На новом пути

Во всем мире военная мысль работает другим темпом. В военном лексиконе повсюду появились новые слова. Уже за два года до основания Красной армии Людендорф пришел к необходимости организовать в армии постоянную политическо-просветительную работу. Отчужденность военной мысли от гражданской начала рисоваться самим военным руководителям, как кошмар. Замещающий начальника прусского большого генерального штаба, генерал Фрейтаг-Лорингофен, выступил уже в 1917 году с проектом — образовать после войны в университетских городах девятимесячные курсы для поручиков; лекции гражданского профессора оказались необходимыми молодому офицеру, чтобы справляться со своей работой в части, а ведь недавно еще это был враг внутренний. Повсюду народились учреждения, которыми военный аппарат стремится связаться с промышленной организацией государства. Генеральный штаб отбывает стаж во Франции не только в различных родах оружия, но и в промышленности. Установить контакт совершенно необходимо. Кафедры — и не только военно-исторические, но и по военному вопросу — открываются в свободных высших школах, даже если страна еще сохраняет постоянную армию.

Для нас, переходящих на территориальную организацию армии, сдвиг в области мышления и, в частности, высшего образования представляется, может быть, еще более необходимым. У нас нет более стены, которая бы разделяла гражданское и военной мышление, и нет более сепаратизма ни там, ни здесь. Однако, мы еще не имеем территориальных университетов, которые бы готовили не просто образованных людей, а людей образованных и подготовленных не механически отнестись к прохождению службы в территориальных частях. Наша общая пресса касается только парадной, внешней стороны Красной армии и еще не уяснила своей задачи как печати, обслуживающей вооруженный народ. Мы еще откупаемся выделением средств на особое военное издательство и остаемся при глубоко чуждом военным запросам Госиздате. В Московском университете историческим факультетом был избран лектор читать курс истории военного искусства, но таковой курс был найден излишним пацифистским представителем государственной власти. Военно-историческая комиссия начала работу по истории участия России в мировой экономической войне, работу очень важную для постановки мышления на новые рельсы, но мы не видим, чтобы эта работа теперь шла и привлекала чье-нибудь внимание. Мы совершенно не осведомлены, что-бы молодежь, окончившая Военную Академию, хотя бы частью командировалась для отбытия промышленного стажа; мы уже отчетливо сознаем решительное значение экономического фронта для нашей боеспособности, но перспективы работы трестов в условиях войны остаются туманными. Мы имеем уже экономический генеральный штаб, но это, может быть, самые штатские и далекие от военного дела люди в государстве — армия еще не ощущает контакта с ним.
Теоретически у нас красные инженеры, организующие в мир-ное время народный труд, должны в момент войны явиться и военными вождями трудящихся… Это — огромная программа, это — десятки лет упорной работы, это — огромные вековые предрассудки массы, которые предстоит преодолеть. Мы еще только взялись за территориальные формирования и, может быть, не вполне еще усваиваем тот огромный фронт сближения кадров армии с кадром, на котором предстоит повести работу, чтобы влить действительную силу в организацию вооруженного народа…
Стоит ли военное мышление, представленное в Военной Академии, на этом новом пути, или здесь старая стена, в которой только цикл политико-социальных наук образует брешь?
Хотя мы все чинили раньше наши перья шпагами, однако, и в старой России не наблюдалось такой чистоты юнкерского военного мышления, как на западе. Новую академию отнюдь не давит бремя традиций, заповедей, священных “табу“, недоступных для критики. Гражданская мысль вводится у нас даже, может быть, слишком обильными, с педагогической точки зрения, дозами. Все преподавание истории военного искусства строится на идее эволюции, которую до мировой войны обычно считали столь противной требованиям военного мышления, что не остановились перед уничтожением преподавания самой дисциплины истории военного искусства в Парижской и Берлинской военных академиях.
Наш академический курс порвал линию преемственности со старой академией и имеет свои корни в работах семинария Дельбрюка при Берлинском университете. В стратегии мы являемся счастливыми обладателями широкой, к сожалению, еще не заполненной программы. В военной администрации у нас, несомненно, больше файолизма, чем в любом нашем промышленном предприятии. Нельзя шире идти навстречу новым идеям, чем идет наша тактика. По временам наши часы даже уходят вперед, в сравнении с реальными условиями нашей техники. Военная география явилась на смену военной статистики; это что-нибудь да значит. Технике мы уделяем столько внимания, что наши курсы получают даже интерес справочных изданий. Классические формы сохранило только преподавание военной истории, содержание которой зато почти целиком заполняют мировая и гражданская войны…
Разумеется, и в преподавании, и в усвоении военных наук за первые пять лет существования Красной Военной Академии можно было бы отметить значительное число пробелов, объясняемых и пестротой научной подготовки слушателей, и предоставляемым Академии минимумом научного комфорта, и развлечением сил и внимания то событиями на фронтах, то различными ударными вопросами, наконец, неустановившимся, кипучим, переходным характером всей академической жизни.
Однако, есть и огромные плюсы при построении нового военно-идеологического фронта.
Налицо безусловный научный энтузиазм. Есть порыв в этом штурме научных высот. Если порой не хватает глубины и основательности, то есть широта подхода, которая убережет нас от односторонности.
В старой академии, когда мы еще сидели на школьной скамье, нам постоянно твердили, что, когда мы кончим академию и выйдем за ее стены, мы будем свободны критиковать и лекции преподавателей, и находить ошибки у самого Наполеона. Пока же мы учимся в ней, мы должны добросовестно усваивать подносимый материал. Академия стремилась быть храмом науки, и такие же храмы военной науки, с еще более строгим культом, представляли военные академии запада. С точки зрения храма науки, позиция Академии на новом пути представляет значительную особенность. Вспоминаются первые годы лекций: аудитория прямо шипит при тех или иных выпадах профессора. Слушатели, только что прибывшие с фронта, брались за учение с явной целью вычитать из учебника не то, что было в нем написано; на каждом лице можно было прочесть святотатственную для храма науки мысль — внести что-либо свое, толкнуть вперед, перестроить всю военную науку на новый лад, раскритиковать в пух и прах подносимые рассуждения. Энтузиазм сливался с глубоким непочтением к старым формам военной науки…
Крайности изжиты и перемололись. Однако, не считается непочтительным, чтобы каждый красноармеец думал, что он носит в своем ранце будущий маршальский жезл; наоборот, такая надежда создает силу армии. Почему же, отправляясь в поход на идеологический фронт, не чувствовать себя будущим маршалом науки, не ощущать в себе профессора военного искусства, который приведет в соответствие с ушедшей вперед жизнью одряхлевшие военные теории? Не минус, а плюс, если на зачете хорошо сдается учебник, на который слушатель смотрит сверху вниз; не минус, а плюс, если по энциклопедическому словарю прове-ряются утверждения, раздававшиеся с кафедры.
Самостоятельная работа слушателя начинается с первым его критическим сомнением. Лабораторный метод, который вводится в Академии через пять лет ее существования, представляет только педагогический канал, открывающий упорядоченный выход; а своя лаборатория работала в мозгу слушателей с основания Академии.
Отсутствие какого-либо сепаратизма военной мысли у преподавателей и критическая, не проникнутая никаким пиететом позиция слушателей по отношению к военной науке, исходящая из сознания необходимости движения вперед, представляются нам сильнейшими сторонами Академии на новых путях.
Военная академия за пять лет. Сборник под ред. М.Л.Белоцкого, И.Г.Клочко, Е.А.Шиловского.- М., 1923. — С.162-168.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий