Подготовка и решение

Ни один начальник в современном бою не может заявить категорически, что вся подготовительная работа исполнена на основании его распоряжений, что роль войск сводится только к движению напролом расположения противника. В серьезном бою действия войск сводятся далеко не к прямолинейному движению на приступ по точно указанной дороге. Работа войск в бою по внешности, правда, не-многосложна, но простота действий вовсе не есть действие спроста (Колюбакин); вернее сказать, это противоположные методы.
Каждое значительное проявление нашей активной деятельности в бою составляет одновременно и часть конечного результата, часть решения, и подготовку к следующему удару. К победе ведет длинная лестница; подъем на каждую ступень составляет часть окончательного успеха и в то же время дает новое исходное положение для дальнейших усилий.
Войска в бою вступают в хаос неизвестности и случайностей, в район действия враждебной воли противника. В течение всего периода боя действующие оружием части должны внимательно изучать расположение противника, следить за ним; они должны иметь право и волю действовать сообразно обстановке, должны иметь средства изменить ее в свою пользу.

Нельзя делить боевую работу на сознательную подготовку и слепое исполнение. Любой мастер соизмеряет свои усилия с встречаемым при работе сопротивлением; он не может обойтись напряжением одного головного мозга; нужно, чтобы рука имела навык, чтобы рука выработала себе соответствующую восприимчивость, чувствительность; даже перчатки препятствуют тонкой работе. Обделывание неприятельского боевого порядка на поле сражения сложнее любого мастерства. Слепая работа ничего не стоит. Бессознательные исполнители в современном сражении — это глухие музыканты в оркестре.
Только тесная непрерывная связь между умственными и физиче-скими усилиями делает плодотворной работу армии. Разделение боя на подготовку и решение (штурм) составляет отделение работы сознания от физических усилий, что лишает обоих всякой ценности и ведет к верной неудаче.
Каждый боец в течение всего периода боевых действий должен работать не очертя голову, а сознательно, все время имея перед собой цель стремлений и методически действуя в ее направлении. В его действиях подготовка и решение должны сливаться в одно общее усилие одержать победу.
В бою есть только один метод действий — поражение противника. Деление боевых действий в тактике на подготовку и решение не соответствует действительности, и потому является и произвольным, и опасным. Теория не вправе устанавливать категории решительных действий, так как действий нерешительных не должно быть. Бой с самого начала должен вестись насколько возможно решительно и до самого конца включать элементы подготовки. Решение боя уже заключается в его завязке, но даже во время преследования отступающего врага надо придавать большое значение подготовительным действиям.
Один из наиболее грубых предрассудков заключается в положе-нии, что решительному образу действий отвечает только так называемая ударная тактика. если в ружейном огне мы будем видеть исключительно подготовку наступления, бой естественно начнется с бомбардировки из ружей позиций противника, бомбардировки еще более бесплодной, чем артиллерийская. Это будет вялое, боязливое начало, так как действию оружием мы придаем второстепенное значение, а решение — штурмовой натиск — откладывается на конец. Ударная тактика дает обороне выигрыш времени, возможность исправить и усилить расположение, подготовиться к решительному приступу; искусство отдельного бойца, превосходство его в одиночной подготовке остается неиспользованным; первое место занимает стремление подавить противника численностью; этот способ действия указывает на отсутствие чувства превосходства над противником, на неуверенность, отсутствие истинного наступательного духа.
Для успеха решительного наступления необходим самый энергичный приступ к нему. Действия должны вестись с самого начала настолько решительно, насколько это достижимо в данных условиях при энергии и духе наступающего.
Крайнее напряжение сил атакующего сразу, энергичное начало стрелкового боя с самых решительных дистанций составляют харак-терное отличие огневой тактики. Только огневая тактика соответствует решительному активному развитию операций <...>
В бою войска руководятся теми боевыми идеалами, которые заложены в армии ее историей, мирным воспитанием и обучением. Уставы влияют на метод боя лишь посколько они соответствуют духу армии или повлияли на его преобразование. Несомненно, лучшая часть офицеров и солдат стремится в бою к наиболее почетным действиям как к идеалу <...>
Чтобы победить, надо поразить противника, надо превзойти его в искусстве действия оружием, надо добиться перевеса в огне над ним; перевес в огне случайно, сам по себе, не окажется на нашей стороне; чтоб его достичь, надо к нему стремиться. Пехота должна быть подготовлена к предстоящей ей в бою работе <...>
Раньше обороняющийся занимал позиции протяжением всего не-сколько сот шагов. Охватить или обойти ее, маневрируя на поле сражения, ничего не стоило. Обходу препятствовала только привычка действовать на больших дорогах — предрассудок, опасность которого испытали и мы в Маньчжурии.
В современном бою новые свойства огня требуют производства всех видов маневренной подготовки вне сферы поражения и, возможно, вне сферы поля сражения, т.е. вообще с более дальних расстояний (Колюбакин). Группировка сил на поле сражения является результатом тактики театра войны — стратегии, а не действий на самом поле сражения. Новое название — стратегический резерв — отвечает и новым условиям расположения и маневрирования резерва вне поля сражения.
Сравнительно с размерами поля сражения войска стали слишком тихоходами, чтоб маневрировать на них. Исправить первоначальную ошибку теперь, несмотря на длительность боев, труднее; это обстоятельство заставляет еще более ценить искусство высшего управле-ния.
“При Наполеоне I глубокая тактика перестает маневрировать, возлагая это на стратегию, которая приводит войска на поле сраже-ния уже надлежащим образом нацеленными; сложные и хитрые эволюции линейной тактики заменяются, благодаря прерывчатости боевого порядка, самыми простыми движениями… Это еще более применимо к современному положению дела” (Леер).
Надо считаться не только с изменением масштаба протяжений, но и с изменением масштаба времени.
Если в сражении принимают участие значительные силы и столкновение охватывает огромное пространство, то, при упорстве дерущихся, боевые действия продолжаются значительный промежуток времени. Для завязки, развития и развязки боя светлого времени суток недостаточно. Бой захватывает и ночное время <...>
Победа не является результатом короткого боевого эпизода, а суммой целого ряда успешных действий. Недостаточно добиться известного результата, надо и удержать его. Организация боевого порядка должна быть приспособлена к продолжительному боевому напряжению. Пехота должна твердо помнить о необходимости закреплять и отстаивать частные успехи.
Перед решительным сражением надо запастись физическими и моральными силами и расходовать их экономно, но без перерыва до окончательного достижения победы <...>

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий