Письмо П.Б. Аксельроду

1 декабря 1917 г.

Дорогой Павел Борисович!

На днях (с неделю) я послал Вам с оказией громадное письмо о наших
здешних делах. Надеюсь, получили его? Теперь пользуюсь новой оказией, чтоб
написать Вам вот о чем. По моим сведениям, в Стокгольме сейчас должны быть
Гаазе и Ледебур. Мы считаем очень важным, чтобы они были осведомлены о
том, почему мы все — интернационалисты — сочли невозможным принять
какое-либо участие в осуществлении т. н. «диктатуры пролетариата». К сожалению, специальной декларации для европейцев мы не успели выработать, и
я, на всякий случай, лишь прилагаю проект нашей резолюции, внесенный в ныне
заседающий чрезвычайный съезд нашей партии. За последние дни ленинский режим
обогатился объявлением «вне закона» всей кадетской партии (без всякого
внешнего повода к тому) и первым открытым нападением на Учр. Собр.: члены
его (эсеры), собиравшиеся на частные совещания (их пока съехалось меньше
100), разогнаны вооруженной силой и «декретировано», что УС соберется лишь
тогда, когда его членов будет выбрано и съедется 400 (а так как все
к[а]д[еты] будут арестованы, а челов[ек] 150 избранных большевиков,
наверное, намеренно не явится, то таков кляузно-гнусный план Ленина —
пройдет еще с месяц, пока со всех отдаленных углов соберется нужный кворум).


До тех пор, впрочем, вероятно арестуют и часть эсеров, так что диктатура
может длиться ad infinitum113. Необходимо, чтобы немецкие товарищи поняли:
1) что, хотя масса рабочих за Лениным, его режим все более становится
режимом террора не пролетариев, а «санкюлотов» — разношерстной массы
вооруженных солдат, «красногвардейцев» и матросов все более, как было и с
французскими санкюлотами, превращающихся в пенсионеров государства; 2) что
попытка управлять, а тем более производить коммунистические эксперименты
против воли громадного большинства крестьян (не менее 20 миллионов
избирателей на выборах голосовало за эсеров умеренного толка) и против всей
массы городской демократии (казенных, общественных, частных служащих,
техников, либеральных профессий, народных учителей и т. п.) ни к чему, кроме
краха, привести не может; 3) что режим террора, попирания гражданских свобод
и надругательств над Учредительным Собранием во имя «классовой диктатуры»
убивает в корне зачатки демократического воспитания, приобретенного народом
за 8 месяцев, и готовит самую благодарную почву для всякого бонапартизма; 4)
что гражданская война и распад страны (Украина, казачьи области, Крым,
Сибирь, даже «Башкирия» объявили свою полную автономию, а Кавказ фактически
самоуправляется) делают позицию ленинцев при переговорах с немецким
правительством совершенно беспомощной, заставляя тем более «торопиться» с
получением мира, что они — во власти ими разнузданной солдатской стихии; 5)
что нам, при всем нежелании играть в руку буржуазии, которой достанется
наследство после банкротства большевиков и при решительном нашем отказе
образовать «блок всех честных людей» против Ленина и Ко. (к чему у некоторых
правых социалистов есть охота) приходится сейчас всю энергию концентрировать
на обличении и разоблачении ленинской политики в надежде, что лучшие
элементы внутри идущей за ним рабочей массы, поняв, куда их ведут, образуют
ядро, способное направить курс «диктатуры» в другую сторону. Наш лозунг — объединение большинства Учредительного Собрания (социалистичсского) путем
соглашения между ленинцами и всеми остальными на почве разрешения задач
мира, регулирования промышленности и аграрной реформы с отказом от террора и
социально-утопических экспериментов.
От немцев мы ждем. что они, в меру возможности, будут мешать своим
империалистам использовать безумие внешней политики Троцкого, чтобы
окончательно наступить на горло России. Настоятельно необходима международная конференция.
Скажите при случае Раковскому, что его письмо к ленинскому
правительству произвело здесь неблагоприятное впечатление. Мы все смеемся,
когда читаем, что он предлагает ленинцам добиться от Румынии свободы печати
и созыва У чр[едительного] Собр[ания]. II est bien qualifie pour cela,наш милый Троцкий, разгоняющий здссьУчред. Собрание и закрывший по всей
России добрую сотню социалистических газет.
Съезд пока протекает тихо (сегодня 1-й день) , но кончится ли
благополучно, трудно сказать. Благодаря войне между Лениным и Калединым не могли приехать 40 кавказцев, ехавшие во главе с Жордания к нам на помощь.
При их содействии наше левое крыло могло бы образовать прочное большинство с
«левым центром» Фед.Ильича [Дана], Череванина и др. для ведения
действительно социал-демократической политики, которая могла бы не сделать
нашу неизбежную борьбу с ленинизмом частью похода всей буржуазии и мелкой
буржуазии против рабочего класса (к чему ведет фатально ленинский террор).
При отсутствии кавказцев такое большинство может оказаться маленьким и
непрочным н тогда будет продолжаться развал партии, в нынешних условиях
более опасный, чем тот откол потресовского крыла, которым дело ограничилось
бы в первом случае (они уйдут наверное к Плеханову, ибо сейчас, под влиянием
ленинского башибузукства настроились черт знает как враждебно к самому
рабочему классу в его нынешнем виде) .
Жму крепко руку. Привет от всех наших. Дайте понятьнемцам, что им в
«Leipz[iger] Volkszeitung» следовало бы самым сдержанным образом писать о
ленинцах, отнюдь не допуская апологии. Когда перед Европой — после
неизбежного краха — раскроется истинная картина «истинно-русской»
«диктатуры пролетариата», Шейдеманы всех стран используют ее, чтобы навеки опозорить все «левое» в социализме. Пусть поэтому вовремя отмежуются от всего специфически ленинского.
А ведь. знаете. Пав. Бор., только теперь в полной мере выявилась та «якобинская» природа ленинизма, которую Вы вскрыли в No 65 «Искры» в 1903 году!

Запись опубликована в рубрике Письма с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий