Духовное измерение военной реформы

Практический военный опыт времен Петра I и Екатерины II,
заветы лучших представителей офицерского корпуса России на-
глядно указывают на главное направление (цель) давно назрев-
шей и перезревшей предстоящей военной реформы: возродить
и воспитать дух армии, сделать его альфой и омегой всей
военной системы, создать сильное духом воинство — и то-
гда все проблемы будут, наконец, своевременно решаться.
Сосредоточение главных усилий на этом направлении принесет,
по крайней мере, тройную выгоду. Во-первых, выработкой опре-
деленных духовных качеств, силы воли, преобразовательной
энергии и понимания (“верного взгляда военного”) будут созда-
ваться предпосылки для успешного реформирования армии, ор-
ганизации ее как боевой силы. Во-вторых, начнется специальная
работа по повышению морального духа войск, что улучшит каче-
ство личного состава. В-третьих, будут, наконец, устраняться
дефекты и хронические недостатки военного быта, которые мно-
гие десятилетия угнетали дух, портили и разлагали армию. Толь-
ко такая духовная работа позволит создать новое военное
“сословие”, объединенное не принудительной службой (по-
винностью), а идей самопочинного служения и беззаветной
преданности России (военному делу).

Практическая реализация данной целевой установки связана с
решением нескольких принципиальных (масштабных) задач:
1. Чтобы выработать условия и возможности для пробуждения
творчества, духовного возрождения (обновления) армии, необхо-
димо отказаться от существующей системы “вооруженного
народа”, всеобщей воинской обязанности (в мирное время) и в
целом от традиции принудительной службы. За два последних
столетия данная система, в разных ее видах, не смогла предот-
вратить ни одной войны; она превратила россиян в пушечное
мясо, привела к полному упадку военного дела и, самое страш-
ное, воспитала устойчивое нежелание служить в “такой” армии и
самоотверженно защищать Отечество. Все это время честные
офицеры, переживающие за судьбу России Р(.Фадеев,
М.Меньшиков, А.Геруа, А.Баиов, Е.Месснер, практически все представители военной эмиграции), указывали на опасный харак-
тер системы “вооруженного народа” в российских условиях. Но к
их голосу не прислушивались, и он до сих пор не услышан.
Многострадальный наш народ напрасно пролитой кровью, само-
отверженными ополчениями, воинскими подвигами заслужил
добровольное (по таланту и призванию) осуществление священ-
ной обязанности по защите Родины, причем в условиях привлека-
тельной и не унижающей личного достоинства воинской службы.
Принцип добровольности создаст предпосылки для служения,
подвижнического ратного труда, без чего не преодолеть тяжелые
“обстоятельства” и не залечить хронические язвы армии. Он вы-
нудит даже нерешительное правительство возродить на новой
основе старорусскую и петровскую профессиональную ар-
мию как единственное надежное средство защиты Отечества,
создать на первом этапе решения этой масштабной исторической
задачи отборную армию — своеобразную школу воинского духа
и военного искусства (как гвардия при Петре), носительницу по-
бедоносной традиции, вернейшее средство против дальнейшего
разложения вооруженной силы. И как бы мала ни оказалась эта
армия, ее значение будет велико. Она станет Символом и Зна-
менем будущей Российской Вооруженной Силы, ее духовной
крепостью:
А. Геруа
“Отбор”, проведенный последовательно, логически (в интересах ка-
чества — Сост.), должен привести и к решению вопроса об “отборных
войсках”, как специальных частях, особо пропитанных традициями, со-
ставляющих “моральный резерв” всей армии.
Всякая из существующих современных армий, достойная этого име-
ни, имеет в своих рядах некоторое количество частей, проникнутых осо-
бым духом самоуважения, основанного на выдающемся историческом
прошлом этих воинских соединений. Эти части, сведенные вместе в одну
организационную единицу — корпус, армию, отряд, — должны служить
гарантией преемственности тех невесомых традиций, которые состав-
ляют фундамент всякой армии. Все равно как будет называться этот
“этический резерв” армии: гвардия, отборный легион, особый корпус, —
важно одно, чтобы он существовал в общем организме армии в каче-
стве исторического, морального, этического и традиционного резер-
ва всего армейского механизма. Он во всяком случае не должен быть
рассадником для привилегий, но источником особо высоких понятий о
воинском долге и его выражении. В соответствии с этим эти отборные
войска должны составляться преимущественно из профессионалов и
служить как бы практическою школою, рассадником для кадров прочих
частей армии. Совершенно так, как в каждой отдельной воинской части
ее кадр является основою ее самой во всех отношениях, так должен существовать такой же кадр и для всей армии; и этим кадром будет кор-
пус отборных войск.
Сверх этого корпуса должен быть образован особый отборный учеб-
ный корпус, составленный из частей всех родов служб и предназначен-
ный для постоянного технического усовершенствования их. Сюда войдут
учебные унтер-офицерские части, офицерские школы всех видов и на-
именований с состоящими при них воинскими частями, испытательные
полигоны и пр. Этот корпус должен фактически и на практике обеспечи-
вать: 1) совершенство войсковой техники и 2) единство практической
доктрины и общность усилий в этом отношении (18).
Б. Санградский
Ясно, что костяк армии создаст организацию отбора воинских сил
страны; вот этот-то отбор и должен стать будущей Гвардией. Если рань-
ше Гвардия была отбором сил лучших только в сословно-военном отно-
шении, то теперь, учитывая печальный опыт революции, необходимо
Гвардию сделать постоянной военно-политической организацией, своего
рода школой Нации, причем она должна пополняться исключительно
через индивидуальное привлечение выдающихся культурных и образо-
ванных людей <...>
Прежде всего, Гвардия — это система отборных учебных частей, го-
товящих военно-политические кадры армии, охрана стабильности внут-
реннего положения в стране. Гвардия будет надежной гарантией безо-
пасности национальной государственности России от покушения на нее
внутри государства, и можно сказать с уверенностью, что при таком ее
положении, когда все ее члены проникнуты сознательным долгом служе-
ния нации, способны бороться и пропагандой против ложных учений,
вооруженные силы страны будут надежно предохранены от проникнове-
ния агитации противника <...>
Состав ее должен быть насыщен сознанием высоких государствен-
ных Принципов Гвардии: преданности нации, преданности монархии,
воинской чести, дисциплины, благородства и жертвенности интересам
нации. Гвардия, являясь носительницей национальных идеалов, может
получить имя Национальной Гвардии. Она должна иметь свою прессу,
свои культурно-воспитательные органы и учреждения.
Национальная гвардия не должна быть замкнутой кастой, а потому ее
состав должен все время обновляться привлечением лучших сил из
армии.
Разумеется, ничто не мешает учебные части Национальной гвардии
называть историческими именами старых гвардейских полков, носителей
блистательной славы российской (19).
2. Развитие военного искусства является важным условием
укрепления духовной силы армии. Наличие военного искусства
позволяет добиваться успеха “почти не сражаясь” (Сунь Цзы),
“малыми трудами и малой кровью” (Петр I), моральным превос-
ходством над противником и разрушением его моральных сил в
ходе сражения и в период подготовки к нему. Нельзя забывать, что армия предназначена для достижения Победы, которая уже
сама по себе возрождает дух лучше всех воспитателей, вместе
взятых.
В этом отношении важна не просто военная победа, а “мо-
ральная победа”, которая воспитывает дух, воодушевляет
войско на новые подвиги, живет и “работает” в веках как источник
новых ратных свершений. Таких побед в истории России было
немало, и они известны. Но были и поражения, которые станови-
лись моральными победами! 19 декабря 1700 г. молодая русская
армия была разгромлена под Нарвой. Наши потери составили:
свыше 7 тысяч человек и вся артиллерия. Шведы потеряли около
2 тысяч человек. Петр и его сподвижники использовали данную
неудачу как стимул, чтобы научить войска воевать осторожно и с
расчетом на успех. Результат — взятие Нарвы (1704 г.), победа
под Полтавой (1709 г.) и выгодное для России окончание Север-
ной войны (1721 г.). Оценивая позже события под Нарвой, Петр,
между прочим, сказал : “Но когда о том подумать, то воистину не
гнев Божий, а милость Божию должны мы исповедовать. Ежели
бы нам тогда над шведами виктория досталась, бывшим в таком
искусстве во всех делах, как воинских, так и политических, то в
какую беду после оное счастье нас низринуть могло… Но когда
мы сие несчастье (или лучше сказать великое счастье) под Нар-
вою получили, то неволя леность отогнала и к трудолюбию и к
искусству день и ночь прилежать принудила и войну вести уже с
опасением и искусством велела” (20).
Более двухсот лет спустя, несмотря на поражение в граждан-
ской войне, моральной победой завершилась борьба белой ар-
мии. Борьба, в которой русское офицерство проявило граждан-
ское мужество, выступив против большевистского режима. И в
эмиграции русские офицеры до конца выполнили свой долг перед
Россией, оставив в наследие потомкам бесценный духовный ка-
питал: осмысленную историю и творческую теорию Русского Во-
енного Дела.
Традицию физических и моральных побед над обстоятельст-
вами, рутиной воинской службы, военным невежеством, над бо-
лее сильным и технически лучше оснащенным противником сле-
дует возрождать, причем делать это в соответствии с законами
военной психологии.
В этой связи необходимо еще раз напомнить о том, что школа
русского военного искусства характеризовалась умелым исполь-
зованием психологического фактора, а русские военные полко-
водцы были бесподобными психологами и педагогами. Они умели воспитывать солдат, внушать им непобедимость и уверен-
ность в собственных силах. Все победы, даже в незначительных
сражениях, отмечались в соответствующих реляциях, а участники
награждались, как правило, от Высочайшего имени. О победах
этих говорилось по всей России, им посвящались хвалебные сло-
ва, о них вспоминали и ими воспитывали.
В ходе многочисленных войн, прежде всего XVIII века, были
выработаны эффективные способы и средства психологического
воздействия на противника, своеобразные методы психологиче-
ской войны (“неправильного военного искусства”). Достаточно
напомнить, насколько устрашающе на психику противника дейст-
вовали стойкость и упорство русских войск (русского солдата),
суворовская штыковая наступательная тактика, не признающая
отступления и не знавшая поражений, казачьи набеги и партизан-
ские отряды.
В конце XIX — начале ХХ века русская военная психология
серьезно занялась исследованием “искусства командования”
(управления людьми и массами с учетом психологического фак-
тора), рассматривая его как одно из главных средств повышения
эффективности управления войсками и достижения ими военных
целей. Новая дисциплина давала военнослужащему — руководи-
телю чрезвычайно полезные практические знания. Он узнавал,
например, о том, что войска управляются и воодушевляются не
только приказами, указаниями, дисциплиной, но и авторитетом
командира, а также общим сознанием принятых обстоятельств
перед Царем, Богом, Отечеством, усиленным положительно ок-
рашенными чувствами. Что можно и нужно управлять не только
своими войсками, но и прямо воздействовать на неприятельские:

А.Зыков
При столкновении двух армий исход боя определяется всегда тем,
которая из сторон поработит себе душу противника, т.е. победа опреде-
ляется всегда моральными причинами <...> Так как победа является
результатом морального превосходства к концу сражения победителя
над побежденным, то и все искусство боя сводится к тому, чтобы расша-
тать моральные силы противника. Средством к этому расшатыванию
служит угроза смерти, которую несет с собою армия… Боевая аргумен-
тация может оказать влияние на поведение неприятельских войск, воз-
действуя на эти последние через их начальников или воздействуя на них
самих непосредственно <...> Главное же основание, которым управляет-
ся неприятельское войско, это авторитет начальника над неприятелем.
Так, Суворов, требуя от своих войск исполнения назначенного во что бы
то ни стало, тем самым подчинял себе и неприятельские войска и вне-
дрял в них идею невозможности противостоять его распоряжениям <...> Наконец, если войска совершают поступки, невозможные по мнению
противника, то победа уже близка для них. В силу этого и создался афо-
ризм: победить — значит удивить <...>
Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что управление непри-
ятелем сводится к: 1) разрушению созданного в нем единства идей, для
чего: а) отнюдь не усиливать господствующей идеи, поступая соответст-
венно ей, а наоборот, ослабить это господство, группируя события так,
чтобы они шли вразрез ей; б) поднять подавленные идеи страдания и
смерти и возбуждать страх; в) ослабить идеи, противодействующие
страху, как то: честолюбия, веры, родины и т.д. 2) Когда единство разру-
шено, надо поставить главенство идеи необходимости подчинения и
придать этой идее положительный чувственный тон сознанием, что толь-
ко ею сохраняется жизнь (21).

Нельзя игнорировать морально-психологические аспекты бое-
вой подготовки и ведения войны. Враждебные России силы
(внутренние и внешние) в XIX-XX вв. неоднократно предпринима-
ли попытки (в том числе и успешные) для разложения российской
армии, лишения ее национального и воинского духа, боевого ка-
чества, способности защищать Россию. Необходимо учиться, в
том числе и у противника, ведению психологической и информа-
ционной войн, использованию принципов устрашения, пропаган-
ды и агитации в собственных интересах. В любом случае такие
действия окажутся менее кровавыми, чем традиционные разру-
шительные войны, ведущиеся к тому же без серьезного идейного
обоснования, ясности целей и без специальной подготовки.
Необходимо постоянно помнить, что офицер-командир явля-
ется главным звеном одушевленной армии, организующим лич-
ный состав для выполнения ее боевой функции. Он — главный
воспитатель и организатор военного дела в части. Если эта ос-
новная роль не выполняется, то армия разлагается, и ей не помо-
гут специально создаваемые отряды комиссаров, политработни-
ков, воспитателей, педагогов и психологов. И тогда — посредст-
венность и бесчестие начинают править бал там, где должны
господствовать (по И.Ильину) дух чести, служения и верности.
Искусство командования призвано не допустить этого, а также
многократно повысить коэффициент полезного действия армей-
ского механизма:
П. Изместьев
Искусство командования с его практической стороны составляет
профессиональное искусство. Можно без преувеличения сказать, что не
вдумывающийся в него, не изучивший его, является носителем извест-
ных внешних отличий, но не более. Рутине в командовании не может быть места, каково бы ни было
служебное положение начальника. В каждом настоящем начальнике
должна гореть божественная искорка. Так должно было бы быть, но на
самом деле очень немногие способны были к этому нерутинному коман-
дованию, уступая место большинству, привыкшему к простому исполне-
нию приказа и только <...>
Люди, не получившие образования, не имеют вполне определивше-
гося духовного “я”: рассудок у них не повелевает, или вернее, не спосо-
бен управлять эмоциями. От них можно требовать мужества, энергию и
восприимчивость к внешним импульсам. Для командования нужно нечто
более. Нужна привычка руководствоваться принципами военной науки,
так как одной практики мирного времени на войне недостаточно…
Командование должно быть проникнуто искренностью, лояльно-
стью и серьезной вдумчивостью, так как только при этих условиях оно
будет иметь воспитательное значение.
Оставляя в стороне личные интересы, надо отдаться целиком дол-
гу, памятуя только о такой трудной задаче, как подготовка части. Когда
эта задача укрепится в душе начальника, у него не явится даже и мысли
превратить командование в недостойную комедию, в какой-то парад,
имеющий целью самопрославление.
Честолюбие, желание нравиться, угодливость, робость — все это не
будет иметь места. Лучшая награда при этом будет сознание исполнен-
ного долга, спокойствие совести.
Не гнуть спины, создавать и поддерживать со страстным одушев-
лением те силы, которые должны защищать родину, воздействовать
на свою часть властью обоснованной, справедливой, законной, мудро
регламентированной — вот задача командного состава. Понять таким
образом свою профессию — значит поддерживать в душе своей священ-
ный огонь <...>
Мощь начальника или представителя командного состава слага-
ется из личных его достоинств, а затем из достоинства, мужества,
преданности ближайших его сотрудников, наконец, из нравственных
качеств солдат и их численности. Все это вместе взятое и создает
мощь начальника. Эти слагающие силы надо пробуждать, развивать и
концентрировать <...>
Посредственности любят больше бесцветных сотрудников: им нужно,
чтобы их окружали люди слабые, не проявляющие самостоятельности.
Люди энергичные, люди сильной воли — им не на руку. Люди мужест-
венные и решительные всегда горды, а это для посредственностей также
не удобно. Как заводские кони, такие люди готовы на все, но они не лю-
бят и не выносят неумелого, грубого дергания поводом. Иметь пылких,
гордых, решительных предприимчивых сотрудников, возбуждать в них
благородные порывы, но вместе с тем умело руководить ими, — вот
задача начальника. Подчиненная начальнику та или другая часть — это
орудие его мощи в бою, а чтобы она была им, надо должным образом
развивать военные способности в каждой составной ее частице <...> Армия — это организм, а функция его — война. Для правильного
функционирования на войне организм должен быть соответствующим
образом подготовлен в мирное время. Инициатива должна быть в каж-
дом из нас, от высшего руководителя до рядового бойца. Армия, про-
никнутая духом инициативы, всегда готова к действию. В такой армии
работа будет продуктивна и основана на свободном соревновании лю-
дей, стремящихся к одной цели. Все силы каждой отдельной молекулы
будут приведены в движение, и горе тому противнику, который будет
воспитан на иных началах <...>
Армия не боеспособна, если она не одушевляется и не проник-
нута во всей своей массе: инициативой, интеллектуальностью, че-
стью, профессиональной гордостью и сознанием долга (22).

3. Важнейшей задачей духовно ориентированной военной ре-
формы является умственное возвышение армии, достигаемое
через: правдивое изучение военной истории России; формирова-
ние национального военного мировоззрения; познание России и
Армии; усвоение духовного наследия предшественников — ог-
ромного капитала, который до сих пор не работает на военную
реформу; развитие творческой военной мысли; понимание спе-
цифики и существа Русского Военного Дела; изучение и творче-
скую переработку лучших достижений мировой военной культуры
и, особенно, военного искусства.
Аналитическая деятельность по решению этой задачи ста-
новится также важнейшей предпосылкой для успешного проведе-
ния военной реформы. Она продуцирует информацию, позво-
ляющую со знанием дела и продуманно принимать решения, не
допускать грубых ошибок в военной политике. Малоэффективное
использование, а точнее, длительное неиспользование данного
фактора приводило не раз к порочному методу проб и ошибок,
когда каждое предшествующее поколение открывало “свои” исти-
ны, а последующее забывало их, не развивало, по-новому начи-
нало работу на данном направлении, естественно, не имея вре-
мени для ее завершения. Такой многозатратный и разновремен-
ный характер усвоения той или иной военной истины истощал дух
армии, расточал ее нравственную энергию.
Уже после русско-японской войны мыслящим русским офице-
рам было понятно, что система “вооруженного народа” (кадровая
военная система) не просто изжила себя в данном виде, но что
она опасна, неудачна и вредна для России, ведет к деморализа-
ции и упадку вооруженной силы. И тем не менее эта система су-
ществовала, воспроизводилась и защищалась ее сторонниками
еще 90 лет; с ней же они хотят войти и в ХХI век, чтобы, видимо, окончательно истощить и обескровить народ. Сколько было нуж-
но провести ненужных и неподготовленных войн, чтобы усвоить
петровскую истину: “Надеясь на мир, не надлежит ослабевать в
воинском деле, дабы с нами не так сталось, как с Монархиею
Греческой!” Нужно ли было в 1994-96 гг. вновь возобновлять 400-
летнюю войну с Чечней, чтобы опять вернуться к предшествую-
щей ситуации, еще худшей с точки зрения территориальной це-
лостности России? И одт ердить еще раз истину о неэффектив-
ности военной политики.
п в
д
Непоощрение собственной военной мысли, научных поисков,
творчества, изгнание и даже уничтожение лучших представите-
лей русской военно-научной школы привели не просто к загнива-
нию военного дела, но и к бездумному (и всегда отстающему)
подражанию, механическому заимствованию идей и технологий у
иностранных государств. В то же время продуктивные пути улуч-
шения положения дел в армии всегда лежали на поверхности:
самопознание и творческая переработка отечественного и запа —
ного опыта:
А. Геруа
Наша Японская война и наша русская смута обнажили много язв род-
ной армии. Их нужно лечить, руководясь двумя методами. Основа перво-
го из них — чистый отвлеченный принцип организации современной
вооруженной силы, основа второго — быт русской армии, ее особенно-
сти.
Первый путь познается даже простым и легким приемом заимствова-
ния у иностранцев, второй — постигается лишь неблагодарной аналити-
ческой работой в области “своего”, “родного”.
Мы, русские, всегда были особенно склонны к первому пути и ленивы
идти по второму.
А между тем без согласного, вполне гармоничного, взаимно-
корректирующего сочетания обоих методов лечения трудно ждать своего
оздоровления (23).

Особенно необходима аналитическая работа для познания и
нравственного усвоения поучительной и богатой событиями
(примерами) военной истории России, которая до сих пор, в це-
лом, так и остается недоизученной по существу, несмотря на
наличие отдельных работ (24). Необходимо помнить, что история
не только учит, но и помогает избежать непоправимых ошибок,
воспитывает:
М. Галкин
История армии и ее народа, эта сокровищница памятников и пособий,
предназначена для воспитания народного самопознания и для образования народного самосознания — этих краеугольных основ развития и
утверждения истинного, а не мнимого военного духа” (25).

Ни одной современной проблемы нельзя решить без деталь-
ного усвоения и изучения значимого духовного наследия русской
армии и флота (теории военного дела в России). В многочислен-
ных книгах, журналах и статьях, архивных источниках содержатся
серьезные исследовательские работы по принципиально важной
сегодня тематике: “История русской армии”, “Военная доктрина
России” , “Какая армия нужна России”, “Русская военно-морская
идея”, “Война и мир в истории России”, “Моральный дух армии”,
“Офицерский корпус”, ”Служба Генерального штаба”, “Стратегия”,
“Военное искусство”, “Военная статистика” и другие. В них даются
ответы на самые животрепещущие вопросы современности, так
как многие военные проблемы остаются с тех пор нерешенными.
Заслуживают специального изучения и издания в фундаменталь-
ных трудах (серия “Военная мысль в изгнании”) научные дости-
жения русской военной эмиграции. Да и само это уникальное яв-
ление должно быть достойно представлено в сознании совре-
менного офицера и солдата. Венцом всей этой работы явится
квалифицированное и систематическое изучение современных и
перспективных проблем армии и флота, войны и мира.
В связи с особой ролью морального духа в военном деле и
его запущенностью в российской армии, необходимостью срочно-
го и капитального ее духовного обновления в условиях назре-
вающей военно-информационной революции, требуется посто-
янная работа особого рода “мозгового центра”. Он должен объ-
единить интеллектуальные силы и в кратчайшие сроки обеспе-
чить реализацию программы “Духовное возрождение российской
армии и флота”.
4. Необходимо измененить дух военного законодательства,
разработать и принять настоящие военные законы, то есть не
просто регулирующие военную жизнь, но и:
— имеющие “всегда стремление определить выгоднейшие спо-
собы устройства и поддержания единства и силы армии, а также
выгоднейшие способы боевых ее действий” (26);
— не допускающие разложения духа армии и направленные на
“нравственное и физическое усовершенствование вооруженных
сил” (27);
— основывающиеся на высших идеалах, положительных обы-
чаях и традициях русской армии, зафиксированые в Кодексе во-
енного поведения как едином морально-правовом акте, обеспечивающим ответственную (эффективную) военную политику и
достойную военную службу в интересах России.
— “насаждающие” законность, справедливость и порядок в во-
енной системе.
5. Следует восстановить систему религиозно-нравственного
воспитания войск, как традиционную для русской армии, воссоз-
дать в связи с этим институт военного духовенства. Требуются:
стремление к превращению армии в божественную силу (инстру-
мент исполнения воли Божьей) и в этой связи совершенствова-
ние армейской жизни, духовных качеств личного состава; добро-
вольный отказ от негативных явлений, несовместимых с высоким
званием российского воина.
Если армия вдохновляется целью быть инструментом воли
Божьей, она стремится быть лучшей, бороться только за правое
дело, самоотверженно и эффективно защищать не только терри-
торию, но честь и достоинство России. Оливер Кромвель в свое
время на этой основе сплотил и создал непобедимую армию,
выработав формулу: божественная сила относится как бесконеч-
ность к одному (какая человеческая сила может противостоять
божественной?). На этой же основе воспитывал свою армию Су-
воров, непобедимостью наглядно доказав, что армия, воодушев-
ленная верой в Бога, творит чудеса. Именно на данный элемент
мощи обращалось внимание, когда речь шла о “российском хри-
столюбивом воинстве”, без возрождения которого в современных
условиях сложно решить основные задачи военной реформы (28).
6. Воспитание духа как необходимой предпосылки и импульса
успешной военной реформы потребует бескомпромиссной борь-
бы не только с хроническими недостатками военной организации
и службы, но и с негативными явлениями (качествами) духовной
жизни и человеческой природы, которые накопились за многие
десятилетия антивоспитательного и безответственного отноше-
ния к военному делу и военному человеку. Предстоит титаниче-
ская работа по поднятию престижа и привлекательности воинской
службы, по искоренению из армии “традиций”, “методов” и “прие-
мов” уголовно-рабской жизни. Под достойное духовное содержа-
ние придется вычистить “авгиевы конюшни”: мразь и грязь неус-
тавных отношений, генеральские скандалы, невежество и непро-
фессионализм офицеров, измену Отечеству и военному делу,
пьянство, разврат, беспринципный (холопский) карьеризм, мало-
душие, бесчестность, корыстолюбие, паразитизм, безразличие и
т.д., — т.е. убрать все то, что нетерпимо в армейской жизни и не
соответствует высокому званию воина российской армии. Необходимо также провести масштабную профилактику и оперативное
лечение душевных (психических) расстройств личного состава
(стрессов и синдромов), которые все чаще приводят не только к
подрыву дисциплины, но и к самоубийствам офицеров и солдат.
Отравленный урожай длительное время разлагаемой армии
должен быть собран и уничтожен, почва дезактивирована и под-
готовлена для посадок культурных ростков новой, духовной воен-
ной системы России.
7. Остальные задачи духовно-нравственной военной реформы
определяются богатым и разнообразным содержанием пробле-
матики “души армии”, представленной на предшествующих стра-
ницах данного выпуска.
Безусловно, требуется:
— изучать и формировать душу армии, развивать в связи с
этим практическую военную психологию;
— осуществлять нравственное преобразование военной орга-
низации, укреплять морально-психологические основы россий-
ской вооруженной силы;
— развивать духовные силы и управлять духом войск; воспитывать личный состав на лучших исторических примерах и военных традициях;
— разрабатывать и воплощать в жизнь этический кодекс поведения военнослужащих. — отбирать и подбирать духовно сильных и нравственно чистых людей, способных осуществить военную реформу. Создание благоприятных для расцвета Духа объективных условий, подвижническая воспитательная работа военных руководителей и офицеров всех уровней, осмысление военной истории и творческого наследия лучших представителей военного сословия России, углубленное изучение мировой военной культуры и военного искусства, познание государственных и военных сил современной России, борьба с негативными явлениями — все эти целенаправленные усилия несомненно приведут к нерушимому воинскому духу — залогу успешной военной реформы, преодолению упадка (кризиса) и к возрождению Российской Вооруженной Силы. Они позволят сформировать душу армии, во всем богатстве ее содержания, высокие духовные качества, которыми всегда славилось русское воинство: сознательный патриотизм, любовь к военному делу, дисциплину, рыцарство, мужество, стойкость, храбрость и другие воинские добродетели, без которых армия не может представлять собой ни живой организм, ни боевую силу, ни инструмент защиты Отечества.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий