Лондонской группе социал-демократов

(Адрес отправителя: Martow, Berlin
Schmargendorf, Charlottenbrunnerstr, 3.
Дата штемпеля отправки: 13 ноября 1920 г.)

Уважаемые товарищи!

Получил ваше письмо от 16 октября с приложенным при нем проектом
воззвания, а также и последующее письмо от 23/10.
По поводу проекта должен самым определенным образом указать, что его
содержание и дух коренным образом противоречат основной линии партийной
политики. Меня удивляет, как тов. Брейтвейг, так недавно покинувший
Россию и хорошо осведомленный об этой линии, не указал на это вам и вашим
товарищам. Партия не стоит на той точке зрения, что «борясь против блокады,
рабочие Великобритании поддерживают советский режим», как, например, мы не
считали, что борясь против условий Брестского мира, немецкие независимые
поддерживали большевистский режим или что борясь против условий Версальского
мира, социалисты Антанты поддерживают нынешнее немецкое правительство.


Такая постановка вопроса, — несмотря на то, что вы делаете из нее совсем иные
выводы есть та самая, которая объединяет весь русский контрреволюционный
лагерь, протестующий против антиинтервенционистов во имя «демократии». Вывод
же, который вы делаете — условная борьба против интервенции — радикально
отличается от тактической позиции партии, которая ясно заявила, что в борьбе
и против Деникина и Врангеля, и против Польши, и против интервенции и
блокады, она защищает то же дело, какое защищает советское правительство без
всяких условий, то есть независимо от того, какую политику внутри России
ведет в это время советская власть. Партия исходит при этом из того факта,
что сама по себе борьба советской диктатуры против иноземного вмешательства
и против Врангелей имеет объективно революционное значение, несмотря на
совершенно реакционное значение борьбы, которую та же диктатура ведет в
России против социал-демократии или во всем мире против классового единства
пролетарского движения.
Менее существенным, но характерным является употребление вами таких
характеристик большевиков, как «палачи русского пролетариата». Партия так не
смотрит на большевиков, как она не считает Робеспьера и
Сен-Жюста351″палачами французского народа», хотя они отправляли на тот свет
не меньше «беднейших крестьян» и рабочих, чем это делают Ленин и Троцкий.
Такие характеристики, если они не должны быть простым подражанием
большевистскому стилю («крованый Церетели» и т. п.), должны отражать наш
взгляд на социальную природу большевизма, а эту природу мы отнюдь не видим в
классовом угнетении пролетариата.
Наконец, переходя к выставленным вами «минимальным требованиям», я
должен отметить, что «общее, равное, прямое и пр. голосование в Советы» есть
совершенно ненужный псевдоним для замены советов парламентом и
муниципальными органами. Одно из двух: либо выдвигать программное требование
парламентаризма — тогда ни к чему термин «советов», » либо (так сделала
партия) выдвигать временный тактический лозунг: осуществление существующей
лишь на бумаге «советской системы», то есть свобода выборов и агитации,
отмена открытого голосования, упразднение назначенцев и т. д. — в целях
уничтожения партийной большевистской диктатуры.
Хотя вопрос о воззвании теперь ликвидирован, считаю нужным указать на
то, что в письме вашем от 16/10 говорилось, что «обращение будет сделано от
нас, как частных лиц, лишь идейно, но не организационно связанных с
с[оциал]-д[емократической] партией, между тем как проект воззвания
начинается словами: «нижеподписавшиеся члены РСДРП и т. д.». По этому поводу
и должен сказать, что ввиду невозможности в настоящее время регулярных
сношений между Россией и заграницей и ввиду того, что за границей в
настоящее время находится большое множество бывших членов партийных
организаций, которые (в Сибири, на Урале, на юге и в иных местах) проводили
политику, резко противоречившую решениям партии и вызвавшую со стороны
партийных конференций и ЦК ряд «отмежевывающихся» заявлений и репрессивных
мер, — ввиду всего этого ЦК не считает возможным какие-либо выступления за
границей прямо или косвенно от имени партии со стороны кого-либо, кроме лиц,
на то специально уполномоченных ЦК или уполномоченных этими последними.
Уполномоченными ЦК для представительства РСДРП за границей в настоящее время
являемся мы с тов.Р. Абрамовичем. Согласно полученному нами от ЦК мандату мы
будем способствовать организации всякого рода групп содействия партии,
составленных из известных партии товарищей и готовых проводить политическую
линию партии в целом. Товарищам, которые благодаря ли долгой оторванности от
России или в силу прежнего расхождения с партией, находятся еще на пути к
определению своей политической линии, я бы рекомендовал образовывать русские
социал-демократические клубы, не носящие характера партийных ячеек, для
обмена мнений в целях выработки определенной позиции. Такого рода клубам
представители ЦК будут оказывать всесильное содействие доставлением
партийных материалов. В настоящее время у нас только ставится технический
аппарат для этой цели. Надеюсь, что в близком будущем смогу выслать вам
копии с резолюций и других партийных документов последнего времени, которые
пока имеются у меня в единичных экземплярах.
Относительно вашего предложения приехать в Лондон не смогу сказать еще
ничего определенного: в мои и тов. Абрамовича планы входит объехать главные
европейские центры, но вопрос, когда и как это будет возможно, зависит от
того, получу ли я разрешение на въезд в Англию, и от других факторов. В
настоящее время BLP поднят, как вам известно, вопросе международной
конференции в Лондоне; если бы таковая состоялась, мой приезд был бы
приурочен к этому времени. Во всяком случае, в Лондоне я надеюсь быть, но в
настоящее время еще невозможно определить, когда это будет.
С товарищеским приветом.*

Запись опубликована в рубрике Письма с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий