Последняя война

Вторая мировая война стала полной противоположностью первой. В отличие от позиционной борьбы, столь характерной для боев 1914–1918 годов, с 1939 года успех приносили только высокоманевренные боевые действия, с применением больших масс танков и другой боевой техники.

Вывод о необходимости подготовки к такой войне раньше других, сделали советские и немецкие военные теоретики. Именно в СССР и Германии началось создание мощных бронетанковых войск как основы сухопутной армии и решающей силы в войне, и самое главное, разработка тактики их боевого применения.
Лучше всего это удалось немцам. Другие страны, уповая на количественное и качественное превосходство в бронетанковой технике, уделяли этим вопросам мало внимания, за что и поплатились дорогой ценой.
Как считал Гудериан, «верховное командование французской армии не признавало или не хотело признавать значения танков в маневренной войне. Во всяком случае, все известные мне маневры и крупные войсковые учения свидетельствовали о намерении французского командования организовать таким образом управление своими войсками, чтобы надежно обоснованные решения полностью обеспечивали маневрирование и проведение планомерных наступательных и оборонительных мероприятий, стремились точно определить положение и группировку сил противника, прежде чем принять решение, а когда оно уже было принято, то поступали в абсолютном соответствии с ним и действовали, я бы сказал, точно сообразуясь со схемой как в условиях сближения, так и принятии исходного положения во время артиллерийской подготовки, при наступлении или при занятии обороны.

Такое стремление к действиям строго по плану, не оставляло ничего случаю, привело также к включению танков в состав сухопутных войск в форме, которая не нарушала бы схемы, т.е. к их распределению по пехотным дивизиям. И лишь небольшая часть танков предназначалась для оперативного использования.
Немецкое командование могло с уверенностью считать, что оборона Франции с учетом использования укреплений планируется осторожно и схематично по доктрине, основанной на выводах из первой мировой войны, т.е. на опыте позиционной войны, – высокой оценке огня и недооценке маневра».
Германское высшее военное командование придерживалось прямо противоположной точки зрения. Главная ставка делалась на массированное и гибкое применение бронетанковых войск, поддержанных действиями пикирующих бомбардировщиков, широкое использование маневра. Быстрыми темпами наращивалось количество танковых дивизий, развертывались новые моторизованные соединения.
Нашлось в планах будущей войны место и бронепоездам, которые вновь стали строить в Германии с начала тридцатых годов под псевдонимом «грузовые защищенные поезда», поскольку Версальский договор запрещал немцам иметь подобное оружие, наряду с танками и боевыми самолетами.
Выйти из подполья германские бронепоезда смогли лишь в 1935 году, когда Гитлер отказался соблюдать условия договора, и развернул массовое производство новейшей военной техники.
К моменту нападения Германии на Советский Союз в немецкой армии имелось 14 бронепоездов (номерных Panzer Zug). Немецкое командование придавало большое значение им, не случайно за один год их количество увеличилось в два раза – с 7 до 14 (по другим данным – 16). Большая часть из них была сосредоточена на востоке – 12 единиц.
Помимо строительства новых составов собственной конструкции, немцы широко использовали трофейные чешские и, особенно польские бронеплощадки, локомотивы, для формирования новых бронепоездов.
Эволюция конструкции бронепоездов в Германии шла примерно также, как и в СССР. Бронеплощадки становились более компактными, листы брони устанавливались под углом, дабы увеличить вероятность рикошета и усилить защиту экипажа.
Вооружение размещалось во вращающихся бронированных башнях. Широко использовались танковые башни со стандартным вооружением и средствами наблюдения. Усилилось зенитное вооружение, поскольку авиация превращалась в главное действующее лицо войны.
Для увеличения боевых возможностей, в случае повреждения железнодорожного полотна, на платформах начали устанавливать легкие и средние танки (подобные опыты уже производили поляки в 1920 году).
Первым бронепоездом, начавшим боевые действия во Второй Мировой войне, стал германский бронепоезд Panzer Zug № 3. Этот состав был построен еще в начале 30–х годов как «грузовой защищенный поезд». В августе 1939 года он снял маску и был переоборудован в бронепоезд, дополнительно получив в состав трофейную чехословацкую артиллерийскую площадку.
В первые дни войны с Польшей бронепоезду № 3 предстояло действовать под непосредственным руководством главного германского танкового теоретика и практика – генерала Гудериана, командовавшего в то время 19–м армейским корпусом. В своих мемуарах «Воспоминания солдата», он так описывал эти события:
«Моя задача сводилась к тому, чтобы форсировать Брда между Цемпельбург (Семпольно) справа и Конитц (Хойнице) слева, быстро достичь Вислы, отрезать и уничтожить польские части, расположенные в так называемом «польском коридоре». Захватить железнодорожную станцию Конитц внезапным налетом, в первые же минуты войны, было поручено команде Panzer Zug № 3.
Действуя в составе 9–й германской армии, в бою с польскими войсками у станции Конитц, бронепоезд получил тяжелые повреждения от огня артиллерии, командир был убит. Этот боевой эпизод был подробно описан в журнале германского Генерального штаба «Милитервиссеншафтлихе Рундшау». Судя по немецким данным, дело происходило следующим образом.
В ночь с 31 августа на 1 сентября 1939 года германский бронепоезд был выдвинут на пограничную станцию, имея задачу: внезапной атакой захватить польскую железнодорожную станцию Конитц (Хойнице). За полчаса до начала артиллерийской подготовки и формального начала боевых действий, бронепоезд вышел со станции для выполнения боевой задачи.
Двигался Panzer Zug № 3 в предрассветных сумерках, скрытности его движения к тому же способствовал еще и туман. Поскольку немецкому командованию было известно, что железнодорожные мосты в приграничной зоне заминированы и подготовлены к взрыву, все надежды на успех возлагались исключительно на быстроту выдвижения бронепоезда и на внезапность его маневра.
Начало операции сложилось очень удачно для немцев. Бронепоезд быстро проскочил границу и железнодорожные мосты и вскоре остановился против здания станции Хойнице. Сопротивления со стороны поляков не последовало. Командир бронепоезда, выйдя на перрон, выделил два стрелковых отделения для оцепления вокзала и радировал в штаб корпуса о захвате станции.
Но вскоре поляки разобрались в обстановке и открыли ответный огонь. Вокруг станции началась перестрелка, и завязались первые стычки. В вокзале были захвачены первые пленные – железнодорожные чиновники и жандармы. Их заперли в зале ожидания для пассажиров.
Польские части, поднятые по тревоге, попытались окружить вокзал с севера, пользуясь как подступами железнодорожными составами, которыми были забиты запасные пути. Но этому препятствовал сильный пулеметный огонь германского оцепления. Тогда поляки взорвали железнодорожный мост неподалеку от станции.
Командир решил отвести бронепоезд на уцелевшую часть моста для того, чтобы получить свободный обстрел для пулеметов и орудий бронепоезда, оставив оцепление вокзала. Одновременно был открыт огонь по водонапорной башне, в которой засели польские солдаты.
Между тем обстановка на вокзале обострилась. Поляки стали вести огонь из пулеметов и противотанковых пушек, готовясь к атаке. Попытка вызвать оцепление к бронепоезду через связного не удалась, и бронепоезд вынужден был снова вернуться к вокзалу для снятия оцепления.
Пулеметы бронепоезда с хода успешно сбивали саперов с арки уцелевшей части моста, которая подготовлялась поляками к взрыву. Panzer Zug № 3 подошел к вокзалу и под сильнейшим огнем принял на борт оцепление.
После этого бронепоезд снова выдвинулся на более удобное место для ведения огня и на ходу уничтожил из лобового орудия три станковых пулемета противника. Ответный огонь поляков усиливался. Один из снарядов противотанковой пушки пробил башню управления и вывел из строя командира бронепоезда. Его место занял заместитель.
Бронепоезд, ведя интенсивный пулеметный огонь, продолжал медленно двигаться, чтобы не представлять собой неподвижной цели. Орудия бронепоезда вели интенсивный огонь по строениям вдоль железнодорожного полотна. Пулеметным огнем с бронепоезда был разрушен забор, за которым пряталась польская пехота.
В момент прохода хвоста бронепоезда железнодорожный мост взорвался, и задняя платформа свалилась вместе с мостом, а соседняя сошла с рельсов и повисла на остальной части поезда. Бронепоезд превратился в неподвижную цель, по которой немедленно открыли усиленный огонь артиллерийская батарея и противотанковые пушки.
Безвыходная ситуация, грозившая полным уничтожением, вынудила команду оставить бронепоезд. Под сильнейшим пулеметным и артиллерийским огнем началась выгрузка из поезда боеприпасов и вооружения. Снятые пулеметы расположили на огневых позициях вблизи бронепоезда и открыли огонь по противнику.
В результате артиллерийского огня поляков бронепоезд загорелся, а передняя платформа с боеприпасами взорвалась. Команда бронепоезда вынуждена была оставить старую позицию и отойти на другую. В это время, после артиллерийской подготовки, развернулась атака подоспевших германских пехотных частей, и команда Panzer Zug № 3 была выручена из критического положения.
После ремонта бронепоезд вновь вступил в боевой состав и слета 1941 года действовал на территории СССР.
Использовался он в основном для патрулирования железных дорог и борьбы с партизанами в районе Великих Лук, совместно с другим бронепоездом – № 27. В августе 1943 года его переоборудовали в соответствии со стандартом [274] «бронепоезда 1942 года». Осенью 1944 года, после разгрома войск группы армий «Центр» на территории Белоруссии, бронепоезд № 3 ушел в Прибалтику, где вошел в состав группы армий «Север».
Здесь он и закончил свою боевую карьеру. 10 октября 1944 года попав в безвыходную ситуацию – был разрушен железнодорожный путь – экипаж бронепоезда взорвал его.
Panzer Zug № 3 в годы войны был вооружен двумя 75–мм орудиями, двумя 20–мм зенитными пушками, 26–ю легкими и восемью тяжелыми пулеметами, двумя минометами. Численность экипажа составляла 161 человек.
Город Конитц был захвачен частями 20–й мотодивизии корпуса Гудериана, но дальнейшее ее продвижение замедлилось. Гудериану пришлось срочно принимать меры для исправления положения: «3 сентября, введя в бой 23–ю пехотную дивизию генерала графа Брокдорфа в промежуток между продвинувшейся до Вислы 3–й танковой дивизией и 20–й мотодивизией, удалось после тяжелых боев и разного рода неудач полностью окружить противника, находившегося перед нами в лесу севернее Шветца (Свеце) и западнее Трауденца (Грудзендза).
Польская поморская кавалерийская бригада из–за незнания конструктивных данных и способов действий наших танков атаковала их с холодным оружием и понесла чудовищные потери… «Коридор» был прорван. Мы могли начать выполнение новой задачи.
Но в то время как мы занимались своим трудным ремеслом, политическая обстановка серьезно осложнилась. Англия и под ее давлением Франция объявили войну рейху, тем самым наши надежды на длительный мир рухнули. Мы вступили во вторую мировую войну. Было ясно, что она продлится долго и мы должны будем упорно сражаться».
Обойдя с северо–востока Варшаву, танки Гудериана быстро продвигались на юг, замыкая кольцо вокруг остатков польской армии, положение которой становилось безвыходным.
Немецкий танковый генерал писал, подводя итоги польской компании, «15 сентября кольцо вокруг Бреста было замкнуто на восточном берегу Буга. Попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась лишь потому, что поляки поставили во входных воротах старый танк Рено, который и помешал нашим танкам ворваться в город…

Утром 17 сентября гигантская цитадель была взята 76–м пехотным полком полковника Голлника, переправившимся ночью на западный берег Буга как раз в тот момент, когда польский гарнизон пытался прорваться из Бреста на запад по неповрежденному мосту через Буг. Это был конец кампании».
Другой немецкий бронепоезд – Panzer Zug № 1 – в сентябре 1939 года охранял железнодорожную линию у Данцига и Радома, обеспечивая переброски немецких войск. В 1940 году ему довелось участвовать во вторжении германских войск в Голландию.
В состав этого бронепоезда входили две бронеплощадки, на каждой из которых было установлено по одному 47–мм противотанковому и 20–мм зенитному орудию.
После вторжения в СССР, Panzer Zug № 1 действовал на железных дорогах Прибалтики, а с 1942 года его основной задачей стала борьба с партизанами на захваченных территориях. [276] Полоцк, Орша, Витебск и Смоленск стали местами его постоянной дислокации.
Из–за интенсивной эксплуатации, его, зимой 42–43 года, пришлось отправить в ремонт, откуда бронепоезд вновь отправился к Ржеву и Вязьме, где требовалось обезопасить железнодорожные коммуникации от постоянных нападений партизан.
Вместе с другими немецкими войсками бронепоезд отступал на запад. Белорусский город Бобруйск стал местом его последнего пребывания. 27 июня 1944 года, после начала наступления советских войск в Белоруссии (операция «Багратион»), Panzer Zug № 1 был поврежден советскими штурмовиками и после этого взорван собственной командой (по другим данным его таранил и уничтожил советский танк).
Готовясь к нападению на СССР, немецкое командование перебросило к границе и имеющиеся у него бронепоезда. На фронте группы армий «Север» должны были действовать бронепоезда № 6 (в составе 18–й армии генерала артиллерии фон Кюхлера), 26 и 30 (оба – в резерве командующего ГА).
Командованию группы армий «Центр» подчинялись бронепоезда № 1 (в составе 9–й армии генерал–полковника Штрауса), 2 (в составе 4–й армии генерал–фельдмаршала фон Клюге), 3 (в 9–й армии), 27, 28, 29 (все три – в резерве командующего ГА). На южном фланге должны были действовать бронепоезда № 4,7 (оба – в составе 6–й армии генерал–фельдмаршала фон Рейхенау), 31 (в резерве командующего ГА «Юг»).
После победоносных боев в Польше и во Франции, германское командование окончательно убедилось в том, что главной силой современных войн стала связка «танк–истребитель–бомбардировщик», способная решить исход любого сражения.
Генерал Гудериан уже после окончания второй мировой войны писал: «Польский поход явился боевым крещением для моих танковых соединений. Я пришел к убеждению, что они полностью себя оправдали, а затраченные на их создание усилия окупились». Четыре танковые группы Вермахта должны были решить исход восточной кампании, забив клинья в глубь советской обороны.

С первых же дней нападения Германии на Советский Союз, немецкие бронепоезда вступили в бой. Уже 23 июня Panzer Zug № 6 группы армий «Север» своим артиллерийским огнем поддерживал 291–ю пехотную дивизию, штурмовавшую советскую военно–морскую базу Лиепая. Получив повреждения от ответного огня береговых батарей Балтийского флота, он вынужден был отойти от линии фронта.

Но продержаться долго гарнизону Лиепаи, отрезанному от основных сил Красной армии, не удалось. Потеря города обошлась очень дорого. Пришлось взорвать пять подводных лодок и эсминец «Ленин», находившиеся здесь на ремонте, склады боеприпасов и горючего. Запасы, сделанные у самой границы, на случай наступательных операций в Восточной Пруссии, пришлось уничтожать хозяевам при отходе.
Первые же бои показали высокую уязвимость бронепоездов от огня танков и артиллерии противника, и особенно авиации. Поэтому германское командование стало использовать их, в основном, для охраны железных дорог, отведя с линии фронта в тыловые районы.
Эта задача с каждым днем становилась все актуальнее для немцев, поскольку в их тылу действовали многочисленные группы советских войск, попавших в окружение, и пытающиеся пробиться к своим. Объектом их нападений часто становились грузовые эшелоны, двигавшиеся к фронту, к тому же, они перебирались через железнодорожные пути, становясь добычей для немецких бронепоездов.
Уже летом 41–го года возникли первые партизанские отряды, начавшие боевые действия против оккупационных войск. Противопартизанская борьба отвлекала все большие силы немецких войск.
Бронепоезда превратились во второстепенное средство вооруженной борьбы, пригодное в основном для охраны железнодорожных коммуникаций и борьбы с партизанами. На фронте толку от них было мало.
Германское командование, после начала войны с Советским Союзом, столкнулось с проблемой, доставившей много хлопот железнодорожным войскам. Большинство железных дорог Европы имело нормальную колею в 1435 мм, в то время как в СССР, была принята колея в 1524 мм.
Для использования немецкого подвижного состава требовалось или заменять колесные тележки или перешивать железнодорожное полотно под европейские стандарты.
В тылу группы армий «Центр», на территории Белоруссии, постоянно действовали Panzer Zug № 2, № 3, № 4, № 22, № 83, «Блюхер» и другие. Их основной задачей стала борьба с партизанами, превратившимися в настоящий кошмар для германского командования.

Количество пущенных под откос поездов увеличивалось с каждым днем. Германские гарнизоны подвергались регулярным налетам. Взлетали на воздух мосты и водокачки. Приходилось снимать с фронта целые дивизии и бросать их на борьбу с партизанами. Вот тут–то и пригодились бронепоезда, патрулировавшие железные дороги на оккупированных территориях.
Бронепоезда в этих условиях превращались в главное средство обеспечения нормального функционирования коммуникаций германской армии.
Имелись бронепоезда и в составе войск советского Северо–Западного фронта, отходивших на восток. 2–я дивизия НКВД по охране железных дорог генерала Иванова, полки которой дислоцировались в Эстонии и Карелии, использовала бронепоезда из своего состава для прикрытия отхода войск Красной армии от границы. Из–за неготовности к оборонительной войне, бестолкового руководства, ситуация в Прибалтике быстро превращалась в катастрофическую.

Безуспешный контрудар двух мехкорпусов Прибалтийского округа окончился полным разгромом советских танковых дивизий, имевших большое количество современных машин. Танковые части Вермахта, укомплектованные в основном легкими танками (6–я танковая дивизия генерала Ландграфа имела только старые трофейные танки 38(t), построенные в Чехословакии), сломили сопротивление понесших большие потери частей 8–й и 11–й армий Северо–Западного фронта.
Особенно успешно действовал механизированный корпус Манштейна. Совершив молниеносный рывок от границы, он уже 26 июня вышел к Двине в районе Даугавпилса, захватив мосты через реку. Фронт советских войск оказался разрезанным и отступающие армии откатывались в расходящихся направлениях: 11–я – на восток к Полоцку, 8–я – к Луге.
Из–за прорыва немецких войск, оказался отрезанным Таллин, где была сосредоточена основная часть кораблей Балтийского флота. Гарнизон военно–морской базы составили остатки 8–й армии, сошедшие с кораблей моряки и два бронепоезда войск НКВД. Мощная артиллерийская поддержка, оказываемая боевыми кораблями, позволили продержаться несколько недель.

Однако после эвакуации Таллинской военно–морской базы и ухода кораблей Балтийского флота в печально знаменитый Таллинский переход, бронепоезда, которым не нашлось места на уходящих судах, пришлось подорвать.

На участке группы армий «Центр» действовали новейшие немецкие бронепоезда Panzer Zug № 27, Panzer Zug № 28 и Panzer Zug № 29. Бронепоезд № 28, как и большинство других немецких составов, в основном использовался для борьбы с партизанами и охраны железных дорог на оккупированных территориях.
Сорок второй год Panzer Zug № 28 провел в районе Брянска, Орла и Курска. После сталинградской катастрофы, им заткнули одну из многочисленных дыр на фронте в районе Харькова. После была оборона Ростова, отступление и тяжелые бои на Украине – Черкассы, Умань.
Свою карьеру Panzer Zug № 28 закончил у небольшого городка Крупки, где команда 29 июня 1944 года взорвала свой поврежденный бронепоезд.
На южном фланге советско–германского фронта действовал Panzer Zug № 4, построенный в 1939 году. С Украины его путь лежал в Венгрию и Хорватию. Далее была Австрия, где команда сдала в мае 1945 года свой бронепоезд американским войскам.
Вооружение Panzer Zug № 4 включало два 75–мм орудий, два 47–мм противотанковых орудия, две 20–мм автоматические зенитные пушки, два миномета и 22 пулемета (18 легких и четыре тяжелых). Численность экипажа составляла 177 человек.

Запись опубликована в рубрике Бронепоезда с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий