Напряжение усилий и преследование

Когда противник начнет сдавать под угрозой, нависшей на его сообщениях, нужно крайнее напряжение усилий, чтобы обратить угрозу уничтожения в действительность. Пока остатки неприятеля не ускользнут из оперативно-охваченного района, они будут представлять легкую добычу, выгодный объект для расходования всех наших усилий. Смешавшиеся с обозами неприятельские войска, уходящие по немногим путям, сохранят минимум боеспособности.
Только выйдя из района оперативного охвата, неприятель сможет привести свои войска в порядок и произвести нужную перегруппировку сил; могучую помощь окажет ему его железнодорожная сеть, тогда как мы окажемся временно оторванными на два-три, может быть четыре перехода от своих головных станций.

Если неприятельское государство еще политически не разложилось и не исчерпало еще своих экономических ресурсов, то боеспособность неприятельской армии, восстановившей свое кровообращение, обильно накачиваемой из тыла силами и средствами, быстро возрастет. Нам придется не столько увлекаться преследованием, сколько думать о подготовке новой операции, группировать войска для нового развертывания.
Неосторожное преследование, не считающееся с энергией современных восстановительных процессов, привело немцев в 1914 г. к Марне, а Красную армию в 1920 г. к Висле. Только в случае полного политического банкротства неприятеля преследование может продолжаться на сотни и тысячи километров, распространиться на половину континента, как это было в гражданскую войну в Сибири, после победы над фронтом Колчака.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий