Знакомые незнакомцы

После окончания второй мировой войны бронепоезда стали постепенно выводить из состава армии. Расформировывались дивизионы и отдельные бронепоезда, часть их ставилась на долговременное хранение, в соответствии со старым лозунгом – «мы мирные люди, но наш бронепоезд на запасном пути». В строю в основном оставались зенитные бронепоезда, показавшие высокую эффективность в прикрытии железнодорожных перевозок от воздушного противника.
Но война закончилась не для всех. Некоторые бронепоезда вновь были переданы войскам НКВД и использовались для охраны железных дорог в Прибалтике и Западной Украине, где шли бои с лесными братьями и бандеровцами. Западная Украина стала ареной настоящей войны между хорошо организованными и вооруженными отрядами Украинской повстанческой армии и дивизиями внутренних войск.
Это была война без правил. Обе стороны не гнушались провокаций, устраивая расправы над мирным населением в форме и под видом противника. Подозрение в помощи врагу грозило высылкой в Сибирь для одних или удавкой на шее для других. Расправа была жестокой.
Частым нападениям бандеровцев подвергались и железные дороги. У командования внутренних войск просто не хватало сил и средств для контроля прилегающей к железнодорожным магистралям полосы.
Выходом из сложного положения стали бронепоезда, патрулировавшие важнейшие железные дороги и способные огнем своих орудий и пулеметов подавить огневые точки противника. До начала пятидесятых годов шли бои на железных дорогах Галиции. Но противостоять советской военной машине части УПА долго не смогли. Война была проиграна.
Бронепоезда отправились в арсеналы на хранение, а затем один за другим – на металлолом. Наступила новая – ядерная, эра в военном деле.

Производство бронепоездов было полностью прекращено и с каждым годом их количество сокращалось. К концу пятидесятых годов в армии их не осталось, и казалось, история боевого применения бронепоездов окончательно дописана. Но жизнь распорядилась иначе.
С начала шестидесятых годов стала накаляться обстановка на советско–китайской границе. Москва и Пекин, еще недавно бывшие лучшими друзьями, быстро превращались в злейших врагов. Идеологический спор между Хрущевым и Мао Цзе Дуном все явственнее перерастал в межгосударственный конфликт и грозил разгореться в полномасштабную ядерную войну.
В послевоенные годы советские войска на Дальнем Востоке и в Забайкалье постоянно сокращались, ведь по ту сторону границы был «братский Китай». 39–я армия, чуть ли не бегом, ушла из Порт–Артура, оставив в качестве подарка китайским друзьям все оборудование и запасы мощной военной базы.
6–я гвардейская танковая армия из даурских степей перебралась на Украину в степи приднепровские, полки и дивизии расформировывались десятками, военные городки исчезали с секретных карт Генштаба.
Появление нового потенциального противника в лице Китая, к тому же имеющего ядерное оружие, вызвало легкую панику в советском руководстве. Из западных районов СССР на восток во второй половине шестидесятых годов двинулись десятки эшелонов с войсками и боевой техникой, вдоль границы появлялись новые гарнизоны. Советские войска – возрожденная 39–я общевойсковая армия – вновь появились на территории Монголии.
А в 1969 году пушки заговорили. Мартовский конфликт на острове Даманский показал всю зияющую глубину советско–китайского противостояния. Советское руководство стало еще более быстрыми темпами укреплять военную группировку на Дальнем Востоке и в Забайкалье.
Но вскоре обнаружилось еще одно очень печальное обстоятельство. Единственной артерией, связывающей Дальний Восток со страной, была Транссибирская железнодорожная магистраль, по которой день и ночь шли военные и гражданские составы, обеспечивая эти регионы и войска там размещенные всем необходимым.
Построенная еще в начале двадцатого века, великая железная дорога проходила в непосредственной близости от советско–китайской границы. Учитывая огромную протяженность магистрали, малолюдность придорожной полосы, военное командование пыталось любой ценой обеспечить ее безопасность. Ведь в случае вооруженного конфликта даже небольшая диверсионная группа, прорвавшаяся к дороге, могла нарушить движение, повредив железнодорожное полотно или многочисленные мосты.
Расставить стационарные военные посты, гарнизоны вдоль дороги военные не могли: это было нереально, просто солдат не хватило бы. И вот тут–то вспомнили о, казалось бы, ушедших в историю, бронепоездах. Старая песня оказалась пророческой – «Но наш бронепоезд стоит на запасном пути».
Однако старые бронированные составы были уже порезаны на металлолом, и потому решено было воссоздать их на новом техническом уровне. Новые бронепоезда к тому же скрестили с танками, сделав последние элементом системы вооружения состава.
В начале 70–х годов в составе войск Забайкальского и Дальневосточного округов началось формирование новых воинских частей получивших наименование отдельных бронепоездов. Для их оснащения в 1970–1971 годах на вооружение был принят целый комплекс вооружений, включавший в себя бронепоезд БП–1, бронелетучку БТЛ–1 и бронетранспортеры БТР–40Ж.
В состав каждого отдельного бронепоезда входили: бронепоезд БП–1, пять бронелетучек, отдельные взводы – мотострелковый, зенитно–ракетный, инженерно–саперный, связи, отделение тяги; всего: 12 танков, их которых два – плавающие ПТ–76, восемь бронетранспортеров, семь грузовых и специализированных автомобилей, мотоцикл. Численность личного состава – 270 человек.
Бронепоезд БП–1 состоял из бронетепловоза, пришедшего на смену паровозам и вооруженного четырьмя пулеметами, броневагона с двумя 14,5–мм счетверенными зенитно–пулеметными установками, двух бронеплатформ с установленным на каждой танком и четырьмя пулеметами, бронеплатформы с двумя 23–мм спаренными зенитными установками и двух контрольных платформ прикрытия. В броневагоне находились командный пункт и узел связи. Экипаж состоял из 59 человек.
Все элементы бронепоезда имели дифференцированное бронирование с толщиной брони от 6 до 20 миллиметров. Бронетепловоз ставился между броневагонами силовой частью к противнику. Танки, установленные на платформах, при необходимости могли применяться автономно. На контрольных платформах перевозились ремонтно–восстановительные средства, но основным их предназначением было предотвращение подрыва бронепоезда на фугасах и минах.
При угрозе боевого соприкосновения с противником должны были опускаться жестко фиксированные копиры железнодорожного пути, креплениями жестко соединяться все элементы состава. Эти меры позволяли преодолевать участки с нарушением ширины колеи и повреждениями рельсов.
Управление бронепоездом в бою осуществлял командир, располагавшийся в броневой рубке, устанавливаемой обычно на бронетепловозе или на одном из броневагонов.
В состав бронелетучки БТЛ–1 входили бронетепловоз, в котором размещались командир, девять десантников, радист, санинструктор и локомотивная бригада из двух человек, и две частично бронированные четырехосные платформы.
На каждой платформе размещался танк и бронеотсек, вмещавший до восьми человек. Для борьбы с авиацией противника могли использоваться, только что принятые на вооружение, переносные зенитно–ракетные комплексы «Стрела–2».
Бронетранспортеры БТР–40Ж предназначались для ведения разведки и несения дозорной службы в полосе, прилегающей к железной дороге. Они были созданы на базе принятых на вооружение в 1950 году колесных БТР–40. В случае необходимости они могли передвигаться и по грунтовым дорогам.
В состав бронепоездов также входила база, предназначавшаяся для размещения штаба, отдыха личного состава и хранения всего необходимого для ведения боевой работы: топлива, воды, боеприпасов, продовольствия, ремонтно–восстановительных средств, средств разведки и связи. Состояла она из тепловоза, нескольких пассажирских и грузовых вагонов и платформ, автодрезины, автомобилей и бронетранспортеров.
Вне зоны боевых действий база следовала в одном составе с боевой частью. При угрозе боевого столкновения она размещалась на ближайшей станции в тылу, в постоянной готовности к подаче материальных средств, вне зоны досягаемости артиллерийского огня противника.
Подобная конструкция бронепоезда стала большим шагом вперед, по сравнению с предшествующими экземплярами. Установка средних и плавающих танков на платформы, применение бронетранспортеров, способных двигаться и по рельсам, позволили более гибко использовать новые боевые единицы на просторах Сибири.
Оснащенные мощными орудиями и пулеметами, танки, могли вести огонь с железнодорожных платформ, а в случае необходимости, действовать самостоятельно, в отрыве от бронепоезда, преследуя, скажем, диверсионные группы противника. Огневая мощь уже не была, как прежде, привязана к железной дороге, расширились возможности маневра.
Мощная броня танков Т–55 и Т–62 во много раз превосходила бронирование бронеплощадок времен первой и второй мировых войн. Команда бронепоезда теперь имела более надежную защиту от огня противника.
Наличие большого количества зенитных пулеметных и артиллерийских установок и новейших, по тому времени, переносных зенитно–ракетных комплексов «Стрела» значительно повысило возможности бронепоезда в борьбе с воздушным противником. К тому же, китайские ВВС, оснащенные в основном устаревшими самолетами и вертолетами, не требовали применения более совершенных систем ПВО.
Использование тепловозов в качестве тяги позволило сократить время подготовки к движению, уменьшило затраты времени и усилии на поддержание состава в состоянии боевой готовности.
Отдельные бронепоезда несли патрульную службу на Транссибирской магистрали. Участвовать в вооруженном конфликте с китайскими гегемонистами им, к счастью, так и не пришлось. После смены руководства в СССР и Китае отношения между двумя странами во второй половине восьмидесятых годов стали улучшаться, период военного противостояния подошел к концу. Надобность в бронепоездах отпала, и их вскоре вывели в резерв.
Но вскоре нужда заставила вспомнить о них. На Кавказе армяне и азербайджанцы начали резать друг друга, пытаясь поделить Нагорный Карабах. Постоянному обстрелу подвергались железнодорожные составы, двигавшиеся в зоне конфликта. Диверсии на железной дороге стали обычным делом.
Решить эту проблему попытались с помощью бронепоездов. Из Забайкалья через всю страну двинулись на Кавказ бронепоезда. Здесь они несли свою боевую службу вплоть до распада Советского Союза. Карабахский конфликт стал последним в истории российских и советских бронепоездов. Их звездным часом стала гражданская война, вспыхнувшая после октябрьского переворота, последним выходом на сцену – гражданская война в разваливающейся советской империи.
Уже после распада Советского Союза, уцелевшим в боевом строю бронепоездам, вновь нашлась работа – началась незатухающая почти десять лет война в Чечне. Постоянные нападения чеченцев на железные дороги, не прекращающиеся диверсии на них, заставили российских генералов вновь вспомнить о старом, но грозном оружии – бронепоездах.
Один из бронепоездов даже подорвался на мине во время второй чеченской войны.

Запись опубликована в рубрике Бронепоезда с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий