Гибель Сибирского казачьего войска 1920 — 1922

«А 23 октября (1918-го) последовал приказ 2-му Степному корпусу № 178 о развертывании анненковского полка в Сводную Партизанскую имени атамана Анненкова дивизию в составе пехотной бригады (два трехбатальонных полка), конной бригады (два четырехсотенных полка), артдивизиона (три батареи) и инженерной роты. Фактически комкор узаконил уже существующую структуру отряда. Тем же приказом от 23 октября он разрешил Анненкову именоваться «атаманом Партизанской дивизии». Партизанская дивизия некоторое время называлась «сводной», так как осенью 1918 г. в нее вливались новые части, в том числе и те, которые уже имели свою, пусть короткую, историю. (…) Другой такой частью был эскадрон Голубых улан, сформированный в июне 1918 г. из интеллигентной молодежи Барнаула. Под руководством Анненкова оба эскадрона выросли в 1919 г. в полки.»

«Части Партизанской дивизии стягивались из Семипалатинской области в Северное Семиречье (зима 1918-го — 1919-го). Одновременно продолжалась работа по их доукомплектованию и доформированию. (…) Эскадрон Черных гусар и эскадрон Голубых улан, в основном за счет новых добровольцев, прибывших из Новониколаевска и Барнаула, были развернуты в полки. Так родилась регулярная кавалерия Анненкова (кавбригада), позднее пополнившаяся Кирасирским и Драгунским полками. Со временем в регулярные конные полки Партизанской дивизии стали зачислять и мобилизованных, но в кавалерии доля их всегда была значительно меньше, чем в пехотных частях; в каждом эскадроне имелось сильное добровольческое ядро. Казачьи части Анненкова сохраняли свой чисто добровольческий характер, по-видимому, до самого конца. Тогда же, зимой 1918/19 г. атаман с помощью Алаш-Орды сформировал 1-й Конно-киргизский партизанский полк и заду¬мал сформировать 2-й.»

«Анненков продолжал очень деятельно заниматься формированием и развертыванием своих частей. Приказом по 2-му Степному корпусу № 56 от 7.05.1919 г. части Партизанской дивизии были сведены в три отдельные бригады. Отдельная Стрелковая бригада включала 1-й и 2-й Партизанские, 3-й Сводно-партизанский стрелковые полки и Маньчжурско-егерский батальон. Отдельная Кавбригада состояла из полка Черных гусар и Барнаульского полка Голубых улан. В Отдельной Казачьей бригаде были 1-й Оренбургский, 1-й Партизанский и 2-й Усть-Каменогорский партизанский казачьи полки, а также 1-й Конно-киргиз-ский партизанский полк. Правда, части дивизии были разбросаны на огромном пространстве Семиреченской и Семипалатинской областей и Алтайской губернии, и ни одна анненковская бригада в указанном, полном, составе так никогда и не собралась.»

«Массовый «выброс» анненковцев из семипалатинско-барнаульского региона на главный фронт имел место в августе 1919 г. в связи с подготовкой белого контрнаступления. Анненков дал Восточному фронту несколько пехотных и конных полков и техническиечасти (артбатареи и т. д.). Все или почти все из них были сконцентрированы в районе Петропавловска. Из конницы Партизанской ди¬визии здесь оказались знаменитые полки Черных гусар и Голубых улан.
Их, вероятно, включили в Степную группу генерала Д.А. Лебедева. В сентябре, с началом контрнаступления, анненковцев бросили в бой. Войдя в соприкосновение с противником, они отбросили его на 60 верст. В последующем анненковцы, взаимодействуя с Войсковым Сибирским казачьим корпусом, наступали вдоль Пресновской линии и вместе с сибирцами освобождали их станицы от красных захватчиков (09.1919).
После выхода белых на реку Тобол командование стало снимать с фронта подразделения анненковских конных полков и бросать их на подавление восстаний в тылу.»

На мой взгляд самое интересное:
«Полк Голубых улан (командир — полковник Андрушкевич), будучи снят с фронта, действовал двумя дивизионами, каждый по два эскадрона. 1-й дивизион был придан штабу 2-го Степного корпуса (город Семипалатинск), затем — в начале ноября — переброшен на станцию Поспелиха Алтайской железной дороги. В составе группы генерала Матковского он участвовал в неудачном наступлении на «партизанскую столицу» село Солоновка (14—16.11.1919). 2-й дивизион и штаб полка дислоцировались в городе Барнауле. Когда 6 декабря белая пехота отбила наступление партизанской армии Мамонтова на Барнаул, уланы удачно преследовали красных верст на 10—15. В ночь на 10 декабря 1919 г., ввиду общей обстановки, колчаковский гарнизон оставил город. Вместе с 3-м Барнаульским стрелковым полком Голубые уланы по полотну железной дороги двинулись на север, на Новониколаевск. Однако части 5-й красной армии перерезали путь. Тогда Барнаульская группа белых оставила Алтайскую железную дорогу и направилась на восток, через Салаирский хребет. Эскадроны полковника Андрушкевича шли в авангарде колонны. Подходя к большому селу Маслянино, в предгорь¬ях Салаира, Голубые уланы известили образовавшийся там совдеп, что они — передовая часть регулярной Красной армии. Местные большевики, поддавшись на обман, устроили триумфальную встречу: с красными флагами, плакатами, торжественными речами и при большом стечении народа. Полковник Андрушкевич разыгрывал роль красного командира до тех пор, пока не разузнал об имеющихся запасах продовольствия и фуража, о численности местных партизан. Затем резким движением скинул бурку, обнажив свои золотые, блестевшие на солнце погоны. Эффект был потрясающий: члены совдепа онемели, толпа в несколько мгновений рассыпалась по селу. Большевиков уланы, конеч¬но, уничтожили… Перевалив через Салаирский хребет, Барнаульская группа влилась в общий фронт отступающей колчаковской армии, и на остановке в деревне Вагановой командир группы полковник А.И. Камбалин откомандировал улан в 7-ю кавдивизию, с которой они и продолжили отход на восток. Не знаю, удалось ли этому ядру полка Голубых улан обойти Красноярск и избежать тем самым печальной судьбы боль¬шей части колчаковской армии. Во всяком случае, до города Ачинска, сохраняя полковую организацию, оно дошло.

«Лейб-атаманцы, так же как анненковские Черные гусары, Голубые уланы или кирасиры, имели нарядную форму, резко выделявшую их на фоне прочих офицеров, солдат и казаков Российской армии адмирала Колчака.»

«Что касается Черных гусар и Голубых улан, то, действительно, эти Полки, формально входя в Партизанскую дивизию, реально Анненкову Не подчинялись (за исключением небольшой части гусар, ушедшей с атаманом в Семиречье). Штаб 2-го Степного корпуса использовал их против партизанско-повстанческого движения в Алтайской губернии и Семипалатинской области. Долго пробыв в тылу, поучаствовав в целом ряде карательных экспедиций против непокорных деревень, опьянев от власти оружия и безнаказанности, гусары и уланы приобрели привычку К самоуправству, к бесконтрольным реквизициям (фактически к грабежу) и другим насилиям над населением. Прибыв в августе 1919 г. на Восточный фронт, полки Черных гусар и Голубых улан уже в прифронтовом округе (район города Петропавловска) «отличились» всевозможными безобразиями. Командованию пришлось применять репрессии: по приговорам военно-полевого суда за различные преступления было расстреляно, как минимум, 16 анненковцев. По-видимому, тогда удалось более или менее очистить полки от уголовников и авантюристов, приглушить карательные настроения, морально оздоровить личный состав, вернуть ему боевой дух. Это не значит, что в последующем гусары и уланы вовсе не насильничали, не грабили. Но это был уже обычный для Гражданской войны грабеж из нужды («ведь войска раздеты, разуты, голодны), из обиды и мести («Мы все потеряли, страдаем, а вы отсиживаетесь при хозяйствах и семьях, может, ждете большевиков»).»

Запись опубликована в рубрике Казаки с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий