Пассивное наступление и активная оборона

По совету Наполеона, надо не атаковать с фронта позиций, кои можно обойти; надо не делать то, что хочет противник; следовательно, надо избегать поля сражения, которое он рекогносцировал, изучил и в особенности укрепил. Надо обходить.
Большую или меньшую часть войск удастся направить в обход; затратив на движения большие усилия, эта часть должна будет вступить в бой с противником на важном пункте поля сражения. Должны ли остальные части оставаться пассивными зрителями решения операции?
Одно из важнейших преимуществ атаки над обороной состоит именно в возможности значительно увеличить количество действующих на поле сражения войск за счет войск только присутствующих. “Сила, которую прилагают на деле — очень небольшая доля существующей силы” (Дж. Ст. Милль). Недеятельная пассивная масса представляет круглый нуль, так как в бою учитываются только действительно произведенные усилия. Части, бездействующие в решительные минуты сражения, не влияют на его участь.

При попытках наших в прошлую войну захватить инициативу, мы били только в ту точку, которую считали важнейшей. Девять десятых нашей армии всегда бездействовали; это — печальное вырождение знаменитого косого боевого порядка; в современных условиях наступление не должно ограничить боевыми действиями той части армии, которую удалось искусным маневрированием нацелить на решительный пункт поля сражения.
Возможно ли в наступательном бою сближаться с противником для поражения его лишь в тех районах, где он не приготовился, не возвел окопов, где его положение неудовлетворительно в стратегическом и тактическом отношениях? или же в бою всякая часть, несмотря иногда и на невыгодные условия борьбы с противником, должна вложить и свое усилие в общий порыв к победе?
Сражение — не мелочная торговля, а великое событие; без крайнего дружного напряжения усилий не добиться победы; если признавать активные действия возможными только в особо благоприятных условиях, то несомненно наступление будет ведено вяло, малыми частями; большая часть войск не найдет соответствующей обстановки для активных действий и пропадет для конечного подсчета усилий.Войска, действующие против фронта позиции, не могут и не должны бездействовать или ограничиваться слабыми демонстрациями. “Нельзя установить разницы между демонстративным и решительным боем” (Фрейтаг фон-Лорингофен). Вся армия должна наступать насколько возможно решительно, иначе поражение обходящих частей неминуемо.
В армии, не усвоившей метода наступательного боя, почти с ужасом произносится выражение “лобовая атака”. Но без лобовой атаки не может быть фланговой. Фронт обороны очерчивается нашим наступлением; всякое наступление, как только оно обнаружено еще не разбитым врагом, заставляет его повернуться к нам лицом, и нам приходится атаковать его в лоб. Роты, если не ведут атаку впустую, то наступают на врага всегда в лоб.
Наши стремления обойти заставляют противника растягиваться. Есть предел, за которым прорыв укрепленной позиции выгоднее обхода.
Тщетная надежда победить противника одними маневрами не должна обманывать ни войска, ни полководца. Надо уметь маневрировать, но не для того, чтоб уклоняться от наступления на врага; надо быть готовым одолеть противника в тяжелых боевых испытаниях.
Исключительное развитие идеи обходов логически вызывает стремление решить операцию одним маневрированием. Это — теория стратегического наступления и тактической обороны; она безусловно искусственна и крайне не соответствует современной обстановке. Действия на поле сражения представляют естественное раз-витие маневрирования на театре войны. “Стратегия и тактика неразрывны, живут одними и теми же идеями, выражают свои решения в одинаковых формах”. (Михневич.) Деятельность в стратегии может принести плоды только в том случае, если она увенчается действия-ми в области тактики.
Идея стратегического наступления при тактической обороне сводится к храброму движению вдали от врага и к резкой остановке после установления соприкосновения с ним. Это теория кролика, на которого находит столбняк при встрече с удавом. В самую решительную минуту инициатива действий добровольно уступается противнику. Бездействие на поле сражения достойно только бездействующего на театре войны. Раз мы схватили противника за горло, надо его душить. Дорога к победе так крута, что остановиться на ней нельзя.
Весьма часто та же по существу категория предрассудков спутывает и понятие об активной обороне.
Принцип, ложащийся в основу ее, часто можно формулировать так: “завтра, завтра, не сегодня — так ленивцы говорят”. Не имея достаточно решимости наступать, действовать активно, захватить инициативу, обращаются к пассивным, выжидательным действиям, отлагая свою активность впрок.
Одной обороной нельзя добиться успеха. Оборона имеет смысл только как частность среди всех боевых усилий армии. Оборона может быть только временная и представляет разумное употребление сил войск лишь в том случае, если даваемым ею выигрышем времени мы намерены воспользоваться для наступления. Расчет достичь победы одними оборонительными действиями был бы в корне неправильным. Было бы ошибочно обороняющемуся пассивно держаться в своих укрытиях, каждой части отсиживаться на своем месте, наблюдать поражение соседа и ждать своей очереди. Изображая обозначенного противника, не проявляя в бою ни воли, ни мысли, трудно ожидать успеха.
Активные действия при обороне нужны, но нельзя их сводить к коротким штыковым ударам. В дневном бою, находясь в расстоянии хорошего выстрела от противника, не добившись над ним огневого превосходства, ошибочно было бы прекращать огонь, покидать стрелковые позиции и бросаться для удара в штыки. Заблуждение, что активные действия — это только форменное наступление, имеющее в виду окончить бой штыковым ударом, пользуется значительным распространением. Это не активность, а только невыдержанность обороны, отсутствие уважения к огневому бою и неискусство в нем. Такой бросок в большинстве случаев будет отбит; потеряется и стрелковая позиция, служившая исходным положением для контратаки.
Ошибочно утверждать, что успешная оборона должна обязательно заканчиваться общим переходом в наступление. Частная задача обороны участка будет вполне выполнена во многих случаях, если только удастся сохранить свои позиции. Наступление должно быть ведено исключительно с твердым намерением одержать успех; для наступления нужно располагать достаточными средствами и силами. Наступление, раз начатое, должно быть ведено в виде планомерного продолжительного и упорного боя, а не короткого удара.
Оборона в общем имеет весьма отрицательные свойства; это надо решительно признать, не успокаивая себя надеждой внести к ним сильный корректив значительными активными действиями под конец боя. Единственное положительное свойство оборонительного образа действий — меньший расход войск на данном участке, экономия в живой силе, могущая быть использованной для наступательных целей на другом участке. Тот выигрыш времени, который дает оборона — несколько часов — должен быть употреблен полководцем для стратегически решительных действий, иначе поражение неминуемо. Перегружать войсками боевые линии при обороне, чтоб иметь возможность перейти всюду к активным действиям, было бы крупной ошибкой; мы отреклись бы от инициативы, обратились бы к пассивному образу действий в ожидании ошибок врага; мы подчинились бы его воле. Обороняющему лишь в исключительных случаях своими активными действиями удастся захватить инициативу; вообще же на это рассчитывать нельзя. Но обороняющему нужно действовать настолько активно, чтоб не представлять противнику мертвой цели, на которую он мог бы правильно нацелить и рассчитать удар. Обороняющий должен иметь в виду создать изменение в обстановке, по возможности внезапное для противника, чтоб расстроить его планы и намерения. Активность обороняющегося выразится в скрытии намерений, в противодействии разведке врага и в занятии окончательного боевого расположения лишь в нужный момент.
Во время серьезного наступления противника весьма выгодно обороняющим неатакованные участки позиции выдвигаться вперед, чтоб взять во фланг наступающего. Этого способа действий держались японцы, когда им приходилось отбивать наши попытки перейти в наступление. Действие даже малых отрядов на фланги наступающего имеет большое значение.
Нам во многих случаях представлялась возможность взять во фланг наступающие части японцев. Вопрос об этом поднимался неоднократно и в Ляоянской, и в Шахейской, и в Мукденской операциях. К сожалению, из области разговоров к активным действиям мы не переходили.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий