Знамя

Но, может быть, все это уже отжило? Может быть, на
смену духовным, патриотическим лозунгам пришли иные
призывы, обещания материальных благ? Быть может, со-
временный безбожный и безверный народ надо звать на
бой и к победе другими словами? Может быть, теперь и
самое знамя стало смешным и ненужным пережитком ста-
рины и ему место в музее, а не перед строем полка? По-
смотрим, что такое
знамя в сегодняшней республиканской Франции, полной
антимилитаристов, социалистов и безбожников.
Полковник Lebaud, в только что вышедшей (в 1927 году)
книге «Education morale du Soldat de Demain», пишет о знамени:
«Знамя — полотнище, сшитое из трех кусков материи,
национальных цветов Франции, прикрепленных к древку.

Знамя — высокий символ, символ Родины. Там, где оно
развевается, — там Франция. В колониях, заграницей, на
море — оно воплощает родную землю, ее равнины и горы, ее
пастбища и леса, ее реки…ее славную историю, ее идеалы
права и правосудия Знамя — эмблема чести полка. Знамя —
эмблема чести тех, кто собрался под ним. Самое прекрасное
выявление чести — защита Родины. Защита Родины, не
только жертвуя ей свою жизнь, — это еще не так трудно, —
но постоянно работая и действуя для процветания, для ее
величия, что еще труднее Честь и Родина — два слова, две
тесно связанных между собою идеи, начертаны золотыми
буквами на знамени. Этими идеями должны на знамени. Этими идеями должны руководствоваться солдат, служащий в армии, и всякий гражданин, служа своей Ро-
дине Значение знамени громадно. В нашей, такой низменной
и прозаической жизни, где, кажется, все направлено только к
удовлетворению материальных потребностей, знамя сущест-
вует для того, чтобы поднять нашу душу своею отвлеченною
красотой. Знамя — душа полка. Знамя — душа того общества,
которое его имеет. Знамя поддерживает людей в исполнении
их долга, знамя заставляет их стремиться к идеалу. Какой же
солдат, или будущий солдат — не имеет веры в свое знамя?..
Кто любит Родину, в ком не заглохло понятие о чести, тот не
остановится только на том, что изображено на знамени. Зна-
мя побудит его к возвышенным мыслям, знамя заставит его
делать благородные поступки. Поняв любовь ко всей Родине,
человек научится любить и каждого гражданина этой Родины.
Он не будет платонически говорить об этой любви, но приме-
нит ее на деле. Привыкнув поступать честно, он и во всей
своей жизни будет вести себя достойно человека и граждани-
на. Таким образом знамя приучает всех тех, кто понимает его
высокое значение, вести высоконравственную жизнь. Отсюда понятно, что этот «кусок материи» должен быть по-
читаем священным и подлинно неприкосновенным. Сдача
знамени — бесчестие для полка. Каждый человек должен
жертвовать своею жизнью на защиту знамени. Его охрана составляется из самых храбрых солдат полка. Мы же должны
всеми средствами стараться овладеть знаменем противника,
потому что это внесет упадок духа в его ряды. Взятие знаме-
ни у противника — блестящий подвиг солдата, взявшего зна-
мя. Лучи его славы падают на весь полк. Знамя такого полка
украшается за геройство его солдата. За отличное поведение
солдата в бою на знамя вешается разноцветный шнур, по-
добный аксельбанту. Спортивные общества вешают на свои
знамена медали и ордена, полученные их членами на состя-
заниях.
Знаменам оказывают особые почести. Какое сильное
впечатление производит на всех появление знамени, сопровождаемого почетным взводом! Полк ждет его неподвижно. Когда полковник салютует знамени, трепет патрио-
тизма охватывает всех присутствующих. Самые пресыщен-
ные люди, присутствующие на этой церемонии сотни раз, всегда бывают растроганы не менее молодых конскриптов.
Есть ли такой интернационалист, у которого не забилось
бы сердце при виде «Salut aux couleurs» на море или в чужой
стороне?
Солдаты обязаны отдавать воинскую честь проходящему
знамени и, мало кто из граждан не снимет перед ним шля-
пы. Почитание знамени вкоренилось в нашей стране.
Роль знамени — связать настоящее с прошлым и сде-
лать будущее достойным нашей славной истории.
Изображение на знамени имен прошлых побед имеет
целью внушить молодым поколениям желание следовать
примеру предков. «Пуалю» великой войны доказали, что они
воспользовались этим уроком…»*
Так прекрасно и вдохновенно в наши дни пишет о знамени
француз, полковник Лебо. Он смешивает в одно три разных
по нашему понятию предмета: знамя, национальный флаг и
значок спортивного или цехового общества. Мы эти предметы
в прошлом различали. В определении знамени мы не расхо-
димся с французами. «Знамя, — учили мы солдат в старой
Императорской армии, — есть священная воинская хоругвь,
под которою собираются все верные своему долгу воины и с которою они следуют в бой со врагом. Знамя должно напоми-
нать солдату, что он присягал служить Государю и Родине до
потери самой жизни. Величайший позор для части — потерять свое знамя. Такая часть подвергается расформированию, а люди, которым непосредственно была вверена охрана
знамени, предаются смертной казни через расстреляние.»
Знамя встречалось у нас с большими почестями. Полк брал «на караул», офицеры салютовали, музыка играла и барабанщики били «поход». В Туркестанском военном округе со
времен Скобелева знамя встречали громовыми криками ура!
Это сильно действовало на туземцев. И у нас встречному
знамени все военнослужащие становились во фронт, и у нас
редко кто (особенно простые люди) не обнажал головы перед
знаменем. Я шесть лет был полковым адъютантом Л. Гв. Атаманского полка. Наш штандарт стоял в Зимнем Дворце.
Сколько раз мне приходилось брать его оттуда на парады и церемонии. И всякий раз какое-то необъяснимое волнение охватывало меня, когда я снимал с него кожаный тяжелый
чехол, раскутывал замшевую покрышку, расшитую шелками и
серебром. Точно живой организм появлялся передо мною и говорил что-то страшное и бессмертное, говорил о смерти и воскресении.
“Бородино… Фер-Шампенауз…Париж… Варшава… 1775-1875 г.г.” Что же испытывали те, на кого с истлевающей парчи смотрели из глубины веков — Нарва, Лесной, Полтава, Берлин,
Измаил, Варшава, Плевна, Адрианополь, перед кем развертывалась слава, уходящая в глубину трех, четырех веков!?
Слава десятка поколений!
И позже, командуя полком, сколько раз ночью я просыпался в тесной галицийской хате или в землянке и видел над своею головою в углу черный чехол, копье с Русским двуглавым
орлом внутри и георгиевский крест под ним. Живым и
дарующим какую-то особую силу казалось оно мне с его именами славных побед под Краоном и Лаоном полка Мельникова 10-го…
Я требовал, чтобы при первой просвистевшей пуле, при первом пушечном ударе, как только рвалась таинственная
завеса между “нами” и “ими” — хорунжий при знамени со знаменным урядником снимали чехол, и распускали наше темносинее знамя с изображением Нерукотворного Спаса. Я никогда не раскаивался об этом своем приказании.
Мы пережили со знаменами тяжелое время..
Это время Японской войны. Были части, малодушно возившие свои знамена при обозе; эти части заранее внушали своим
солдатам мысль о возможности поражения. В военной литературе того времени мы найдем немало малодушных «пораженческих» статей, говоривших о необходимости отмены знамен, как излишней «обузы», требующей для своей охраны лишних людей.
Плохие психологи были эти писатели.
Национальный флаг у нас до последнего времени не имел такого священного значения, как знамя. Вернее, мы этого значения не понимали. Мы трепали его по улицам в табельные дни, вешали над балаганами и кабаками. Впервые я понял значение Русского флага, когда в 1901 году оказался надолго в Маньчжурской глуши, когда ездил верхом по лесам и горам с этапа на этап. Тогда после пятидесятиверстного перехода, после безмолвия «лесов Императорской охоты» на хребтах Джан-Гуань-Цайлин, когда увидишь вдали китайскую
деревушку и над крайней фанзой в сумерках догорающего
чужого дня трепещущий бело-сине-красный флажок, когда
почувствуешь, что там свои, Русские, — до боли забьется
сердце нежною привязанностью к скромному символу вели-
кой России.
Теперь мы все это знаем. Теперь мы жадно и страстно
ждем, когда взовьются Русские цвета над нашей стражду-
щей, порабощенной Родиной. Сколько из нас отдало жизнь
за эту светлую мечту и сколько живет теперь единою мыс-
лью, единым желанием вернуть этому Русскому флагу его
былую славу и значение.
Знамя — душа армии. Знамя — великий символ бессмерт-
ной идеи защиты Родины. Как много людей с опасностью для
жизни сохранили и вывезли свои знамена из кровавого кош-
мара, охватившего Россию! Иные знамена вывозились по
частям. Нужно ли после этого яркого примера действенного
понимания духовного значения знамени говорить о том, какое
громадное значение оно имеет для психологической толпы,
каковою является армия? Нужно ли говорить, что не умерли, но живы те полки, чьи
знамена скромно ждут в Белградском храме и в других мес-
тах, когда «верные своему долгу воины» соберутся под ними? Нужно ли говорить о том, что тело наше могут убить,
замучить на работах, унизить, заставить голодать, но бес-
смертной души, но сознания верности Родине и любви к ней, но седых полковых знамен и штандартов — никто уничтожить не может.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий