Отпор и оборона

Немецкая военная терминология начала складываться полтораста лет назад, когда стало остывать пристрастие к французским терминам, особенно культивировавшимся Фридрихом II.
За эти полтораста лет термин “оборона” всегда противопоставлялся термину “наступление”. Под обороной разумелись два акта — выжидание, отпор действиям противника и переход к положительным действиям, производство контратаки. В стратегии период выжидания мог растягиваться весьма различно, почему сопротивление могло получать различные виды — от обороны на границе до обороны, относимой вглубь государства. Но в тактике, при скоротечности боя, оборона всегда должна была иметь жесткий и решительный характер. Арьергардные действия, стремящиеся не к решению боя, а лишь к выигрышу времени, являлись в тактике неполноценной обороной, которую следовало по возможности избегать.

С этим жестким представлением о тактической обороне прусская армия успешно воевала в течение столетия, вплоть до 1917 г. И лишь в последнюю четверть мировой войны громадные потери, которые несла под жестоким огнем англичан во Фландрии германская пехота, плотно занимавшая передовые окопы, вынудили Людендорфа в октябре 1917 г. дать указания о создании “передового поля”. С этого момента, наряду с жестокой обороной, германская армия в постепенно возрастающей степени начала при-менять оборону гибкую, подвижную, связанную с уступкой территории противнику шаг за шагом. При этих отступательных действиях жестоко пострадал авторитет германского командования, и оно сохранило самые неприятные воспоминания о “гибкой” обороне.
Конечно, поражения германских войск в 1918 г. были обусловлены глубокими причинами политического и экономического порядка, а также и истощением людского материала. Но германские тактики отводят в числе их видное место “тактическому разврату”, внесенному в армию понятием о гибкой обороне. Раньше пехота или стойко удерживала позицию, или же, при успехе противника, уничтожалась и рассеивалась. Теперь же можно было встретить части, которые в бою пятились с одного рубежа на другой и находили себе оправдание в том, что они ведут гибкую оборону.
Отсюда в германской тактике народилось требование: оборона должна быть единственной, жесткой, и никакие прилагательные по отношению к ней недопустимы. Прилагательные “сдерживающая”, “гибкая” по отношению к обороне являются приводами, подрывающими стойкость пехоты и сеющими тактические недоразумения.
На эту точку зрения единства понятия тактической обороны, преследующей цель решительного боя, стал и новый германский полевой устав — “вождение войск”. Если какая-либо часть получила оборонительную задачу, то она должна отдавать себе ясный отчет в том, что обязана драться до последних сил на своем участке, без всяких оговорок.
Однако в современных условиях занятие непрерывного фронта поперек всего театра войны, хотя бы и слабыми силами, является необходимостью. В многих случаях войска, развернутые на очень широких фронтах, не могут доводить боевые действия до решения и должны вовремя ускользать от решительных ударов превосходных сил противника. Авторы германского устава ясно понимали, что нельзя ограничиться одной жесткой обороной.
Выход был найден в том, что эта категория действий была выведена за пределы понятия обороны, которая всегда должна вестись, имея в виду добиться решения. Эти действия получили наименование сдерживающего боя или сдерживающего сопротивления.
Но при этом ограниченном толковании обороны она уже не является охватывающим представлением, которое можно противопоставить понятию наступления. Поэтому германский устав ввел новый термин — “отпор”.
Все военные действия, преследующие не позитивную, а негативную цель, являются отпором. Если боевые действия должны быть доведены до решения, то отпор называется обороной. Если войскам указывается и дается право уклониться от решения, то отпор называется сдерживающим боем или сдерживающим сопротивлением.
Германский термин “оборона” представляет теперь только узкое и притом исключительно тактическое понятие. В стратегии решение отделяется от действия иногда значительным промежутком времени, представление о жесткости отсутствует; поэтому германская военная мысль избегает термина “стратегическая оборона” и заменяет его термином “стратегический отпор”. Стремясь к строгой последовательности на основе нового полевого устава, германские писатели, даже ссылаясь на старые классические труды по стратегии, заменяют слова “оборона” (Verteidigung) новым действующим термином “отпор” (Abwehr).
Красная звезда. — 1936.- №301.-31 декабря

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий