Письмо Ольбергу

Дорогой товарищ!
Товарищ, который передаст Вам это письмо, уполномочен Сов(етом) Раб(очих) Деп(утатов) ставить в Стокгольме информац(ионное) бюро для Совета на весьма широких основаниях. Он обратится к Вам за содействием, и я надеюсь, что Вам удастся стать его сотрудником в этом важном деле.
От товарища Вы получите 75 руб. для дальнейших расходов на газеты (эти газеты для меня и Лапинского остаются особым предприятием, независимым от более обширного списка газет для бюро и через его посредство самого Совета).


Приехав сюда, мы застали положение худшее, чем ждали. Большинство
влиятельных меньшевиков10; бывших до революции антиоборонцами, стали
«революционными оборонцами» (Дан , Церетели , Чхеидзе , Скобелев , Ежов , мн(огие) др(угие ). Они хотят мира, но думают его достичь сложным,медленным путем, не вступая и конфликт с Англией и Америкой, которые шантажируют Россию, а пока что зовут быть готовым не только к обороне, но н к возможному наступлению, если надо будет спасать союзников. Это — линия
Советов, где солдатская стихия преобладает над пролетарской. Влиятельные меньшевики целиком ушли в работу в Советах и, не имея опоры в партийнoй орг[анизации], растворились в них. Вступление в меньшинство на основе очень
двусмысленной платформы, не исключающей возможности для буржуаз[ного]
большинства тянуть с миром под давлением союзников, довершило дело.
Большинство меньшев[истской] конференции одобрило эту линию. Петерб[ург],
Харьков, Донец[кий] басс[ейн] и отд[ельные] пункты против. Мы остались » в
меньшинстве. Большинство состоит из поколебавшихся интеллигентов и вчерашних
«самозащитников», тянущих меньшевизм вправо к союзу с Плехановым16. Дикая
демагогия Ленина и Ко., к которому примкнул и Ленин18 лишь толкает рабочих
на этот путь оппортунизма. Мы заняли роль непримиримой оппозиции, остающейся
в организации в надежде завоевать большинство, отвлекши вчерашн[их]
единомышленников от самозащитников. Пока отказываемся от участия в ОК19 и
«Рабочей газете»,20 ставим свою газету и ведем в массах агитацию на
платформе: немедленно общее перемирие для вступления в переговоры об общем
мире.
Ларина не видел, он не здоров. Если успею, попрошу и его деньги
передать тов. Вайнбергу .
Пав[ел] Бор[исович] [Акссльрод] решил войти в ОК, чтобы изнутри влиять
на них. Я считаю это бесполезным в виду того, что ОК связан опасением
помешать министрам, которые уже в плену своих собственных обязательств (они,
входя в м[инистерст]во и получив согласие на формулу «мир без аннексий»,
обязались проводить «единство власти» и бороться против «разложения армии»).
Попрошу Вас о личной услуге: на Ваш адрес будут приходить для меня письма; псресылайте их, пожалуйста, мне по адресу: Ю. О. Цедербаум,
Сергиевская, дом No 50, кв. 9 (у д-ра Гурвича). Всего лучше пересылать их с оказиями, когда письма будут приходить ко времени отправки курьера.
У тов. Вайнберга узнаете подробно о конференции и других) событиях.Жмуруку.Привет тов. Меру.
Ю. Цедербаум
Сейчас говорил с «Новой ж изнью «.Они обещают Вам телеграфировать об условиях корреспондирования.

22 мая 1917 г.

Запись опубликована в рубрике Письма с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий