эвакуация Архангельска

Вообще эвакуация Архангельска многим современникам и историкам казалась едва ли не худшим примером отступления белых фронтов за пределы России. В 1933 г., в связи с принятием генералом Миллером руководства в Русском Общевоинской Союзе, в газете «Единый фронт Новой России» появилась серия статей, разоблачавших «преступное бездействие» командующего фронтом во время эвакуации, оставление на произвол судьбы многочисленных и вполне боеспособных частей Железнодорожного и Двинского фронтов. Между тем, еще в конце 1919 г. Миллер начал подготовку к сокращению фронта, переносу центра сопротивления на Кольский полуостров. Все исправные ледоколы были отправлены в Мурманск. Но бунт в 3-м полку, крушение Печерского фронта и наступление РККА предопределили катастрофу. Пароходы не могли продвигаться в ледяных торосах замерзшего устья Северной Двины и Белого моря. Гарнизону города, войскам Двинского и Железнодорожного фронтов предписывалось отступать на Онегу и далее, вдоль побережья к ст.

Сорока и г. Кемь, где они должны были соединиться с войсками, прикрывавшими направление на Мурманск. Сам Главком со штабом планировал доплыть в Мурманск по Белому морю, чтобы все-таки «восстановить фронт» на Кольском полуострове и «сохранить руководство» (об этом Миллер писал в письме Сазонову 4 марта 1920 г.). В результате от причала Архангельска отплыло лишь два корабля (ледокол «Минин» и яхта «Ярославна»), на которых погрузились всего около 650 человек. Но во время переезда Миллера по Белому морю, 21 февраля, вспыхнуло восстание в Мурманске, начальник края Ермолов был расстрелян, и планы «продолжения борьбы» оказались бессмысленными. Главком со штабом, минуя Кольский полуостров, отправился в Тромзе (Норвегия). Большинство же чиновников ВПСО были извещены о погрузке в 5 часов утра 19 февраля, а уже в 11 утра корабли вышли в море. Брошенными на «милость победителям» — большевикам — оказались и многие члены правительства, и деятели земско-городского самоуправления (среди них: Соколов, Иванов, Мефодиев, Попов, Скоморохов, Едовин, Федоров, Цапенко, бывший глава Мурманского краевого совета Юрьев, первый начавший антибольшевистское сопротивление в Крае в 1918 г.). Все они были репрессированы или в 1920 году, или в последующем. Вместе с правительственным и земско-городским аппаратом в окружение попали почти все части Северного фронта, и лишь около тысячи солдат и офицеров по собственной инициативе в конце февраля отступили в Финляндию и Норвегию. Несмотря на частичную готовность к эвакуации, Миллер считал «трагедию Северной области» своей непростительной виной.
Все договоры об эксплуатации российских недр могли утверждаться только в форме совместных предприятий, но никоим образом не в передаче в собственность (в крайнем случае — в долгосрочную аренду). Реально английская помощь закончилась в августе 19-го, и до февраль 1920-го Северная армия воевала весьма неплохо.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий