Изгнание

Военная авантюра генерала Миллера, блестяще начатая победами на всех фронтах, раздвинувшая границы Северной области, окончилась спешной эвакуацией 19 февраля 1920 г.штаба и генералитета.
В Архангельске росло недовольство рабочих, возмущенных арестами, высьтками на Печору и расстрелами. Последней каплей стала КатОрга на Иоханге, необитаемом берегу Мурмана. Сосланные туда рабочие, в массе своей беспартийные, избиваемые начальником тюрьмы Судаковым, гибли от
цинги и холода. Мужики к белым относились равнодушно, на призыв Миллера вступать в армию записались 3 гимназиста. С фронта мобилизованные угекали в тьт под всякими предлогами, запол
няя лазареты, эвакуационные пункты и санитарные поезда. На упреки, бросаемые местным купцам, что, спекулируя товарами и мехами, они интересуются только ценами на тресте спокойно отвечали: «А мы разве просили вас приходить защищать нас от большевиков? Нам и с ними было не скверно».

архангелогородцы красных не боялись, и даже ждали их прихода. Перед эвакуацией состоялся бал в Купеческом собрании. Утром 19 февраля началась погрузка на суда. Среди тыловиков, крупных коммерсантов и интеллигенции царила паника. Поморы запасались советскими деньгами, прятали ценности, золото, меха, кто то переезжал в деревню, надеясь там переждать первую волну красных.
Общее настроение сказывалось во фразе: были белые, будуг красные, не все ли равно? Авось хуже не будет. В это время на «Чесме» матросы честовали офицеров. Но после долгих разговоров выпустили и с винтовками в руках побежали грабить буржуев. Офицеры планировали покинуть Мурманск на эсминце «Капитан Юрасовский». Но вспыхнуло восстание, погибли командир, лейтенант Н. И. Милевский, и лейтенант В. Д. Державин, застрелился лейтенант Аннин. На «Ярославне» И «Минине» все каюты, проходы, палуба и трюмы набиты офицерами, фронтовиков почти нет. От
дельные каюты заняли генералы и их женщины, а раненые и все прочие лежали вповалку в коридорах.
Теснота инеудобство увеличились на другой день, когда лед в Белом море затер «Ярославну». Пассажиров с нее перевели на « Минин». На ледоколе, в узких каютах и коридорах ютилось до 1000 человек, но и здесь генералам отвели отдельные каюты. «Минин» ушел к берегам Норвегии.
Брошенные на произвол судьбы белые бежали на Печорском и Пинежском фронте генерала Петренко. Вновь созданный ВРК арестовал командующего с офицерами. Двинский фронт генерала Данилова бьт зажат между Архангельском и войсками красных. Почти все офицеры попали в плен, их вещи и деньги туг же отобрали. Только железнодорожная группа генерала Вуличевича двигалась к Онеге. По проселочным дорогам и непроходимым тропинкам, в крепкие морозы, шел этот отряд. В Онеге они соединились с успевшими отойти от Архангельска. На Мурманском фронте появился ревком, в частях началось разложение. генерал Скобельцын снялся с позиций и ушел в Финляндию. Красные, заняв Мурманскую линию, отрезали пути отступления отряда железнодорожного фронта. Вуличевич сдался. Все маломальски ценные вещи и деньги у офицеров отобрали.
эта победа для красных стала неожиданностью, их части, после тяжелой зимы, имели слабую боеспособность. При ОтхОде белых советские части на них не нападали, медленно двигаясь по очищенной территории, держали дистанцию чуть ли не в десятки километров.
Комиссар Кузьмин, стоявший тогда во главе Советов, считал столь легкую ликвидацию северных отрядов «исключительно счастливой». По егО мнению, несмотря на сложность эвакуационного плана белых, они без особого труда могли дойти до мурманских позиций изза плохого состояния войск красных. В декабре 1919 г. командование 6й красной армией предложило флотилии оборудовать в Котласском военном порту бронепоезд. Инженер Посаженников спроектировал поезд из двух угольных полувагонов (по одной 130ММ пушке). При 25градусном морозе, укрепив под вагонами продольные и поперечные деревянные брусья, через 14 дней начали установку пушек, закончив её в 4 дня. Артиллерию испытали 26 января 1920 г. Бронепоезд «Красный моряк» (7 вагонов, из них 2 с 130ММ
пушками, 2 с боеприпасами, 2  жилье команды, 1  Мастерская и кухня, 42 человека) 31 января 1920 г. ушел на фронт, 5 февраля уже вел бой с «Адмиралом Колчаком» и 10 февраля 01 Теснил бронепоезда противника. У белых началось разложение, и 19 февраля в Архангельске произошел пере ворот. Командовать Архангельским военным Округом остался полковник Костанди, а власть в городе перешла в руки совета профсоюзов, председатель котОрОгО, рабочий Петров, стал комиссаром города. Красные стояли в 100 – 150 км от города и не спешили войти в негО, опасаясь попасть в ловушку. В ответ на просьбу Петрова прибыть скорее в Архангельск комиссар Кузьмин потребовал, чтобы полковник Костанди и представители профсоюзов выехали на станцию Обозерскую
и тем самым гарантировали свою искренность. Между тем в самом городе обыватели и выпущенные на волю уголовники грабили. В первую очередь разнесли обстановку и имущество уехавших на «Минине». Комиссар Петров, не имея надежных войск, не МОг что то сделать. Кроме того, ему не доверяли местные красные. Флотилия размещалась по зимним квартирам. Хотя кораблям и не удалось войти в Архангельск, но «Красный моряк» туда приехал.
Стоявший на Двинском фронте бронепоезд «Адмирал Колчак» после переворота в Архангельске бросили и отступали пешком к Мурманской железной дороге. Отряд капитана 1 ранга Рыбалтовского окружили в деревне Сухое. Всех офицеров расстреляли в Холмогорах.
Только команда бронепоезда «Адмирал Непенин» капитана 2 ранга А. М. Лемана, воевавшая на Мурманском фронте, пробилась в Финляндию.
С потерей Петроградом сакрального значения второстепенному фронту на Севере Москва не уделяла внимания. Но в 1918 г. корабли с полевыми пушками заставили интервентов отступить за реку вагу.
В 1919 г. мощь красных возросла. Хотя это нельзя сравнить с техникой и боевым опытом речных сил Англии, но североДвинская флотилия успешно боролась с ними.

Запись опубликована в рубрике Казаки с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий