муроме «Козьма Минин» и «Илья Муромец», ставшие в дальнейшем образцом для строителей бронепоездов.
Их приземистые бронеплощадки имели обтекаемую форму, на них стояли башни от танков Т–34 с соответствующим вооружением. Дальность артиллерийского огня составляла 12 километров.
В боевое формирование бронепоезда входили бронепаровоз, две крытые и две открытые артиллерийские бронеплощадки и четыре контрольные платформы. Зенитное вооружение составляли крупнокалиберные пулеметы ДШК и ПВ–1.
Большие потери бронепоездов от действий немецкой авиации заставили заняться усилением зенитного вооружения. Каждый состав получил по две зенитные бронеплощадки. В начале войны на них устанавливались счетверенные пулеметные установки «максим», а с 1942 года – автоматические 25–мм зенитные орудия. На некоторых бронепоездах имелись 37–мм полуавтоматические пушки.
На большинстве бронепоездов площадка ПВО представляла из себя открытую коробку, обшитую с боков стальными листами, на которой стояли зенитные орудия или пулеметы.
Большое количество новых бронепоездов строилось по индивидуальным проектам, из того, что было под рукой. Стали широко применяться элементы поврежденной бронетехники: танковые башни с вооружением, корпуса, приборы наблюдения, артиллерийское и пулеметное вооружение.
Применялись орудия, снятые с поврежденных боевых кораблей, как это было сделано в Севастополе, при строительстве бронепоезда «Железняков», в Ленинграде – «Сталинец». Мощные корабельные орудия позволяли использовать эти бронепоезда для контрбатарейной стрельбы и борьбы с артиллерией противника, постоянно обстреливавшей осажденные приморские города.
Мощным артиллерийским вооружением отличался построенный к январю 1942 года на Коломенском машиностроительном заводе бронепоезд № 2 «Коломенский рабочий». Основным вооружением бронеплощадок, выполненных на основе усиленных 60–тонных железнодорожных платформ, были два 152–мм орудия, установленных во вращающихся башнях карусельного типа. Для защиты стволов орудий предназначались бронекожухи.

Прежде орудия такого калибра устанавливались только на открытых платформах, что не обеспечивало надежной защиты артиллерийскому расчету.
На бронеплощадке также размещался артиллерийский погреб (каземат), оборудованный стеллажами для снарядов, и имеющий многослойное бронирование, повышающее живучесть состава. Артиллерийское вооружение дополняли две бортовые шаровые установки танковых пулеметов ДТ. На крыше каземата была смонтирована еще одна пулеметная установка с ДТ во вращающейся башне сферической формы.
Однако солидный калибр орудий наложил серьезные ограничения на боевое использование бронепоезда.
Стрельба главным калибром могла вестись только с места и в основном в боковых секторах. Огонь нельзя было открывать с ходу – первоначально требовалось закрепить за рельсы специальные выдвижные захваты клещевидной системы – иначе при стрельбе бронеплощадка, под воздействием отдачи, могла просто перевернуться.
Но учитывая мощь артиллерийского вооружения «Коломенского рабочего», приходилось мириться с этими особенностями конструкции бронепоезда.
В осажденном Ленинграде строится тяжелый бронепоезд № 691 «Сталинец–28», имеющий, помимо бронепаровоза, три бронеплощадки с солидным артиллерийско–пулеметным вооружением: четыре 100–мм пушки, четыре 120–мм миномета, два 76–мм зенитных орудия, 24 станковых пулемета «Максим» и одну счетверенную зенитную установку пулеметов «Максим».
Помимо него в бой под северной российской столицей вступили бронепоезда «Балтиец» (был вооружен шестью 76–мм пушками, двумя 120–мм минометами и 16 пулеметами), «Народный мститель», «Стойкий», «За Родину».

Ленинград осенью 1941 года, пока еще сохранялись связи с Большой землей, стал крупным производителем бронепоездов ПВО. С июля по октябрь на Октябрьской железной дороге было сформировано шесть зенитных бронепоездов, каждый их которых состоял из паровоза с бронированной будкой, шести бронеплощадок с зенитными пушками и пулеметами, двух контрольных площадок. К бронепоездам также цепляли два вагона–склада и два вагона–теплушки для личного состава.
В 1943 году началось производство новой серии бронепоездов – типа БП–43 – с более компактными бронеплощадками. К этой серии относились бронепоезда «Москва», № 746 «Московский метрополитен», № 708 «Комсомол Узбекистана».
Помимо совершенствования конструкции бронепоездов, шел процесс оптимизации системы руководства и обеспечения их действий. Сразу после начала войны, летом 1941 года, в Главном автобронетанковом управлении РККА был создан специальный отдел бронепоездов.
Его основными задачами были определены:
– общее руководство боевым использованием бронепоездов на театрах боевых действий;
– организация технического и материального снабжения, ремонта и переоборудования их в прифронтовых депо и на тыловых ремонтных базах.
На основе опыта боевого применения бронепоездов в течение первого года войны, отдел в феврале 1942 года был переформирован в Управление бронепоездов. Руководить им был назначен генерал–майор танковых войск П.Г. Чернов.
Кстати, сам начальник Главного автобронетанкового управления генерал–полковник Федоренко в годы гражданской войны командовал бронепоездом.

Запись опубликована в рубрике Бронепоезда с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий