документ о защите «национальных интересов».

«Наказ» русской делегации на Версальской мирной конференции, разработанный С.Д. Сазоновым и генералом Деникиным.Ноябрь 1918 г.
Основной задачей России на предстоящем мирном Конгрессе признается восстановление status quo ante bellum (восстановление предвоенного статуса – В.Ц.) в отношении прежних Русских владений за исключением земель, имеющих отойти к независимой Польше. Вместе с тем, в соответствии с пунктом 6 в программе президента Вильсона, суметь стремится к объединению с Россией зарубежных земель, населенных русскими.Не менее важной заботой России должно явится предотвращение угрозы новой войны. Этому может содействовать:
1). В отношении Германии: всемерное ослабление прусской гегемонии и, если будет возможно, преобразование Германии на федеративных началах с исключением в преобладании в ее составе какого-либо государства. Задача эта представляет особую важность, ввиду неизбежного, по-видимому, слияния Австрийских земель с Германией. Отделение от Германии польских земель и Шлезвига, не говоря уже об Эльзасе и Лотарингии, должно поэтому встретить наше сочувствие.
2). В отношении Австро-Венгрии: нашим интересам отвечает создание независимых Чехо-Словацкого и Юго-Славянского государств, присоединение к России Восточной Галиции и Угорской Руси, а равно расширение Польши и Румынии за счет Австрийских и Венгерских земель, то есть конечная ликвидация Габсбургской монархии, которая, благодаря своему разноплеменному составу, являлась постоянной угрозой сохранению Европейского мира.

3). В отношении Болгарии: по-видимому, необходимо коренным образом порвать с иллюзией о возможности прочного сближения между ней и Россией. Наша поддержка должна быть поэтому обеспечена не только в пользу Сербии, но и Румынии и даже Греции и в их земельных спорах с Болгарией. Ни в коем случае не должно быть допущено утверждение болгар на Проливах или Мраморном море.
4). Наконец, в отношении Турции: наша малейшая слабость вызывает необходимость стремится сохранить ее в качестве жизнеспособного государства, так как немедленная и окончательная ее ликвидация грозила бы затронуть жизненные наши интересы.
В частности, на Конгрессе могут быть подвергнуты обсуждению нижеследующие отдельные вопросы:
I. Аландский вопрос, то есть вопрос о притязаниях Швеции на то, чтобы Россия формально возобновила принятое ею на Парижском конгрессе 1856 года обязательство не укреплять Аландских островов. Возможно, однако, что в связи с изменившейся обстановкой Швеция будет притязать на присоединение Аландов. Необходимо стремится к сохранению Аландских островов за Россией, причем, однако, возможно принять на себя обязательство не укреплять их в мирное время и срыть уже имеющиеся укрепления. В этом отношении нужно помнить, что Россия во время минувшей войны уже формально заявила шведскому правительству, что принятые на Аландах оборонительные меры рассчитаны «на время войны». Желательно, однако, одновременно настаивать на неукреплении Швеции своей границы с Финляндией, подобно тому, как укреплена финско-шведская граница со стороны Финляндии. У шведов же были во время войны приняты военные меры по приведению в готовность крепости Боден.
II. Вопрос об устьях Немана. Экономические интересы России побуждают стремится к приобретению нами устьев Немана, к чему, казалось бы, нет и препятствий этнографического свойства в виду населенности литовскими племенами.
III. Вопрос о границе Польши. На основании этнографического принципа необходимо отстаивать за Россией Холмщину и часть Сувалкской губернии, а равно опираясь на стратегические соображения не поступаться такими пунктами, как Брест-Литовск и Белосток. Весьма существенно отстаивать обеспечение за Польшей левобережного выхода к Балтике через Вислу, дабы отнять у поляков стремление искать взамен такового выход через русскую территорию.
IV. Галиция и Угорская Русь. Несомненное присоединение к Польскому государству Западной Галиции вызовет для нас необходимость настаивать на присоединении к России Восточной ее части (по этнографической границе), дабы не оставлять частей русского народа, отрезанными от главного национального ядра. Те же соображения говорят в пользу присоединения угро-русских округов причем пограничная черта должна быть определена в зависимости не только от этнографических, но и от стратегических соображений.
V. Буковина. Наличие соглашения об этой области, подписанного с Румынией всеми Союзными Державами, едва ли дает надежду на возможность более полного осуществления наших интересов в Буковине. Но соглашаясь на присоединение последней почти полностью, вместе с Черновцами, к Румынии, необходимо решительно отклонить притязания Румынии на Бессарабию (см. особую записку о Бесссарабии).
VI. Чехо-Словацкое государство. Россия имеет полное право отстаивать возможно широкое удовлетворение национальных стремлений чехов и словаков за счет бывших Австрийских и Венгерских земель, причем желательно установить Чехо-Словацкую границу с отходящими к России Угорскими округами. Изыскание того или иного способа для предоставления этому Государству экономического выхода к морю также заслуживает поддержки.
VII. Румыния (см. также п.5). Румыния получит удовлетворение своих притязаний согласно конвенции, подписанной с державами в 1916 году. Желательно также сохранить за ней Добруджу, дабы возможно мирным удовлетворением ее желаний в других областях ослабить румынские притязания на Бессарабию. Необходимо сохранить равноправие России в международном режиме Дуная.
VIII. Сербия и Юго-Славия. В отношении этого Государства Россия должна стремится содействовать возможному его усилению как естественного союзника России против попыток реванша со стороны Немцев, Венгров и Болгар. В вопросе об определении границы Сербо-Славии с Румынией и Болгарией наша поддержка должна быть обязательно обеспечена Сербии, равно как и в ее разногласиях с Италией о побережье Адриатики.
IX. Греция. Греки несомненно будут стремится к обладанию Северным Эпиром, округом Ксанти в Македонии и островами Эгейского моря, Архипелага и Кипром. Россия не имеет оснований ни поощрять этих стремлений, ни противодействовать им. Необходимо только устранить греческие притязания на острова, командующие над выходом из Дарданелл: Имброс, Тендос и, в особенности, Лемнос с его прекрасным портом. В вопросе о Святой Горе Афон необходимо стоять на почве Лондонского соглашения 1912-1913 гг.
X. Европейская Турция. События в России, к сожалению, лишили почвы соглашения ее с Державами о Константинополе и Проливах. Поэтому ныне необходимо изыскать иной способ обеспечения наших интересов, а именно: а). свободного экономического доступа в Средиземное море и б). безопасности черноморского побережья. Эти цели, по-видимому, достигались бы, с одной стороны, нейтрализацией Дарданелл, прибрежной полосы, островов Мраморного моря и островов Лемнос, Имброс и Тендос, а равно международной оккупации Босфора при непременном участии в ней России. Вместе с тем необходимо стремится к предотвращению утверждения какого бы то ни было иностранного Государства поблизости Проливов, сохранить за Турцией территорию до линии Энос. Следует обязать Болгарию, или ту державу, за которой будет признана Северо-Западная часть Фракии, не укреплять последнюю. Если бы над Турцией был учрежден международный контроль, то Россия должна в нем участвовать на равных правах с прочими Державами, равно как и в Dette Publiqie.
XI. Азиатская Турция. Сейчас трудно судить – имеют ли Державы в виду сохранить в силе соглашение о Малой Азии или нет. Для России, при нынешней ее слабости, предпочтительно, чтобы Державы отказались от проекта раздела ими сфер влияния в Малой Азии, сохранив ее за Турцией и ограничившись созданием автономной Армении из шести Мало-Азиатских вилайэтов, под коллективным покровительством и гарантией Великих Держав. Если, однако, признано будет необходимым сохранить соглашение о Малой Азии, то следует обеспечить за Россией выговоренную в нем сферу влияния. В отношении Святых Мест в Палестине нужно стремится к сохранению существовавшего религиозного status quo.
XII. Персия. Персидские дела могут стать предметом переговоров на Мирном Конгрессе, в случае допущения к участию на нем нейтральных государств. Но и помимо этого возможны объяснения по персидскому вопросу между Английским и Русским правительствами. Как Персы, так и Англичане будут стремится к ослаблению Русского влияния в Персии, оказывавшегося до сих пор в военном и экономическом преобладании на Севере страны, благодаря официальному разделению ее на зоны влияния. Уже во время войны Англия получила наше обещание присоединить к ее сфере центральную зону. Теперь же она постарается воспользоваться нашей слабостью для расширения своей экономической деятельности, хотя бы на основах равноправия в пределах Русской зоны. С этой целью она будет вероятно добиваться открытия транзита Батум-Баку и свободного плавания по Каспийскому морю под персидским флагом. Равным образом, с английской точки зрения должен быть желателен пересмотр Русско-персидского торгового договора, стеснительного для иностранной торговли по Русско-персидской границе и права сооружения железнодорожных линий от границ Персии к центру. Персидское правительство будет поддерживать стремления Англии, и, со своей стороны, выдвинет вопрос о постановке военного дела на новых основаниях, то есть прекращения военного руководительства нашего и Русской оккупации, праве приглашения иностранных инструкторов и образования собственного, независимого от иноземного вмешательства, войска. Персы, кроме того, пожелают подтверждения своего домогательства об отказе нашем от права приобретения земельной собственности. Нельзя не признать, что при разрушенном экономическом аппарате нам трудно будет отстаивать прежнее наше положение и продолжать систему заградительной политики, коей мы держались до сих пор. Изыскать средства борьбы с иностранной конкуренцией – задача специалистов. Правительственной власти надлежит по мере возможности, устранить переговоры по экономическим вопросам из Мирного Конгресса и стремиться к тому, чтобы таковые начались между Россией, Англией и Персией после заключения мира. Так, по мере возможности, придется считаться с неизбежностью постановки некоторых вопросов и необходимостью дать на них ответы: а). Закавказский транзит желательно сохранить закрытым на время нужное для восстановления русской промышленности; б). Плавание по Каспийскому морю, как внутреннему, должно принадлежать только прибрежным государствам; в). пересмотр Туркестанского трактата и торгового договора, в принципе, допустим; г). постройка железных дорог нежелательна, если же согласие это неизбежно, то следовало бы стремиться к установлению дифференциальных тарифов и привлечению нейтральных средств; д). если бы представилась необходимость отказаться от нашего содействия в организации военного дела в Персии, то надлежало бы устранить установление чьего-либо иностранного преимущественного положения в этом вопросе; е). в случае пересмотра положений земельного вопроса, следовало бы закрепить ныне существующую Русскую частную собственность и комиссионное право на поверхности земли и на морях.
XIII. Дальний Восток. Основной задачей нашего Правительства на Мирном конгрессе признается установление прочных дружественных отношений между Россией и Японией, дабы предупредить попытку японцев использовать в своекорыстных целях свое нынешнее положение в Сибири и в Приамурье. Поэтому возможно пойти навстречу японским пожеланиям в деле рыболовной конвенции. Следует также стоять на почве подписанного с Японией в 1916 г. Союзного договора, а равно соглашения о железных дорогах в Маньчжурии и о плавании по реке Сунгари. Но если бы японцы, пользуясь изменившейся обстановкой, расширили область своих домогательств, то нам следовало бы стремиться к признанию в Северной Маньчжурии принципа «открытых дверей», дабы этим путем ослабить там исключительное влияние Японии. В отношении Китая необходимо стремится к сохранению старинной дружбы и, по возможности, к восстановлению существовавшего до войны положения России в наиболее интересующих ее окраинах Монголии, Барге и в Китайском Туркестане.

Запись опубликована в рубрике Письма с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий