На пути к Севастополю

Летом и осенью 1920 года ареной ожесточенных боев стали таврийские степи. Русская Армия барона Врангеля старалась вырваться из Крыма на оперативный простор, а красные войска любой ценой пытались удержать их в крымской мышеловке. С обеих сторон в ожесточенных боях на степных просторах активно применялись и бронепоезда.
Бронепоезда Добровольческой армии играли активную роль в период отхода ее войск на Крымский полуостров зимой 1919–1920 годов. В это время 3–й армейский корпус генерала Слащева, огрызаясь, медленно отползал из района Екатеринослава на Крым. Командованием Вооруженных сил Юга России ему была поставлена задача, во что бы то ни стало, удержать Северную Таврию и Крым.
Это был последний рубеж. Отдать его красным означало окончательно проиграть войну. Ситуация усложнялось еще и тем, что силы Слащева были весьма ограничены: две с небольшим тысячи штыков, чуть больше тысячи шашек, 32 орудия, три танка и три бронепоезда.
Учитывая, что красные имеют огромное превосходство в силах, Слащев решил оборонять только Крымский полуостров, поскольку понимал всю бесперспективность попыток удержать Северную Таврию.
При отходе из Екатеринослава одна из его бригад шла через Николаев и Херсон. Однако к началу января 1920 года части Слащева были оттеснены 13–й советской армией от Мелитополя, и возникла реальная угроза того, что бригада будет отрезана и не попадет в Крым. Надо было ее спасать.
Стараясь выиграть столь драгоценное для него время, Слащев 13 января выдвинул к станции Ново–Алексеевка сводный отряд, в который вошли батальон пехоты, конница, три танка типа «Уипетт» и три бронепоезда. Командир отряда получил приказ атаковать красноармейские части у Ново–Алексеевки и, насколько возможно, задержать их дальнейшее продвижение.

Главная ставка делалась на танки и бронепоезда, так как пехоты было очень мало. Возникший бой носил скорее демонстративный характер, поскольку главным для отряда было сковать на какое–то время части 13–й армии и отвлечь их внимание от приближающейся со стороны Херсона бригады.
Немногочисленная пехота отряда добровольцев время от времени лишь обозначала наступление. Танки, пользуясь своей сравнительной неуязвимостью и танкобоязнью красноармейцев, под прикрытием огня трех бронепоездов, курсировавших в районе Сальково, произвели несколько демонстративных атак на Ново–Алексеевку, сопровождавшихся конными атаками на флангах.

Как видим, командование отряда довольно успешно пыталось организовать на поле боя взаимодействие разнородных сил и средств – пехоты, кавалерии, танков и бронепоездов. Ново–Алексеевка несколько раз переходила из рук в руки.
Успехи малочисленного отряда добровольцев не на шутку встревожили штаб 13–й советской армии. На помощь красным частям у Ново–Алексеевки были срочно переброшены войска с Перекопского направления, что было на руку генералу Слащеву.
Воспользовавшись переполохом в стане красных войск, бригада 3–го армейского корпуса успела проскочить к деревне Преображенка, а оттуда далее на Крым. Сводный отряд, получив сообщение об этом, и считая свою задачу выполненной, тоже отошел в Крым.
К апрелю 1920 года в Крыму были сосредоточены последние оставшиеся в строю бронепоезда Добровольческой армии, общим числом двенадцать – «Генерал Алексеев [172] », «Севастополец», «Единая Россия», «Офицер», «Георгий Победоносец», «Грозный», «Дмитрий Донской», «Волк», «Иоанн Калита», «Дроздовец», «Солдат», «Москва». Все они были сведены в четыре бронепоездных дивизиона.
Эпицентром драматических событий летом 1920 года стал Каховский плацдарм, захваченный врангелевцами на левом берегу Днепра в ходе наступления, предпринятого 6 июня 1920 года. Бои на нем шли с августа по октябрь. Врангель широко использовал здесь бронетехнику – танки, бронеавтомобили и бронепоезда, пытаясь организовать их взаимодействие на поле боя.
Эта операция интересна еще и тем, что в ней белогвардейские войска предприняли попытку массированного (если этот термин подходит к нескольким десяткам бронированных машин) применения танков для прорыва вражеской обороны. По обычаю того времени, танки тоже имели личные имена – «За Русь Святую», «Кутузов», «Ермак», «Генерал Скобелев», «Степняк» и так далее. Многие из них были тезками бронепоездов.
Но первый блин, как водится, вышел комом. Примитивность конструкции, слабое бронирование и вооружение не позволили добиться желаемых результатов. Танковые атаки заканчивались большими потерями и не давали ожидаемого эффекта.
Рядом с неуклюжими танками по стальным рельсам ходили в атаки их старшие братья – бронепоезда. Ровная местность, отличный обзор, создавали идеальные условия для боевой работы бронепоездов.
Настоящая дуэль красного и белого бронепоездов произошла в июле 1920 года в районе Константиновки. Бронепоезд армии Врангеля «Иоанн Калита» вышел со станции Бельманка и со средней скоростью пошел на север к позициям красноармейских частей. Лобовое орудие, имевшее ограниченный угол обстрела, было направлено вдоль пути.
Стоило бронепоезду остановиться у сторожевой будки №1, как вблизи него, на перекрестке дорог внезапно разорвалась артиллерийская граната. На бронеплощадки обрушились осколки и куски земли, вырванные взрывом. [173]
Команда бронепоезда немедленно открыла ответный огонь из лобового орудия без наводки (хотя противника еще не видела), поскольку железнодорожный путь на протяжении нескольких километров был совершенно прямой.
Находясь под огнем пушек противника, «Иоанн Калита» двинулся вперед. Через несколько минут бронепоезд красных, стоящий на месте, оказался в поле зрения команды. Теперь судьба поездов и команды была в руках артиллеристов, соревновавшихся в точности и скорости стрельбы. Счет в артиллерийской дуэли первыми открыли артиллеристы «Иоанна Калиты», с дистанции пятисот метров попавшие в лобовую бронеплощадку красного бронепоезда.
Несмотря на попадание и вызванные им повреждения, лобовое орудие красных продолжало вести ответный огонь и вскоре серьезно повредило командирскую рубку «Иоанна Калиты». Только после второго попадания артиллеристов «Калиты» в бронеплощадку, большевистский бронепоезд быстро отошел на север, не рискнув дальше испытывать судьбу.
На следующий день, около шести часов утра, когда «Иоанн Калита» находился к западу от Михайловки, из выемки у сторожевой будки № 3 неожиданно вновь показался бронепоезд красных. Через несколько секунд «Иоанн Калита» уже оказался под огнем двух 122–мм гаубиц противника. Противопоставить ему он смог одну 76–мм пушку.

Попадание во вторую бронеплощадку, оторвавшее почти половину борта, заставило командира «Иоанна Калиты» капитана Норенберга дать приказ полным ходом отходить к исходному положению. На кривой железнодорожного полотна бронепоезд получил наконец возможность вести ответный огонь из четырех орудий по правому борту.
После двух залпов артиллеристов «Калиты» преследующий бронепоезд, находившийся у будки № 1, получил попадание в бронепаровоз и с трудом, но все же довольно быстро, отошел на север, продолжая вести заградительный огонь.
К началу сентября 1920 года врангелевцы после прорыва их фронта в районе Васильевки силами 2–й Конной армии, рейдировавшей по направлению к Каховскому плацдарму, перешли к активной обороне, удерживая Орлянск, Михайловку и Фридрихсфельд.
В результате упорных кровопролитных боев продвижение 3–й стрелковой дивизии Красной армии и бригады курсантов, ранее овладевших Скелькой и Бурчатском, было приостановлено, и фронт принял относительно стабильное положение.
В районе железной дороги Александровск (сейчас – Запорожье) – Мелитополь действовала бронепоездная группа 13–й армии, имея в своем составе шесть бронепоездов – № 18, № 41 «Славный вождь Красной армии Егоров», № 58, № 87 «Имени 3–го Интернационала», № 88 и «Атаман Чуркин». Все они использовались для артиллерийской поддержки красной пехоты, ведя огонь с закрытых позиций.
19 августа 1920 года красноармейцами в бою был захвачен бронепоезд армии Врангеля. Произошло это так. Марковская дивизия под давлением 3–й стрелковой дивизии отходила на юг вдоль железной дороги Карачекрак–Бурчатск. Севернее разъезда Чакрак, прикрывая отход, действовали бронепоезда врангелевской армии. Для защиты себя от бронепоездной группы красных, занявшей станцию [175] Попово, их команды разрушили железнодорожный мост у Васильевки.
Утром 19 августа 21–й стрелковый полк Красной Армии прорвался к железной дороге, по которой двигался вражеский бронепоезд. Помощник командира полка Гринев, заметив приближение бронепоезда, подпустил его поближе и сунув под рельсы несколько ручных фанат, подорвал рельсы.
Контрольные платформы бронепоезда загромоздили путь, бронеплощадка сошла с рельс одной тележкой. Неожиданная авария, внезапный огонь, взрыв гранат, ошеломили команду бронепоезда, и она оставила бронеплощадки, обратившись в бегство. Сами того не желая, красноармейцам помогли врангелевские артиллеристы, сосредоточив шрапнельный огонь по месту катастрофы. Бронепоезд стал трофеем Красной Армии.
Несли потери части Русской армии и в последующих боях. У станции Сокологорное 19 октября 1920 года были разбиты и оставлены при отходе легкие бронепоезда «Генерал Алексеев», под командованием полковника Шамова и «Дроздовец» капитана Рипке.
«Генерал Алексеев» прошел славный боевой путь в рядах. Он был первым бронепоездом в рядах Добровольческой армии, созданным 1 июля 1918 года на станции Тихорецкая из захваченных красноармейских бронеплощадок. Первоначально он именовался весьма непритязательно – 1–й бронированный поезд, а в ноябре восемнадцатого года получил имя генерала Алексеева.
Доставалось и красным бронепоездам. Только за один день, 2 октября 1920 года, в районе Славгорода были уничтожены несколько бронепоездов Южной группы войск – № 18 «Ермак Тимофеевич», № 41 «Славный вождь Красной Армии Егоров», № 59 «Имени Свердлова» и «Атаман Чуркин».
В боях на каховском плацдарме 19 бронепоездам Врангеля противостояли 17 Южного фронта. При штурме Перекопа красноармейскими частями соотношение уже изменилось – 17 бронепоездов Фрунзе против 14 врангелевских.
В середине октября бронечасти армии генерала Врангеля понесли серьезные потери. 17 октября у Мелитополя, на железнодорожной линии Мелитополь–Александровск в бою были разбиты бронепоезда «Севастополец», которым командовал полковник В.А. Юрьев, и «Солдат», прикрывавшие отход войск из Северной Таврии.
Настоящее сражение с активным участием бронепоездов, в результате которого частям Красной Армии удалось форсировать Сиваш и ворваться на Крымский полуостров, произошло 25–27 октября 1920 года у Сивашской дамбы.
Два красных бронепоезда – № 4 «Коммунар» и № 85 со станции Сальково огнем своей артиллерии пытались разрушить укрепления врангелевской армии на Перекопе. Особая роль при этом отводилась второму.

Новейший тяжелый бронепоезд № 85, построенный в 1920 году на Сормовском заводе с учетом опыта предыдущих боев, был вооружен крепостными дальнобойными восьмидюймовыми пушками, установленными на специальных многоосных платформах.
Ему также был придан десантный отряд, состоящий из пехоты, кавалерии и броневиков. Для разведки и корректировки артиллерийского огня он имел авиационный и воздухоплавательный отряды. По сути дела, на фронте действовала мощная штурмовая группа, основой которой был бронепоезд.

Днем 25 октября врангелевский бронепоезд «Иоанн Калита», действуя в арьегарде отходящих войск, отошел на три километра к югу от станции Сиваш, взорвав при этом мост через залив. Десантный отряд с бронепоезда в составе взвода пехоты и двух пулеметов был оставлен на южной стороне моста, при этом не ни на минуту не прекращался артиллерийский бой с подходившими красными войсками.

В восемь часов вечера два других легких бронепоезда дивизиона – «Дмитрий Донской» и «Офицер» – отошли на станцию Таганаш, а «Иоанн Калита», обладавший мощной артиллерией, остался на охране дамбы.Утро 26 октября началось с воздушного налета, правда, не очень удачного для большевиков. На высоте 200 метров по направлению к станции Таганаш пролетел красноармейский аэроплан и сбросил около 30 килограмм бомб, не причинив ущерба оборонявшимся солдатам Русской армии.
В одиннадцать часов утра красные открыли мощный артиллерийский огонь по позициям врангелевцев. Одновременно к Сивашу начали выдвигаться колонны пехоты, двигавшиеся со стороны Георгиевки.
Перед наступлением темноты «Дмитрий Донской» сменил на боевой позиции «Иоанна Калиту», который отошел к огневым позициям 280–мм орудий. Требовалось пополнить боезапас, привести в порядок материальную часть. «Офицер» встал восточнее батареи тяжелых 180–мм орудий, готовясь к отражению вражеской атаки.
К полуночи внезапной атакой красные сбили охранявшие взорванный мост части и стали быстро продвигаться по дамбе к югу. Артиллерийские орудия, стоявшие у южного конца дамбы, открыли по наступающим кинжальный картечный огонь.
Огонь артиллерийских батарей вскоре поддержали бронепоезда. «Дмитрий Донской» и «Иоанн Калита» шквальным огнем своих пушек и пулеметов смели с дамбы красноармейцев, сорвав успешно начатое наступление.
Но через час последовала новая атака. Атакующие полки Красной армии несли огромные потери – вся дамба была завалена трупами красноармейцев. Даже бронепоезда большевиков не могли продвигаться вперед, и их командам, наряду с ремонтом железнодорожного полотна, пришлось заняться уборкой тел убитых с железнодорожного пути. Лишь к трем часам ночи удалось очистить путь.
Командование Красной армии не считалось с потерями. Несмотря на гибель тысяч красноармейцев, в бой бросались все новые и новые полки. На дамбе уже громоздились горы трупов, вода в Сиваше стала розового цвета, а бой все продолжался. К утру поредевшие отряды врангелевцев не выдержали натиска.
Понеся громадные потери, красные войска по трупам своих товарищей ворвались в Крым через Чонгар. Артиллерийские батареи Русской армии, расположенные на берегу залива, не успели отойти, и были захвачены наступающими. По участку, еще занятому бронепоездами, пытались [180] спастись остатки Феодосийского полка, надеясь на огневое прикрытие с их стороны.

«Офицер» отошел в Таганаш для охраны железнодорожного вокзала. Здесь, на станции, команда «Офицера» приняла свой последний бой. Прорвавшиеся красноармейцы уничтожили яростно отбивавшийся бронепоезд и перебили его команду. Пленных не брали. У гражданской войны были свои законы.
Два оставшихся бронепоезда, курсируя на участке пути длиной около шести километров, пытались огнем орудий и пулеметов сдержать натиск противника и дать возможность отойти своей пехоте.
Около 10 часов утра раздался сильный взрыв: артиллерийским огнем красных был подбит и получил серьезные повреждения бронепоезд «Дмитрий Донской». Команда «Иоанна Калиты» тут же поспешила на помощь своим товарищам, огнем пушек и пулеметов отбросив противника и забрала на борт остатки команды разбитого бронепоезда.
Оборонительное сражение Русской армией было безнадежно проиграно. На степных просторах Крыма остановить прорвавшуюся конницу красных уже было невозможно, и на долю оставшихся бронепоездов Врангеля выпало прикрывать отход своих войск и посадку на корабли. Это был конец белого движения в европейской части России.
Железнодорожные станции приморских городов Крыма стали кладбищем оставшихся бронепоездов Белой гвардии. Их команды ломали и крушили все, что могли, выбрасывали замки артиллерийских орудий, поджигали составы и уходили на корабли или разбегались, надеясь спастись. Но не всем это удалось.

Запись опубликована в рубрике Бронепоезда с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий