Приемы воспитания в красной армии

В самих приемах военного воспитания коммунисты не придумали нового. Они использовали старые способы влияния на человеческую душу: религию, патриотизм, знамя, лозунги, форменную одежду, сомкнутый строй, музыку, пение, внешность начальника.
Их религия — «Ленинизм», Заветы «Ильича» — их заповеди.
В старой Русской казарме в каждом помещении роты, эскадрона, сотни, батареи и команды, в красном почетном углу был более или менее богато украшенный образ святого, покровителя роты. Перед ним горела лампадка, стояло паникадило, и солдаты возжигали по праздникам свечи.
Когда солдаты старой Императорской Армии получали свое скудное жалованье, они бросали медяки на поставленную фельдфебелем тарелку — «на ротный образ». Вечером к нему лицом обращалась рота, и перед ним пели «Отче наш» и «Спаси Господи люди Твоя». Две трогательные молитвы.
Без них было бы тяжело солдату проститься с тяжелым трудовым днем.
Теперь в каждом помещении красноармейской казармы есть свой «Ленинский уголок». Он задрапирован красным кумачом, там стоит бюст Ленина или висит его портрет, лежат коммунистические брошюры, висят плакаты с «заветами Ильича».

Там собирают Русских крестьян и рабочих, учат петь Интернационал и молиться новому богу злобы и ненависти — Ленину. А попробуй кто не помолиться? Эти уголки видали кровавые расправы и трупы, лежащие перед изображением «апостолов коммунизма». Вместо патриотизма — общемировой рабоче-крестьянский союз с алым знаменем и двумя символами сокрушительной
работы — серпом, снимающим другими посеянный урожай, и молотом, сокрушающим и раздробляющим другими построенные здания. Все в красноармейском ритуале направлено к тому, чтобы поразить ум, парализовать волю и завладеть чувством красноармейца.
Политический комиссар… Откуда только набирают большевики эти отвратительные, большей частью нерусские хари со сбритыми усами и со всеми признаками вырождения для внушения страха красноармейцам? В кожаной шапке «комиссарке» с алой звездой, в кожаной куртке, в кожаных штанах, с двумя, тремя тяжелыми револьверами на поясе и за поясом — Маузерами, Парабеллумами или Наганами — он одним своим видом, одною своею громадною властью подавляет воображение красноармейца и доводит его до гипноза. Этот «политком» влияет не только на серую
массу призывных, но и на молодых краскомов и на самих начальников.
За ним стоит таинственная сила коммунистической ячейки и вся система сыска и доносов…
Это такая страшная психология, что кто ее не пережил, тот ее не поймет.
Франтоватые, в рубашках с косыми, под стрелецкие нашивками, в красных галиффе краскомы, расшитые по воротнику и рукавам золотыми и алыми звездами, квадратами и ромбами, грубые и фатоватые — «товарищи командиры»,
с которыми красноармеец никогда не знает, где кончается панибратство, когда можно ходить «в обнимку» с товарищем командиром, и где наступает страшное «молчать — не рас-
суждать», каждую минуту могущее кончиться смертью, — загадочны, непонятны и страшны красноармейцу.
Мы не ошибаемся, если скажем, что красная армия живет как бы в гипнозе вечного страха перед своим начальником.
В этом гипнозе она готова исполнять малейшее желание своих вождей. Ее сбивают на митинги. На этих митингах она выносит самые бессмысленные постановления. Она жжет чучела, изображающие Черчилля и Чемберлена, жалует званием п»очетного красного рулевого» рабочего металлиста Ворошилова, избирает почетным казаком Оренбургского казачьего войска Лейбу Бронштейна.
Как зачарованная дьявольским внушением толпы, красная армия невменяема и податлива ко внушению. Когда кончится это внушение, когда распадутся эти чары, она са-
ма ужаснется тому, что она наделала, она будет жадно искать пути к исправлению и этот путь уже смутно там намечается — путь национальной Русской России.
Там, в этой отрезвевшей красноармейской толпе, потребуются весь разум офицера, весь запас знания, вся сила во-
ли, все самое страстное чувство веры в Бога и любви к Родине, чтобы перевоспитать эту толпу и создать из нее опять славную Российскую Армию.
В эти страдные, но и великие дни во весь рост, во всю высоту и величие встанет значение офицера, как вождя, начальника и воспитателя.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий