Ярославль

Союз защиты родины и свободы эсера Савинкова, объединив фронтовиков, георгиевских кавалеров и офицеров, стал мощной антибольшевистской силой на Верхней Волге. Его ячейки в Ярославле, Рыбинске, Муроме, Костроме хотели открыть против германии и её союзников в Москве новый Восточный фронт.
Эсеры требовали созыва Учредительного собрания и передачи крестьянам земли в полную собственность, по декрету о земле от 26 октября 1917 г. «общенародное достояние», «на началах уравнительного землепользования». То есть речь шла о праве частной собственности на землю.
Штаб военного округа в Ярославле формировал части РККА на огромной территории Северного Поволжья. Силы красных здесь составляли около 1000 штыков.
Ночью 6 июля повстанцы (12 револьверов) захватили на окраине города склад оружия. Затем на их сторону перешла вся милиция во главе с комиссаром прапорщиком Фалалеевым и автоброневой дивизион поручика Супонина.
В полдень заговорщики взяли исполком, радиостанцию, почту, телеграф, казначейство, ЧК, комиссара военного округа д. С. Закгейма и председателя исполкома С. М. Нахимсона (издатель подрывной газеты «Окопная правда», выходившей на деньги Германии), около 120 полковых комиссаров, которых посадили на баржу.

Штаб начал формировать Северную добровольческую армию. Записалось 6000 человек (офицеры, интеллигенты, рабочие, учащиеся, крестьяне). В железнодорожных мастерских построили бронепоезд, ремонтировали броневики,оружие, которого не хватало (две 76мм пушки, 15 пулемёто в ).
Город самоуправлялся на «основах закона временного правительства 1917 года». Все органы власти Советов, для «воссоздания законности, порядка и общественного спокойствия», упразднили, отменив её декреты и постановления. РККА стягивала силы. Их кольцо сжималось. Повстанцы не могли долго удерживать Ярославль. Восстания в Рыбинске (8 июля) и Муроме (9 июля) подавили.
Изза Которосли и со стороны станции Вспорье (ныне ЯрославльГлавный) работали батареи и бронепоезда, бомбили с аэропланов. Уничтожались улицы, кварталы. Разрушили до 80% строений. Бушевали пожары.
Полковник Перхуров предложил прорыв из Ярославля на Казань, навстречу Народной армии Комуча. Но большинство командиров  местных жителей во главе с генералом Карповым отказались покидать город. Перхуров, передав командование Карпову, прорвался на пароходе к Толгскому монастырю для организации отрядов партизан. Но мужики, получив оружие, разошлись по домам. Полковник и 50 офицеров соединились у Казани с частями Каппеля.
Мятеж, потерпев поражение из—за огромного превосходства сил РККА, варварских бомбардировок города артиллерией и авиацией, не дал карателям перебросить резервы на Поволжский и Уральский фронты. Это привело к падению Екатеринбурга, Симбирска и Казани.
После взятия Ярославля 21 июля начался красный террор:
в первый же день мадьяры расстреляли 428 человек (офицеры, студенты, кадеты, лицеисты). Общее число только «официально», по приговорам, расстрелянных красными достигает
870 человек. Расстрелы продолжались и позднее: в сентябре советская пресса фиксирует более 60 казней. Очевидцы утверждали  красные убили около 5000 человек.
Белые арестовали свыше 200 коммунистов и работников учреждений, многих из них (в том числе председателя губисполкома С. М. Нахимсона) убили, остальных поместили на «баржу смерти» (из 200 человек выжили 109).

Запись опубликована в рубрике Казаки с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий