Русский бунт

Бесконечные просторы Севера ошеломили англичан. Берега покрывали непроходимые леса, даже вьючная артиллерия с трудом двигалась по узким тропам.
Жизнь в Архангельске скрашивалась охотой и рыбалкой, небо чернело от уток, а озера кишели рыбой. Спорт, скупка меха и леса первоначально царили в отрядах интервентов. для поддержки малочисленных сил союзников генерал Айронсайд решил формировать воинские части из раскаявшихся красных, готовых с оружием в руках искупить свою ви Зимой 1918 1919 гг: в тюрьмах томилось около 23 000 пленных и дезертиров. Мужики, насильно взятые в РККА, сражались
под страхом смерти и репрессий к своим женам и детям. Одевали их плохо, хлеба и сушеной рыбы явно не хватало. До этих людей с их простой психологией доходили слухи о прекрасной пище и теплой одежде у противника. Не веря рассказам об «английских разбойниках» и «японо…американских палачах», многие уходили в плен.

Начавшийся тиф в тюрьмах возмутил эсеров, и Айронсайд лично стал вербовать там добровольцев. Без разбора, не обращая внимания на протесты прокурора, он забрал из тюрьмы всех желающих.
Раскаявшихся в своих заблуждениях в батальоне Дайера добротно обмундировали, превосходно кормили, но требовали строгой службы. Уже в мае 1919 г. русские мрачно и злобно печатали шаг по улицам Архангельска. Можно себе представить чувства этих людей, когда они с русским триколором,
который нес бывший комиссар уезда, кричали в честь королевы Англии гpoмкoe, троекратное, раскатистое «ура».
Вскоре несколько батальонов поморов сменили британцев на передовой. Айронсайд объявил журналистам, как он соединится с адмиралом Колчаком в районе Котласа и Вятки, где передаст ему вооружения и снаряжения. Обыватели встретили это с восторгом, но военные сочли, что генерал
«открывает планы Bpaгy». Вначале поморы произвели на британцев хорошее впечатление. Но это оказалось заблуждением, о котором вскоре узнали сыны тyмaннoгo Альбиона. Унтеров набирали из
приказчиков, гpубых, жестоких и равнодушных. Новые русские пьянствовали и веселились. Ленясь выполнять свои обязанности, они, не интересуясь настроением своих соплеменников, ничего не знали, хотя и могли заметить назревающий бунт.
В июне англичане погрузилась на баржу и пошли вверх по Двине, кормить комаров. Тучи москитов висели над ними и с жутким воем пикировали на интервентов.
Стоял полярный день, солнце светило круглые сутки, казалось, что крестьяне никогда не ложились спать. Днем и ночью бородатые люди в полотняных красных и синих рубахах
застенчиво и с любопытством смотрели на военных. Женщины бойко торговали яйцом, молоком и маслом.
Британцы искренне желали помочь местным обустроить их Россию, но крестьяне в массе своей относились равнодуш но к ним. Затем оказалось  мужики предпочитают красных.
Баржа Meд;leHHo двигалась вверх по реке, в Березняке по—
гpузился русский саперный батальон, в котором доблестно
служили и женщины. Англичан удивляла способность русских
приспосабливаться к любой власти. Один гтенный взялся
охранять своих единогтеменников. Ему дали фур винтовку И гpaнa Затем все арестованные и конвоир сражались за дело Антанты.
С приходом союзников белые ободрились и захватили Троицу и Торопу.
Англичане бои не вели, а занимались учениями. Казалось, ничто не предвещало беды. Как вдрyг разыгpалась кровавая драма. Бунт, резня и прочие ужасы русской жизни обрушились на британцев.
Поморы батальона Дайера, на которых потратили столько
сил, утром 7 июля перерезали спавших офицеров и броси—
лись через Троицу и Торопу, обстреляв эти деревни из пуле—
метов. Затем дикая, неорганизованная толпа скрьтась в ле
сах и убежала к красным.
На мониторе «Hиmbeг», стоявшем посредине реки, слы
шали выстрелы, но вначале приняли их за учебные стрельбы
из пулемета. Однако темп стрельбы учащался, и стало оче—
видным  на берегy творится чтото неладное. Моряки заме—
тили человека, спустившегося к воде и взывавшего о помощи.
Это бьт капитан Барр, один из офицеров батальона Дагера.
Раненный 10 пулями, он умер по дороге в госпиталь ApxaH
гельска.
Монитор M31 высадил десант, а стоявшая неподалеку
русская батарея открьша огонь. .
Из штаба отряда Англии, стоявшего в Осиновой, выслали
на пароходе «Ретвизан» 2 роты стрелков, которые через 5 ча
сов хода прибыли в Троицу. Но матросы уже навели прядок.
Так, вся зимняя работа британцев свелась к нулю.
Не успели рассеяться мрачные впечатления от этой кpOBa
вой драмы, как восстал 5й Северный стрелковый полк, Укомплектованный жителями Онежского уезда. На реке Онeгe славились богатые села  Порог и Запорожье, в которых,
быть может вопреки гpомадным подачкам уроженца этих
мест отца Иоанна Кронштадтского, процветали тунеядцы и
хулиганы.
Восстали недовольные мобилизацией во время сенокоса,
это использовали ленинцы, захватившие вскоре весь Онеж
ский район.
Солдаты арестовали почти всех офицеров во главе с KO
мандиром полка, которому на шею накинули веревку и yтa
щили к красным. Двенадцать офицеров, окруженных в избе,
покончили с собой.
Затем восстал 6й Северный стрелковый полк Железнодо
рожного фронта и готовился заговор в 7M Северном стрел
ковом полку в соседнем Селецком районе.
Незадолго до этого на Двине соединенные силы русских и
англичан взяли большой район, который затем пришлось оставить, но мужиков мобилизовали. Они и стали душой за
гOBopa в Железнодорожном и Селецком районах.
Но дрогнула совесть у одного из путчистов  бывшего yнтерофицера гвардии, и он предупредил командира. Роту заменили надежные части с артиллерией для встречи обходной колонны красных. Большевики не заставили себя долго ждать и вскоре без всякой опаски нагло вывалили на опушку
леса. Ураганный огонь еще более усилился, когда послышались крики: «Товарищи, не стреляйте, свои, свои». Красные потеряли здесь более батальона убитыми и ранеными.
Недоброжелатели Айронсайда сообщили в Англию, как
убитые офицеры стали жертвами легкомысленного опыта,
печать обвиняла генерала во введении в заблуждение обще
ства сообщениями о возрождении русской армии на Севере.
Затем шли разбирательства в парламенте. Айронсайд уже Ha
стаивал на уходе войск Англии, считая, что на русских нель
зя положиться, и никакая совместная работа с ними не воз
можна.
Союзники не хотели иметь дело с белыми. Так, на онeгy они послали монитор для выручки арестованных англичан.
Обстреляв и истребив лучшую часть города OHeгa из тяжелых пушек, англичане, получив своих, отказались выручить pycских и поддержать десантную операцию высланного белыми отряда.
Недоверие и страх охватили англичан. Так, конвой сопровождал небольшую гpуппу русских арестантов на пароходе из Онеги в Архангельск. Изза случайного выстрела солдаты стали стрелять по русским, нескольких ранили, а двоих убили. Но ехавшего тут же pYCCKoгo офицера изолировали, и cepжант, добродушно ПОXJIопывая eгo по гтечу, пытался Bыpaзить свои симпатии и успокоить, говоря ломаным языком:
«Русский офицер не надо бояться, русский офицер карош, а русский солдат сволочь, большевик».
Айронсайд готовил эвакуацию, пытаясь склонить к этому и командование белых. Но генерал Миллер отклонил это предложение сначала 30 июля принципиально, а затем OKOHчательно 12 aBгycTa, после совещания со старшими чинами штаба и строевыми командирами.
В это время в районе Архангельска оставалось 11 000 aнглийских и 19 000 войск белых. В Мурманске  5000 англичан, 1400 французов, сербов, поляков и 7000 русских. Bceгo
43 400 человек.
Вскоре вспыхнула революция в Германии, и страна прекратила войну. Флот Германии покинул Финский залив. С приходом на Балтику кораблей союзников стратегическая ситуация изменилась.

Запись опубликована в рубрике Казаки с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий