Мода. Нравственная зараза

Характерными признаками психологической толпы являются ее восприимчивость, податливость ко внушению и ее подражательность. Для того, чтобы жить и действовать под влиянием внушения, гипноза, не надо находиться в гипнотическом сне, не надо быть под непосредственным влиянием гипнотизера. Современная культура дает возможность влиять на чувства людей бесчисленным множеством способов и средств. Письма, летучки, прокламации, газеты, книги, собрания, диспуты, театр, кинематограф, беспроволочный телеграф — все это расширило понятие толпы и сделало человеческое общество до некоторой степени подобным толпе. Человек теперь все более живет стихийной, роевой жизнью, где неизбежно исполняет все то, что ему внушают. Насколько человек легко в этом отношении поддается внушению и подражательности, показывают явления моды.

Мода порабощает человека. Мода заставляет его терять красоту, пренебрегать гигиеной, наживать болезни. Мода владеет человечеством. Почти весь мир оделся в пиджак, в неуклюжую безобразную «тройку», повязал шею петлею висельника и забыл красоту национального костюма. В Германии, особенно в Баварии и Гессене, правительство освобождает от местных налогов тех, кто носит национальный костюм, но охотников носить таковой становится все меньше. Мода заставляет женщин в зимнюю слякоть и стужу бегать в легких туфлях и коротких юбках, почти босыми, наживая простуду, а в летние жары, наоборот, таскать на плечах меха. Мода уродует танцы, мода завладела театром, искусством, мода становится болезнью века.
Еще более странное психическое явление, к счастью, и более редкое, — нравственная зараза. Нравственная зараза непостижимыми путями охватывает людей то той, то другой местности. Особенно страшной является зараза самоубийств и убийств. Какое-нибудь самоубийство вдруг поразит умы общества и начнет повторяться с необъяснимою точностью.
В 1772 году был случай, когда 15 инвалидов одной богадельни в очень короткий срок повесились на одном и том же крюке, находившемся в темном проходе здания богадельни.
В 1901 году, в бытность мою в Приморской области, я видел семь крестов на берегу Великого Океана. Это могилы семи самоубийц офицеров, за два года покончивших с собою на уединенном сторожевом посту «Адеми». Правительство сняло этот пост. В Петербурге был пост, на котором периодически часовые кончали самоубийством. Его пришлось упразднить.
В 1905-1906 году, в связи с брожениями в России и разнузданностью некоторой части молодежи, у девушек и юношей стала развиваться зараза самоубийств. Они «уходили из жизни» по самым пустым предлогам. Эта эпидемия самоубийств превосходно описана Арцыбашевым в его романе «У последней черты».
Иногда убийство, большею частью садическое, подробно описанное в газетах, вдруг вызывало в разных частях света подражания и такие убийства повторялись одинаково до мелочных подробностей.
Так чутко и восприимчиво стало теперь общество и так стало оно уподобляться толпе легковерной, жестокой и невменяемой.
Люди, желающие стать вождями общества, имеют могучие средства влиять на него и делать его послушным орудием своих идей. Государство в свою очередь имеет все возможности заставить общество думать так, как оно желает, внушить, привить ему те идеи, какие найдет нужным, и либо повести народ по пути довольства, чести, славы и мирного процветания, либо ввергнуть его в пучину несчастий, голода и непрерывных войн.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий