На Варшаву! И обратно…

Широко использовались бронепоезда в советско–польской войне 1920 года, причем как советскими, так и польскими войсками. Этому способствовали маневренный характер боевых действий на советско–польском фронте, наличие развитой сети железных дорог на театре военных действий.
Первый польский бронепоезд был построен в кустарных условиях еще в 1917 году в белорусском городе Бобруйске, где в этот период находился 1–й польский корпус, сражавшийся в годы первой мировой войны на стороне русской армии.
Бронепоезд (или по–польски – pociag panzerny) «Zwiazek Broni» был весьма примитивной конструкцией. На открытой железнодорожной платформе была установлена полевая трехдюймовая пушка. Защитой для нее и расчета служили мешки с песком, уложенные по бортам платформы.
На другой платформе был установлен бронеавтомобиль, вооруженный пулеметами. К этим боевым площадкам были прицеплены обычные крытые вагоны, в которых находился личный состав. Вот и весь бронепоезд. Позже появились более совершенные в конструктивном плане типы польских бронепоездов.
Польская армия, практически не имевшая современной боевой техники, была вынуждена, как и Красная Армия, прибегать к импровизациям, вроде строительства бронепоездов из всего, что попадало под руку. В результате, к 1920 году поляки имели в боевом строю своей армии более 20 бронепоездов, широко применявшихся в боях на территории Белоруссии и Украины.
К тому же, в начальном периоде войны, в руки поляков попали несколько советских бронепоездов, которые стали использоваться в польской армии и послужили образцом для строительства новых составов. Кроме того, после окончания первой мировой войны, польской армии также достались несколько германских и австро–венгерских бронепоездов, обретшие новых хозяев. [147]
Война с Советской Россией началась для Польши довольно успешно. Пока основные силы Красной Армии были задействованы на других фронтах, польские войска быстро продвигались на восток, сметая со своего пути большевистские отряды. Был захвачен Киев и многие другие города Белоруссии и Украины.

На долю красных бронепоездов в это время выпала задача прикрытия отхода своих войск. В начале мая 1920 года, польские войска, содействуя наступлению основных сил своей армии на Киев, начали активные действия в районе Речицы Гомельской губернии. Здесь вела оборонительные бои 169–я бригада Красной Армии. Ее поддерживали бронепоезда № 33 и 101.
8 мая красноармейские части отходили на восток, преследуемые наступающими поляками. Бронепоезда к тому же выводили снабженческий поезд в 65 вагонов. Но дорога [148] на восток оказалась перерезанной: поляки захватили мост через Днепр и станцию Речица, но, не имея артиллерии, устроили завал из бревен и шпал на путях, чтобы не пропустить поезда.
Ворвавшись на станцию, бронепоезда пулеметным огнем разогнали польскую пехоту, и разобрав завалы, двинулись на восток. Отбив мост через Днепр, команды бронепоездов обеспечили переход снабженческого поезда, и вышли на станцию Гомель.

Ситуация стала меняться к лету 1920 года. Осознав опасность польских успехов, и рассчитывая использовать в случае победы Польшу как дорогу на запад и плацдарм для мировой революции, Ленин и его соратники начали переброску на Западный и Юго–Западный фронты лучших соединений, способных переломить неудачный для большевиков ход событий.
И действительно первоначально Красная Армия сумела добиться значительных успехов. Был освобожден Киев, красная революционная волна покатилась на запад.
В мае 1920 года 1–я Конная армия Буденного готовила наступление против польских войск юго–западнее Киева. В ее составе действовала и приданная бронепоездная группа из пяти бронепоездов (№ 13, № 63 «Гибель контрреволюции», № 72 «Имени Николая Руднева», № 82 «Смерть Директории» и № 203). Учитывая опыт предыдущего боевого применения бронепоездов, командование Красной армии пыталось использовать их на решающих участках фронта массированно.

29 мая советские войска вступили в соприкосновение с противником на широком фронте от Самгородка до Нападовки. 6–я кавалерийская дивизия атаковала поляков вдоль железной дороги Казатин–Христиановка и захватила близлежащие деревни, вынудив жолнежей 13–й пехотной дивизии отступить на север.
Группа красных бронепоездов поддерживала эту атаку артиллерийским огнем. Захватив станцию Липовец, команды бронепоездов массированным огнем подавили польские артиллерийские батареи вдоль железной дороги, прикрыв левый фланг кавалеристов. [149]
Наметив прорыв польского фронта северо–восточнее Н.П. Хвастов, Буденный приказал бронепоездам и частям 6–й кавалерийской дивизии демонстративными действиями отвлекать внимание противника от места нанесения главного удара, а заодно облегчить положение правого фланга 14–й армии.
Однако дело обернулось не так, как хотелось командованию 1–й Конной армии. Польские солдаты, отбросили части кавалерийской дивизии к железной дороге и заняли Спичинцы, а затем, развивая успех, захватили станцию Оратово, отрезав красные бронепоезда, действовавшие севернее ее, от основных сил. [150]
В ночь на 2 июня 1920 года польские войска ворвались на станцию Оратово, на которой в этот момент находились красные бронепоезда «Смерть Директории» и «Красный кавалерист». В завязавшемся сумбурном ночном бою первый бронепоезд получил шесть пробоин, но сохранил боеспособность.
На подмогу окруженным войскам ночью 1 июня пришли два бронепоезда при поддержке кавалерии. В ночном бою они сумели отбить Оратово, отбросив части 18–й польской пехотной дивизии на запад.
Но поляки не собирались отступать. На следующий день, поддерживаемые огнем четырех артиллерийских батарей, они вновь перешли в контрнаступление. Трем бронепоездам (№ 13, 72, 82) пришлось весь день вести артиллерийскую [151] дуэль с этими батареями, занимая позиции на станции Оратово.
К 5 июня основным силам 1–й Конной армии удалось во встречном сражении разгромить на правом фланге прорыва польскую конницу и стремительным рывком выйти на тылы противника. Бронепоезда в этот момент прикрывали железнодорожную магистраль Казатин–Христиановка, чтобы не допустить перехода польских войск через нее и отвлекали своими действиями внимание поляков.
Днем 6 июня 2–я кавалерийская бригада 1–й Конной армии ворвалась на станцию Попельня. Находившийся там польский бронепоезд «Генерал Довбор–Мусницкий», отстреливаясь из орудий и пулеметов, успел уйти в сторону Казатина. По пути он на всех парах влетел на станцию Бровки, занятую к этому времени 14–й кавалерийской дивизии буденновской армии.
Появления вражеского бронепоезда здесь никто не ожидал, поэтому команде польского бронепоезда, используя эффект внезапности, удалось выбить красную кавалерию со станции. Прицепив к бронепоезду стоявший на путях грузовой состав, «Генерал Довбор–Мусницкий» двинулся дальше.
После этого успеха, фортуна отвернулась от поляков. Кавалеристы 4–й дивизии армии Буденного успели, до подхода бронепоезда, разобрать железнодорожный путь у [152] станции Вчерайше. Бронепоезд оказался в ловушке и вынужден был остановиться. После короткого, но жестокого боя команда «Генерала» сдалась. Красным, помимо поврежденного бронепоезда, досталось 30 вагонов с сахаром, мукой и боеприпасами.

После броска 1–й Конной армии на запад, бронепоездам из–за больших разрушений железнодорожного полотна, удалось догнать и присоединиться к основным силам армии только в период боев у города Дубно в июле 1920 года. Здесь, при проведении Ровенской операции, командование 1–й Конной армии бросило в бой пять бронепоездов, а 12–й армии – шесть.
Ворвавшиеся 4 июля в Ровно кавалеристы Буденного захватили на железнодорожной станции два польских бронепоезда, не успевших уйти из города, и два танка.

Стремясь повысить эффективность действий бронепоездов, командование Красной Армии сформировало Заднепровскую бригаду бронепоездов, в которую вошли «Память тов. Свердлова», «Грозный», «Спартак», «Освободитель», «Память тов. Урицкого», «Память тов. Иванова», «Борец за свободу», № 8 «Имени Раскольникова», № 9, № 10 «Имени Розы Люксембург», под командованием С.М. Лепетенко. В оперативное подчинение ему также придавались бронепоезда «Буря», «Смерть Директории», «Имени командарма Худякова», «Имени Ворошилова» и «Смерть паразитам».
В начале июля 1920 года части 14–й советской армии, преследуя поляков, потерпевших поражение в Киевской операции, захватили важный железнодорожный узел – станцию Жмеринка. Впереди лежал город Проскуров (ныне – Хмельницк). Овладеть им должны были 60–я стрелковая и 8–я кавалерийская дивизии. Участвовали в этой операции и бронепоезда.
На бронепоездную группу, в состав которой входили бронепоезда № 34 «Красноармеец», № 50, № 90 «Имени товарища Алябьева» и «Красный крестьянин», возлагалась задача разгрома противника на левом фланге прорыва и захват железнодорожной станции Комаровцы – важного опорного пункта поляков. Командовал группой начальник бронечастей 14–й армии Шмай. [153]

В 11 часов утра 3 июля десантные отряды бронепоездов при поддержке артиллерийского огня, ворвались в Комаровцы. Поляки были захвачены врасплох и начали беспорядочное отступление под прикрытием огня своего бронепоезда. Преследование противника затруднялось тем, что железнодорожный путь был испорчен поляками в восьми местах на протяжении одного километра, и командам бронепоездов пришлось заняться восстановлением пути.
Однако польский бронепоезд своим огнем не давал возможности вести их. Тогда один десантный взвод сумел подобраться вплотную к железной дороге и засел во рве в 50 – 60 метрах от поляков, в мертвой зоне их огня. Открыв огонь из пулеметов в упор, десантники вынудили бронепоезд отойти на запад, создав тем самым условия для работы ремонтников.

Восстановив к вечеру путь, два красных бронепоезда ворвались на станцию Комаровцы, выбив оттуда польские войска. Удалось даже захватить знамя и всю канцелярию 54–го пехотного полка. Поляки попытались контратаковать и перерезать железную дорогу, но были отбиты огнем курсирующего бронепоезда и понесли большие потери.
Атаки польских войск продолжались всю ночь. И всю ночь бронепоезда своим артиллерийским и пулеметным огнем отбивали их.
Не сумев создать надежную противобронепоездную оборону, польское командование утратило инициативу, даже отразив наступление красной пехоты, и вынуждено было отдать приказ об отходе, тем более что в прорыв, сделанный бронепоездами, вошли кавалерийские части, развивая [154] успех операции. Бронепоезда сыграли решающую роль в прорыве польской обороны.
Успешно действовали на фронте и польские бронепоезда. В боях под Радзивиловым в конце июля 1920 года в сложной ситуации оказались части польской 18–й пехотной дивизии. Пытаясь содействовать действиям 3–й пехотной дивизии, сражавшейся на западном берегу реки Стырь, 23 июля бригады 18–й дивизии пошли в атаку. Но уже вскоре 35–я бригада столкнулась с красной кавалерией и после жаркого боя отошла назад.
Организованное отступление бригады, однако, вскоре превратилось в беспорядочное бегство. Вечером того же дня поляки были внезапно атакованы подошедшей с юга 11–й кавалерийской дивизией.
Очевидец этого боя так описывал происходящее: «Теперь уже все бежало в полном беспорядке: пехота, артиллерия и обозы – прямо по полям; все устремилось к бронепоезду, который, стоя на пути несколько восточнее Михайловки, принимал участие в этом несчастном бою. Следует признать большую заслугу бронепоезда в том, что не вся 35–я бригада была уничтожена. У этого поезда вновь сорганизовалось сопротивление».
Польский бронепоезд «Пионер» хотя и не сумел восстановить положения на фронте, все же своим огнем прикрыл отход пехоты и помог ликвидировать панику в частях отошедших к железной дороге. Наступление 11–й кавалерийской дивизии было приостановлено.
На Западном фронте в 1920 году 15 советским бронепоездам противостояли 10 польских. Поляки, не имея возможности строить в больших количествах новые бронепоезда, первыми стали использовать танки для создания импровизированных бронепоездов

Помогая Польше в ее войне против большевистской России, Франция поставила ей 120 сравнительно новых, по тому времени, танков «Рено» FТ17 – 72 пушечных (с 37–мм пушкой) и 48 пулеметных (8–мм пулемет Гочкиса). На основе французской бронетехники был сформирован 1–й польский танковый полк. Он сражался против частей Красной армии под Бобруйском, на Украине и под Варшавой.

Так как квалифицированных специалистов у поляков было мало, техника довольно часто выходила из строя. Такие танки, а также получившие повреждения в боях, устанавливали на железнодорожных платформах, превращая, таким образом, в импровизированные бронеплощадки. Они включались в состав бронепоездов или использовались самостоятельно, хотя боевая эффективность их, надо признать, оказалась довольно низкой.
В дальнейшем, уже после окончания советско–польской войны, танки «Рено», которых к середине 30–х годов в польской армии имелось 174 штуки, стали переоборудоваться в бронедрезины. Поставленные на железнодорожное шасси, танки–бронедрезины входили в состав каждого польского бронепоезда.
Польский опыт использования танков для вооружения бронепоездов, в дальнейшем стали применять и другие [156] страны. В годы второй мировой войны на железнодорожных платформах появились немецкие танки. На советских бронепоездах, уже с середины тридцатых годов, устанавливались башни от средних танков Т–28, а затем и Т–34 со штатным вооружением.
А через полвека после советско–польской войны, на платформах возрожденных в Советском Союзе бронепоездов, двигались по рельсам танки Т–62 и плавающие ПТ–76, входившие в комплекс вооружения новейших и, наверное, единственных в то время в мире, бронепоездов типа БП–1.
В многократно описанной, ставшей уже хрестоматийной, первой атаке советских танков под Полоцком в июле 1920 года тоже участвовал красноармейский бронепоезд, хотя обычно в военной литературе о нем не упоминалось.
Этот бой знаменателен тем, что в нем участвовали бронепоезд, танки и броневики, то есть все виды бронированной техники, имевшейся в Красной Армии. Впервые советским командованием была сделана попытка, организовать тесное взаимодействие различных видов бронированных машин на поле боя.
К тому же, бронепоездом № 8 «Имени Федора Раскольникова» командовал Константин Калиновский, ставший впоследствии главным теоретиком строительства и боевого применения танковых войск Красной армии. В 1931 году он возглавил Управление механизации и моторизации РККА, но вскоре погиб в авиационной катастрофе. Его имя присвоили первой механизированной бригаде Красной Армии, развернутой затем в механизированный корпус Московского военного округа.
Польские войска, перешедшие к позиционной войне, в начале июля 1920 года силами 5–й пехотной дивизии обороняли перешеек между озерами Долгое и Свяда в районе железной дороги Полоцк–Молодечно. Три ряда окопов с заграждениями из колючей проволоки, опорные пункты, прикрытые артиллерией, пристрелявшей все подступы к позициям.
В боевом соприкосновении с противником находились части 33–й стрелковой дивизии, занимавшие окопы на восточном берегу мелкого, но болотистого ручья на участке [157] шириной около одного километра. Все попытки прорвать оборону польских войск закончились неудачей, несмотря на большие потери. На 4 июля была намечена очередная атака польских позиций.
Но в этот раз на усиление пехоты прибыли бронепоезд № 8, 2–й танковый отряд и 14–й автоброневой отряд. Задача им была поставлена следующая: 8–му бронепоезду – к 3.45 выдвинуться на открытую позицию и поддержать артиллерийским огнем танковую атаку; 2–му танковому отряду – прорвать укрепленную полосу между озерами Долгое и Свяда, начав атаку в 4.00; 14–му автоброневому отряду – атаковать противника вдоль дороги, содействуя развитию успеха и преследования совместно с конницей 33–й стрелковой дивизии.
Командир бронепоезда Калиновский выбрал закрытую огневую позицию в районе железнодорожной станции Зябки, организовав наблюдательный пункт для корректировки огня на водонапорной башне. Была намечена и открытая огневая позиция близ окопов красной пехоты.
В ночь на 4 июля была проведена небольшая артиллерийская подготовка, и бронепоезд под прикрытием тумана вышел со станции и двинулся к разрушенному мосту через реку Аута. Обнаружив его выдвижение, поляки немедленно открыли артиллерийский огонь. Бронепоезд, в свою очередь, ответил тем же, маневрируя со скоростью 15–20 км/час на участке пути от будки до моста.

Пока все внимание поляков было привлечено к бронепоезду, в атаку двинулись все имевшиеся в отряде три танка «Рикардо» (трофейные английские машины МкV). Двигаясь со скоростью всего 5 км/час, они подошли к линии фронта и развернулись в боевую линию. Открыв огонь из пушек и пулеметов (на каждом танке имелось две 57–мм пушки и четыре пулемета), обрывая заграждения из колючей проволоки, танки со страшным грохотом двинулись к польским окопам.
Польские артиллеристы, которые увлеклись дуэлью с бронепоездом, неожиданно для себя обнаружили появление новых целей на поле боя. Часть орудий немедленно перенесла огонь на двигавшиеся танки противника, стремясь не допустить их прорыва к первой линии обороны. [159]
Однако бронепоезд своим огнем не давал возможности сосредоточиться на борьбе с танками. В итоге полякам все же удалось подбить два танка, и до третьей линии окопов добралась только одна машина. Бронепоезду тоже досталось: он получил повреждения (в него попало три снаряда), но сохранил боеспособность и участвовал в последующих боях.
Оборонительные рубежи 5–й польской дивизии в результате танковой атаки были прорваны. Преследуя отступающего противника, по дороге двинулись броневики 14–го отряда и конница 33–й дивизии. [160]
Бронепоезд «Имени Раскольникова» не смог принять участия в этом преследовании, поскольку железнодорожный мост через реку был разрушен. Не имея возможности быстро восстановить его, команда бронепоезда вела огонь по отступающим полякам до предельных дистанций.
Этот бой длился всего около часа. Благодаря хорошо организованному взаимодействию различных бронированных машин, среди которых не последнюю роль сыграли действия команды бронепоезда, оборонительный рубеж, создававшийся в течение месяца, был прорван.
Тот же бронепоезд № 8 имени Раскольникова отличился в боях в районе Беловежской пущи. Здесь, в конце июля 1920 года части Красной Армии, наступая вдоль железной дороги Волковыск–Седлец, заняли город Бельск и подошли к переправам через реку Нурец.
Сплошную линию фронта разделяла Беловежская пуща, труднопроходимая для крупных воинских частей из–за почти полного отсутствия дорог. Для прикрытия левого фланга красных войск, наступавших на Седлец, был задействован бронепоезд № 8. 29 июля он занял позицию у станции Гайновка, получив информацию от разведки о том, что через пущу в направлении железной дороги движется моторизованный отряд противника – пехота на грузовиках.
Видимо не имея сведений о местонахождении красноармейских отрядов, поляки двигались без соблюдения элементарных мер предосторожности. Не было ни разведки, ни охранения. Это обстоятельство стало роковым для многих польских солдат.
Внезапный артиллерийский и пулеметный огонь с бронепоезда рассеял колонну, нанес большие потери. Разгром польского отряда довершили действия десантного отряда. Были захвачены пленные, пулеметы и три грузовика.
Но не всегда действия бронепоездов Красной Армии были столь успешными. В боях они тоже несли потери. После разгрома советских войск под командованием Тухачевского в сражении под Варшавой, началось паническое отступление частей Западного фронта на восток. Бронепоезда вели арьегардные бои, прикрывая отход основных сил, потерявших способность и волю к сопротивлению.
Приведем здесь отрывок из отчета о боевых действиях красного бронепоезда № 56, прикрывавшего отход частей Красной армии на Украине: «Проникший через наше расположение кавалерийский отряд противника поставил своей целью разрушить тыл нашей армии. Сосредоточив свои силы на южной и юго–западной окраинах м. Искорость, неприятель энергичным ударом сбил нашу 174–ю бригаду 58–й дивизии, овладел м. Искорость и атаковал станцию Коростень.

Прикрывая отступление наших частей, бронепоезд должен был вести бой с противником. Производя неоднократные контратаки, он удерживал станцию. Однако обходная группа противника, направившаяся на деревни Хотиновка, Новаки и занявшая их, принудила бронепоезд отступить.
Подойдя к мосту на реке Синявка, что в семи–восьми верстах юго–восточнее Коростеня, он был встречен артиллерийским огнем с тыла, из деревни Новаки, и наткнулся на сброшенный противником с рельсов маневренный паровоз, доставлявший огнеприпасы в Коростень. Завязался бой.
Цепь поляков, залегшая по опушке деревень Новаки – Хотиновка, развив сильный ружейный и пулеметный огонь [162] по бронепоезду, не давала возможности высадить людей для освобождения пути от заградившего его сброшенного паровоза.
Одновременно с северо–западной и юго–восточной сторон деревни Новаки, отделились сильные кавалерийские отряды противника с целью оцепить бронепоезд. Северозападный отряд, сабель в 300, три раза группировался, получая задания атаковать бронепоезд, но каждый раз ураганным огнем последнего рассеивался.
В то же время метким огнем бронепоезд принудил неприятельскую цепь отойти в глубь деревни, сбил артиллерийского наблюдателя и заставил замолчать и переменить позицию батареи. Воспользовавшись относительным ослаблением огня, часть команды бронепоезда высадилась и приступила к работе по очистке пути.
Не имея специальных ремонтных инструментов, пользуясь только путевым инструментом, дружными усилиями команда часа через два подняла паровоз, исправила кое–как путь, и бронепоезд двинулся дальше.
Поляки, взбешенные стойкостью бронепоезда и пораженные столь удачным устранением препятствия, открыли ураганный артиллерийский, пулеметный и ружейный огонь почти в упор, решив во что бы то ни стало сбить бронепоезд. Развив огонь, бронепоезд сумел, однако, миновать опасный участок, сбросив по пути еще несколько шпал, положенных поляками.
В результате боя оказались расстрелянными около 600 снарядов и до 8000 патронов; бронепоезд получил две пробоины, потеряв 5 раненными и одного убитым. Потери противника, по сведениям крестьян, значительны. Численность же противника в деревнях Новаки – Хотиновка, по тем же сведениям, 2000 кавалеристов при 8 орудиях».
В конце сентября 1920 года 57–я стрелковая и 17–я кавалерийская дивизии отбивались от наседавших польских войск на западных подступах к Пинску. Их действия поддерживали два уцелевших в предыдущих боях бронепоезда – №29 и 101.
Польское наступление развивалось очень быстро. Поэтому днем 26 сентября командиры бронепоездов получили распоряжение начальника бронечастей 4–й армии: прибыть на станцию Пинск для помощи стрелковым соединениям. После этого связь прервалась, и восстановить ее уже не удалось.

Командир бронепоезда № 101 запросил штаб дивизии о разрешении сняться с боевого участка, но получил отказ. 29–й бронепоезд двинулся к Пинску. Восстановив испорченный железнодорожный путь, у станции Молотковичи бронепоезд был обстрелян прорвавшимися польскими войсками и вынужден был отойти на станцию Юхновичи, потеряв связь со всеми соседними частями и командованием. Это было окружение.
27 сентября командиры бронепоездов, посовещавшись, решили прорываться к Пинску. Восстановив под огнем польской артиллерии разрушенный в нескольких местах железнодорожный путь, бронепоезда к рассвету 28 сентября подошли к мосту у станции Молотковичи, который тоже оказался разрушенным. Отремонтировать его помешали подошедшие польские части, сразу же открывшие огонь [164] по бронепоездам. Попытка контратаковать противника, предпринятая остатками 17–й кавалерийской дивизии при поддержке бронепоездов, провалилась с большими потерями для конницы.
Оказавшись в западне – железнодорожный путь восточнее и западнее местонахождения бронепоездов был разрушен, связь с командованием потеряна – их командиры приняли решение взорвать бронепоезда и в пешем строю прорываться к своим.
Вечером 28 сентября на станции Юхновичи оба красных бронепоезда № 29 и № 101, были взорваны своими командами. Позже выяснилось, что Пинск был захвачен неожиданным налетом польской кавалерии еще 26 сентября.
В силу причин, о которых речь шла выше, бронепоезда частенько оказывались в окружении и на других фронтах кровавой войны.
В апреле 1920 года в составе 14–й армии, сражавшейся с поляками на Украине, находились две бригады галицийских стрелков, созданных на базе бывшей Галицийской армии (перешла на сторону Красной Армии весной 1920 года). Особого доверия к ним у командования Красной Армии не было, поэтому одной из бригад был придан бронепоезд № 90 «Имени товарища Алябьева».
Подозрения не были напрасными. 23 апреля галицийские бригады подняли мятеж. Командир бронепоезда, патрулировавшего участок железной дороги от станции Бар до Копай–Города, потеряв связь с частями на фронте, решил отойти на станцию Бар и доложить командованию 60–й стрелковой дивизии о подозрительном поведении частей и штаба галицийской бригады.
Но команду бронепоезда поджидал сюрприз: захваченный по дороге путевой сторож, пытавшийся при появлении бронепоезда, скрыться, рассказал, что штаб бригады ушел в лес, железнодорожный путь впереди на протяжении 300 метров разобран, рельсы разбросаны, а в кустах в засаде находятся пушки и пулеметы. Оценив обстановку, командир приказал продолжить движение в сторону Бар.
У разрушенного участка пути бронепоезд пришлось остановить. Командир бригады вызвал к себе командира бронепоезда Яковлева и потребовал от него сдаться, угрожая в [165] противном случае открыть огонь из пушек. Яковлев, для видимости согласился выполнить требования, и попросил разрешения вернуться на бронепоезд, чтобы передать команде распоряжение о сдаче.
Оказавшись на борту бронепоезда, Яковлев тут же отдал приказ открыть огонь по противнику, рассеяв пехоту, попытавшуюся атаковать состав. Ответный огонь галицийцев успеха не имел – в тендер бронепоезда попал один снаряд. А после гибели командира бригады, ее остатки скрылись в лесу.
Уничтожив засаду, команда бронепоезда восстановила железнодорожный путь и отправилась на станцию Бар. Сообщив об измене, бронепоезд «Имени товарища Алябьева» снова отправился на Копай–Город для подавления мятежа.
Во время отступления частей Красной армии из–под Варшавы, бронепоезда вели сдерживающие действия против польских войск. О том, что происходило в этот период на фронте, лучше расскажет документ – наградной лист на команду бронепоезда с громким названием – «Грозный мститель за погибших коммунаров» № 51.
Естественно, что здесь героические подвиги изрядно преувеличены – после тяжелого поражения нужно было любой ценой поднять боевой дух красноармейцев, воодушевить их примером из фронтовой жизни. Для этого, как нельзя кстати, подвернулся «Грозный мститель».
Итак, «9 октября 1920 года, находясь в распоряжении начдива 58 на участке Коростень – Олевск, бронепоезд был отрезан противником, занявшим м. Коростень. Несмотря на сожженные по всем направлениям железнодорожные мосты и наличие других препятствий к выходу, бронепоезд вышел на ст. Коростень с целью выяснить создавшуюся обстановку.
Высланной по прибытии на станцию разведкой было установлено, что м. Коростень занято поляками. Выяснив это, бронепоезд отошел на ст. Белокоровичи из–за позднего времени, но с утра отправился снова в том же направлении, имея приказание начдива прорваться на ст. Овруч.
Выслав разведку, бронепоезд прибыл на станцию Коростень – Подольск, где мост в двадцать саженей длиной был также сожжен. Энергично взявшись за работу, команда быстро сняла старые горелые клетки и заменила новыми, и, таким образом, через четыре часа мост был готов для прохода бронепоезда на станцию Овруч.
Прорыв бронепоезда, несмотря на все преграды, и произведенная им глубокая разведка от Белокорович до Коростеня в сильной степени способствовали занятию Коростеня красными войсками».
Похожий случай произошел на уральском фронте в апреле 1919 года. Воспользовавшись переброской с этого участка фронта в Самару 25–й стрелковой дивизии всенародно известного Василия Ивановича Чапаева, части белой армии перешли в наступление и окружили в Уральске 22–ю стрелковую дивизию.
На выручку окруженным войскам был направлен бронепоезд № 61. У станции Деркул, только что захваченной казаками, дорогу преградил сожженный пятиметровый мост. Команда приступила к его восстановлению, укладывая шпальную клетку. В этот момент у состава разорвались снаряды, а в тылу у себя командир бронепоезда заметил дым от пожара. Начав отход, команда бронепоезда сделала печальное открытие: казаки подожгли мост на пути отхода.

По бронепоезду открыли огонь орудия, и он стал подвергаться атакам казаков. Маневрируя на участке пути от моста сгоревшего до моста догорающего, бронепоезд вел ответный огонь. Минут через 40 после начала боя снаряд попал в бронепаровоз, выведя его из строя. И тут внезапно прекратился артиллерийский обстрел (у казаков просто кончились снаряды). Командир бронепоезда Устинов тоже приказал прекратить огонь.
Над полем боя воцарилась тишина, нарушенная перешедшими в атаку со всех сторон, казаками (их командир решил, что у команды бронепоезда тоже кончились боеприпасы и отдал приказ о начале самоубийственной атаки). Подпустив всадников на дистанцию 600–800 метров, команда бронепоезда встретила их шрапнелью и пулеметным огнем на оба борта. Только небольшой части, из атаковавших бронепоезд 600 казаков, удалось скрыться. После отражения атаки, ведя предупредительный огонь, команда сумела восстановить мост.

Посыльные сумели добраться до станции Шипово и оттуда подошел черный паровоз, который и отбуксировал бронепоезд. С этим же паровозом бронепоезд вновь отправился к Деркулу, по дороге восстановив второй разрушенный мост. Не ожидавшие быстрого возвращения поврежденного бронепоезда, казаки оставили Дер кул.
В начале июля 1919 года после сосредоточения в Белоруссии польской армии Галлера, боевые действия на западном фронте активизировались. Отходя под ударами польских войск, части 17–й стрелковой дивизии, вышли к Молодечно. 2 июля началась эвакуация Молодечно, где скопилось 600 вагонов с различным имуществом, штабы и тыловые учреждения дивизии.
Отправившийся на Минск поезд Ревтрибунала дивизии на станции Олехновичи был захвачен и разгромлен польской кавалерией, прорвавшейся к станции. Железнодорожное сообщение с Минском оказалось перерезанным. Командир дивизии срочно отправил бронепоезд №15 с десантом со станции Молодечно, приказав выбить противника со станции Олехновичи и восстановить железнодорожное сообщение.
Задача оказался довольно легкой: поляки, не имея артиллерийских орудий, практически без боя отошли к Городку. Восстановив два моста, испорченные поляками, и высадив десант для обороны рубежа севернее Олехновичи, команда бронепоезда установила связь с Минском. После этого эвакуация из Молодечно продолжалась бесперебойно.
В подобные ситуации попадали и бронепоезда противников Красной Армии. В ноябре 1919 года Красная Армия, развивая успех, достигнутый под Орлом, преследовала отступающие части армии Деникина. Кавалерийская дивизия червонного казачества под командованием Примакова, прорвав фронт, в ходе рейда по тылам Деникина захватила станцию Льгов. Для защиты от белогвардейских бронепоездов были разрушены мосты перед входными семафорами.

В ночь на 16 ноября станция была атакована частями Дроздовской дивизии, отходившей к югу. Артиллерийским и пулеметным огнем атака была отбита. Во время боя отряд красной конницы вышел на разъезд в 10 километрах восточнее станции Льгов и взорвал там мост. В результате на небольшом участке железной дороги были отрезаны пять бронепоездов Добровольческой Армии.
Команды бронепоездов, не имея связи с командованием и соседними частями, решили ночью, во время бурана, прорваться к своим, бросив бронепоезда. Эта попытка закончилась печально – большая часть беглецов была порублена в ночном бою.
Кавалеристы Примакова захватили брошенные бронепоезда. Один из них – «Генерал Дроздовский» оказался практически исправным. Его переименовали в «Червонный казак» и в дальнейшем использовали в боях против бывших владельцев.

Запись опубликована в рубрике Бронепоезда с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий