из опросов пленных и перебежчиков

Осень 1919. Практически в один голос говорят о том, что обмундирования не получают вообще, ходят оборванные, обуви нет. Ближе к казанджикскому разгрому начинаются перебои с хлебом и мясом. Единственное, на что не жалуются — на денежное снабжение: офицерам с боевыми выходило в месяц 1700 рублей, рядовым — 1050-1060 рублей, хотя жалованье часто задерживали.

Очень много жалоб на офицерский состав. В частности, один из пленных из недавно прибывшего транспорта рассказал, что по прибытии на позиции их раздели и офицеры отобрали себе новое обмундирование. Отмечаются конфликты между старшими и младшими офицерами. Вообще, по выражению одного из пленных, «настоящих офицеров мало, большинство — мальчишки, которые по своему желанию нацепили себе погоны».

Очень высок был процент дезертирства, Закаспийский фронт с начала 1919 года по июль принял более шестисот перебежчиков — только тех, которые покинули после этого расположение фронта; вторую половину года ещё не смотрел. В основном пополнения, прибывающие с Кавказа, комплектовались пленными красноармейцами и теряли от трети до половины состава ещё по пути в Порт-Петровск. На фронте, соответственно, охотно переходили к красным. Необычайно высок по сравнению с Южным фронтом процент перебежчиков-офицеров. К концу осени 1919 ситуация вообще доходила до абсурда, в некоторых частях, по словам пленных, на три рядовых приходилось по 1-2 офицера. Солдаты рассказывали, что русских в армии мало, зато очень много армян. С союзными туркменами отношения были напряженные.

При этом основной костяк офицерства был настроен резко антисоветски. В армии царила суровая дисциплина, практиковались публичные порки.

Вообще складывается ощущение, что Закаспийская область считалась во ВСЮР какой-то черной дырой. Двое пленных описывали эпизод в Порт-Петровске, когда терские казаки отказывались грузиться на пароходы, и заставить их не было никакой возможности. Они советовали так же поступить и новому пополнению, но у тех не было оружия. Очень много жалоб на то, что загнали на фронт обманом: почти всем сообщали, что они едут либо нести гарнизонную службу в Красноводск, охранять от бандитов Асхабад и т.д.

финалом стал разгром при Казанджике, когда батальон сибиряков, увидев красных, просто переколол тех офицеров, которые не хотели сдаваться, и перешёл к противнику, после чего началось беспорядочное бегство с оставлением всех пушек, трёх бронепоездов, пулеметов и т.д.

пропагандистская работа в белых частях. По рассказам пленных, их запугивали, утверждая, что фронт против них держат китайцы, киргизы и мадьяры, не понимающие по-русски, которые поэтому просто убивают перебежчиков.

Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий