Письмо А.Н. Штейну

26 марта 1920 г.
Дорогой Александр Николаевич!

С месяц назад я отправил большое письмо Каутскому с оказией, с которым,
я надеюсь, Вы ознакомились, если оно дошло. Теперь спешу воспользоваться
новой оказией, чтобы отправить Вам это короткое письмецо. К сожалению,
уезжающий товарищ не предупредил заранее, и я не мог приготовить для Вас
копию с только что принятой нами резолюции по вопросу об Интернационале,
который мы снова рассматривали в связи с решением Независимой партии.


Сведения, приходящие из Германии в передаче, главным образом, американских
радио, не дают сколько-нибудь ясной картины событий205. Большевистская
печать старается комментировать их в том смысле, что это — немецкий
«октябрь», хотя Радек206 и предостерегает их от этой иллюзии и не скрывает в
интимных разговорах, что он считал бы счастливейшим исходом «если бы
Unabhangige207 удалось добиться той «сделки», которая предотвратила бы
разгром левых элементов и реванша военной клики и за которую, конечно, он же
немедленно начал бы травить их как «предателей и изменников». Впрочем, он
решился высказаться о необходимости и желательности «сделки» также в своем
докладе на публичном заседании Московского совета 23 марта, что не помешало
после его доклада коммунистам внести приветствие немецкому пролетариату,
призывающее его отвергнуть «всякую сделку» и итти напролом. Я указал в своей
речи на эту непоследовательность, требуя, чтобы не было фразы против
«сделок» и предлагая прилагаемый при сем текст, который, конечно, был
отвергнут и который мы теперь посылаем от имени нашей партии и просим Вас
опубликовать.
Неизвестность о том, как заканчивается кризис в Германии, создает у нас
лихорадочное настроение, ибо все мы понимаем, что торжество, хотя бы
частичное, марксистской линии во время или после этого кризиса могло бы еще
спасти Европу от торжества большевистской чепухи в дальнейшем течении
революционного периода.
Как я упоминал, мы только что признали тезисы об Интернационале после
того, как мы в прошлом году (в мае 1919 г.) постановили, что, отвергая
попытки восстановления II Интернационала чисто механическим путем
объединения принципиально расходящихся партий, мы ограничиваем свое участие
в конгрессах и конференциях II Интернационала лишь информационными целями и
не связываем себя его решениями, мы теперь решили прекратить всякие
организационные отношения с «остатками II Интернационала», признав фиаско
попытки его возрождения. Одновременно мы выразили солидарность с решениями
независимых и французов созвать конференцию революционных партий208 но
требуем, чтоб объединение их совершалось на основе определенных принципов, а
именно: а) признание нынешней полосы исторического развития — полосы борьбы
за диктатуру пролетариата, но с допущением того, что эта диктатура должна в
разных странах осуществляться в своеобразных формах, вытекающих из истории и
состояния страны, а не из определенной единоспасающей формулы, и что в
соответствии с степенью отсталости страны эта диктатура должна
ограничиваться разделом власти между пролетариатом и непролетарскими
трудящимися классами, б) отклонение диктатуры меньшинства, в) отклонение
терроризма как метода диктатуры.
При первом же случае мы пришлем тезисы, как и другие — о диктатуре и
демократии, представляющие нашу новую программу. Пока можете сообщить Павлу
Борисовичу на основании этого письма суть нашего решения, в частности, о
прекращении организационных отношений с Амстердамом.209
В последнее время, несмотря на то, что режим бесправия сохраняется, нам
удалось одержать ряд избирательных побед при выборах в Советы (в Москве
провели 40 чел., в Харькове—свыше 100, в Брянске, Туле, Витебске, Смоленске
— по несколько десятков) . Везде эти цифры, благодаря здешней системе
«гнилых местечек», утопают в большинстве коммунистов, но цинизм самой
системы таков, что ее прорыв выбором группы оппозиции вызывает в правящей
партии панику. В результате начались новые гонения, и в Киеве, где боялись,
что выборы в Совет дадут нам еще большую победу, сфабриковали против
десятков наших товарищей истинно «ритуальный» процесс по обвинению в
«содействии Деникину». Главный пункт обвинения — посылка местными
профессиональными союзами профсоюзам Европы меморандума, заключающего
критику большевистского режима. В числе обвиняемых Семковский,
Скаржинский (один из участников основания партии в 1898 г. и самый левый
из меньшевиков), И. Биск, видный лидер печатников А. Романов, один из
старейших деятелей М. С. Балабанов, Кучин-Оранский и мн. др.
Положение с Польшей здесь теперь представляется очень непрочным и
вызывает большие опасения. Если Антанта ее прямо и решительно не удержит,
она, по-видимому, будет наступать.
Владимир Николаевич Розанов недавио болел возвратным тифом, но в
легкой форме. Может быть, удастся его выздоровление обставить сносными
условиями.
Мысль снова возвращается к немецким событиям. Неужели масса старой
партии не сломит своекорыстного упрямства своих Шейдеманов? Если из всех
переговоров не выйдет реальных уступок пролетариату или если Шейдеману
удается провести за нос свою организацию, это будет вода на мельницу
большевизма.
Мы надеемся издать здесь сборник по вопросу о II и III Интернационале,
куда войдут и Ваши статьи, так же как и Адлера и Гильфердинга.
Привет последнему и Каутскому. Крепко жму руку Вам и Т.Я. Рубинштейн.
Ю. Цедербаум

Запись опубликована в рубрике Письма с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий