За Русь.

(Карпаторусский полк в бою).
«Правда светлее солнца».
В Омск прибывают с фронта раненые карпаторуссы и рассказывают картину кровавого боя, вынесенного карпаторусским полком.
19 октября карпаторусский полк выступил на фронт. 21 и 22 октября карпаторуссы шли пешком, делая в день 25-30 верст.
Утром 23-го батальоны встали в 5 часов утра и шли пешком до 10 часов, до деревни З.
Полк выстроился в четыре цепи и в 11 часов утра пошел приступом на село.
Село находилось на пригорке. Наступающим приходилось идти по ровному, открытому месту. Красные установили пулеметы на церкви и на мельнице, на крышах домов и на телегах, и стали поливать цепи пулеметным огнем.
Две версты цепи шли хлебами. Падали убитые и раненые, но солдаты и офицеры шли дружно и даже весело, подбадривая друг друга.

— Не робейте, братья! Вон и церковь видна. Войдем в деревню, помолимся Богу, — говорили солдаты.
Пулям не кланялись, на ходу не ложились и не окапывались и шли на приступ стеной.
Младший унтер-офицер Фома Назарук рассказывает:
— Мой сосед, солдат Климюк, был ранен в руку, обливался кровью, но не обращал внимания, шел вперед и все стрелял.
Прапорщик Плеш был ранен в грудь. Солдаты перевязали его, и он опять пошел в бой. Вторая пуля сразила его насмерть.
Последнюю версту пришлось идти прямо в аду. Из 15 офицеров, участвовавших в бою, только 2 остались невредимы.
Убиты офицеры: Малащак, Шемердяк, Петряк, Плеш, остался на поле сражения Фабрик. (тяжело раненый, судьба его неизвестна). Ранены офицеры Шлюзер, Рудяк (ранен в грудь и 12 ран в руке), Резков –ранен в грудь, Пюрков, Луговой.
Солдаты умирали безропотно. Трогательно прощались братья. Капитан Малашак останавливался около раненых, наклонялся к ним, целовал и говорил:
— Не плачь, милый, за Русь страдаешь…
Наша артиллерия стреляла, но снаряды ложились в глубине деревни; большевицкие же пулеметы были расположены впереди.
По словам раненых, бой продолжался с 11 часов утра до позднего вечера.
Прапорщик Луговой разносил патроны под огнем. В первую цепь невозможно было передать.
При полку были митральезы, но два пулемета участвовали в бою не более часа; у одного испортился замок, у другого кончились ленты.
Карпаторусским полком командовал Гамбль, но он выполнял приказ начальника дивизии.
В 5 часов карпаторуссы достигли деревни и отрезали обоз красных. Красные двинули обоз в отступление. Выдвинувшаяся сотня наших казаков захватила этот обоз в 300 телег со снарядами, 2 знамени и др. Об этом сообщалось в газетах.
В 5 ½ часов вечера начальник дивизии дал приказ отступать. Но этот приказ нельзя было передать в первую цепь, уже ворвавшуюся в деревню и ударившую в штыки.
Тут произошла трагическая гибель офицера Петряка и многих солдат. Красные стали махать белыми платками и подпустив Петряка с его ротой на несколько шагов, открыли пулеметный огонь в упор. Некоторые были перерезаны пулями пополам. Петряка же красные подняли на штыки и замучили.
В бою принимали участие и юнкера.
Ворвавшаяся в деревню первая цепь карпаторуссов, человек 20-40 была окружена и взята в плен. Тут же красные раздели пленных и одевшись в их светлые шинели, продолжали стрелять в наступавших карпаторуссов.
Казаки, увидя, что левая цепь карпаторуссов поредела, что все поле было усеяно убитыми и ранеными, решили пойти на выручку и двинулись с левого фланга.
Но красные открыли по казакам ураганный пулеметный огонь слева, и казаки принуждены были вернуться.
С 11 часов утра до 9 часов вечера шел бой.
Более 300 раненых карпаторуссов и много убитых легли в этом бою, засвидетельствовав стойкость и преданность России карпаторусского полка.

Сибирская речь, № 246, Омск, 9 ноября 1919 г.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий