Из письма А.Н. Штейну

4 августа 1920 г.
Дорогой Александр Николаевич!

Явилась надежда, что отныне удастся сравнительно регулярно посылать
письма за границу. Пишу это письмо «для пробы», полагая, что последнее,
посланное с итальянским товарищем, Вы получили и находитесь в курсе наших
дел.
За истекшую неделю ничего особенного не наметилось, кроме, пожалуй, еще
более резко обозначившейся тенденции смотреть на войну с Польшей как на
пролог к германской революции, а потому и не желать скорого окончания этой
войны. Верно, в этой связи власти обратили, наконец, внимание на нестерпимо
националистские нотки в официальной антипольской агитации: Троцкий
постановил закрыть орган «военспецов» «Военное дело» за «шовинизм»,
который там свил гнездо не со вчерашнего дня. […] «Оборонческая» идеология
войны с Польшей заменяется «всемирно-рсволюционной».


Кашен и Фроссар окончательно присоединяются к III Интернационалу, судя
по письму первого, помещенному в сегодняшних газетах. Пресса условием
вступления французов ставила «исключение Альбера Тома и Ко.» Любопытно,
какие обязательства взяли на себя в этом смысле Кашен и Фроссар. […]
В. Герцог, как мне сообщили, выступил на митинге и Смоленске, куда
прибыл вместе с аигличанами знакомиться с фронтом. В своей речи он заявил:
как вы расправились с меньшевиками и прочими социал-предателями, так мы
расправимся с Каутским, Гильфердиигом и Ко.
В восточной политике большевиков замечается кой-какой «гамлетизм».
После того как, по-видимому, обо всем дотолковались с Мустафой Ке-малем и
другими националистами, появились здесь «турецкие коммунисты», выразившие
недовольство по поводу этих шашней с буржуазией. Их протесты, видно,
возымели действие, ибо тотчас после отъезда послов Мустафы Кемаля бюро III
Интернационала опубликовало воззвание к рабочим Турции, Армении и Персии о
созыве на 1 сентября общего рабочего конгресса для этих трех стран. Пока
что, по-видимому, большевизм плохо прививается на Востоке, ибо в
Азербайджане крестьяне отказались принять переданную им нами помещичью
землю, так как «шариат запрещает брать чужую собственность».
Не выходит что-то и с «Башкирской советской республикой». Вторично ее
«автономное» правительство сменено Москвой. На этот раз его просто
арестовала уфимская чрезвычайная комиссия. Причина, главным образом, то, что
Башкирия не дает хлеба. Теперь, с созданием более обширной Татарской
республики на Волге, возникает прямая опасность, что при стремлении
выкачивать у этих автономных республик не только рекрутов, но их хлеб,
советская власть сама организует целый ряд мусульманских Вандей.
На бывшем только что совещании продовольственников несколько человек
сделало слабую попытку поставить вопрос об изменении всей системы в смысле
взимания с крестьян определенного, прогрессивно возрастающего натурального
налога с тем, чтобы остатком хлеба он распоряжался свободно. Но коммунисты
наложили свое veto и вопрос не обсуждался даже.
Неурожай грозит превзойти 1891 год во всей России, кроме Сибири и
Северного Кавказа до Новороссии. Что в этом положений будет делать советская
власть, трудно себе представить.
Забастовка протеста московских печатников повела к новым арестам и иным
репрессиям. Сейчас в московской тюрьме заключено свыше 30 печатников. Привет
друзьям. Крепко жму руку.
Ю. Цедербаум

Запись опубликована в рубрике Письма с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий