Управление

Важнейшая часть боевого порядка — это часть, непосредственно действующая оружием в наиболее решительных условиях, часть, наиболее выдавшаяся вперед. От успехов, одержанных ею, зависит результат боя. Другие части боевого порядка имеют служебный, вспомогательный характер. Назначение их — питать людьми и материальными средствами действующую оружием часть, прикрывать ее от враждебных усилий врага, развивать ее успех.
Лица, группирующиеся в важнейшую часть боевого порядка, и в командном, и в физическом отношении наиболее удалены от высшего управления армией. Между тем тесная связь между полководцем и бойцами необходима. Если не будет взаимного доверия, уважения и понимания, если не будет Суворовской близости — идейной и духовной связи между полководцем и бойцами, то ничто не заполнит пропасть, образуемую между ними разностью служебного положения: начальники окажутся сами по себе, солдаты то же; те и другие не удовлетворят условиям современного боя.
Начальник, распоряжаясь в своей области, не должен обнаруживать узко эгоистическое понимание боя. Начальник не должен быть простым приходо-расходчиком вверенных ему сил, не должен быть ограниченным специалистом, механиком, наблюдающим за исправ-ным ходом своего участка общей машины, — начальник должен все силы своего разумения направлять к уяснению вопроса — как помочь части пехоты, схватившейся насмерть с противником.

Стремления начальников всех степеней должны принадлежать неразрывно важнейшей части боевого порядка. В сознании всех ро-дов войск, в сознании службы тыла должно лечь убеждение, что кучка пехотинцев, горсть смельчаков, продвигающаяся вперед — это сила и надежда отечества; обязанность всей армии, от главноко-мандующего до последнего нестроевого — облегчить им задачу, содействовать им по мере сил и возможности.
Мысль не должна ничем разъединяться с делом; уяснив себе спо-соб поразить врага или предохранить своих от потерь, каждый начальник должен немедленно приступить к энергичным действиям. От предприимчивости и инициативы частных начальников зависит выигрыш частных побед; от них же зависит и использование одержанных успехов, распространение их на соседние участки, на все поле сражения.
Если войска недостаточно подготовлены для выпадающей на них в военное время работы, то командному персоналу приходится продолжать свою заблаговременно незаконченную педагогическую деятельность; является надобность развивать и объяснять устно и в приказах не только нововведения, вызываемые особенностями обстановки, но и азы военного дела. Такова участь начальников в импровизированных войсках. Если дивизиями командуют губернаторы и адмиралы, а полками адвокаты и художники, то для каждой тактической операции им прежде всего надо условиться как действовать; вождь таких войск лишен возможности сосредоточить свое внимание на противнике: ему только впору усмотреть за своими войсками, которым надо ежеминутно поправлять ошибки и разъяснять каждый шаг.
Одна из главных выгод организации постоянных войск заключается в том, что предварительная педагогическая работа может быть исполнена заблаговременно, до начала войны; что с началом операций начальники всех степеней руководятся приблизительно одинаковыми понятиями о боевых действиях, говорят одним и тем же тактическим языком и сразу понимают друг друга. Начальники могут обратить все свое внимание на врага, на боевые действия; работа их будет заключаться не в исправлении ошибок подчиненных, а в правильной постановке задач для их действий. В постоянных войсках, не имеющих предрассудков, обученных, согласно требованиям боевой действительности, начальники могут не останавливаться на мелочах в районе расположения войск, а сосредотачивать свое внимание на существенном; это преимущество должно быть непременно использовано.
Сложность обстановки боевых операций ставит серьезные требования к начальнику; в силах каждого только совершить свою работу. Операции должны вестись методически, обдуманно, а это возможно лишь в том случае, если управление будет предусмотрительно, если каждый начальник не столько живет настоящим, как заботится о будущем. Дух начальника должен быть с войсками, но мысль его должна опережать их действия. Внимание начальника должно обращаться по преимуществу не на участки, уже занятые войсками, чтоб непосредственно руководить их деятельностью, а на участки, где войска еще не расположены, но которые могут стать местом тактических действий. Начальник должен не учить своих подчиненных — для этого редко хватит времени, а прежде всего должен подготовить себя самого к трудной задачи управления войсками в изобилующей случайностями боевой обстановке.
Значение личности в бою огромно; мы вовсе не хотим сказать, что начальник должен удаляться от войск, быть для них только подписью, именем, которое дает законную силу исходящим из его штаба бумагам. Каждый начальник должен быть прежде всего заметной, энергичной, самодеятельной личностью. Чтоб вызвать крайнее напряжение усилий войск, начальник должен прежде всего обладать волей, обладать стремлением к личному действию. Значение личности в бою таково, что даже и педагогия уместна, если она является результатом личного воздействия во время боя <...>
Основанием для отдачи распоряжений является ориентировка начальников. Чтоб руководить действиями войск, надо располагать сведениями о противнике и обстановке на театре военных действий. Авторитетное проявление воли начальником основывается на том, что ему лучше, чем его подчиненным, известна обстановка. анализ боевых действий подтверждает, что знание есть действительная сила.
В многочисленной иерархии военных начальников, воспитанной в духе самостоятельности и частного почина, реальное распоряже-ние войсками должно принадлежать наиболее осведомленной в данный момент инстанции <...>
Вообще же надо предоставлять исполнителям большую само-стоятельность. Вмешательство допустимо лишь для общей регулировки отдельных боевых действий; трудность управления заключается в том, чтоб совместить в отдаваемых заочно распоряжениях решительность в постановке задачи и осторожность в указании ме-тода исполнения.
В тактике идея гофкригсрата еще опаснее, чем в стратегии. Велико искушение заглазно руководить боевыми действиями на современных огромных полях сражений. Усовершенствование средств внешней связи и возросшая длительность развития сражения соблазняют частных начальников, не богатых инициативой, испрашивать у высшего начальника точных указаний. “Местный в его близости по обстоятельствам лучше судит” (Суворов). “Вдаваться в обсуждение доклада всегда опасно, а большей частью и бесполезно, ибо стоящий далеко едва ли может оценить обстановку правильнее, нежели сам исполнитель” (Смекал).
И во время Наполеона самое трудное было — решаться; теперь, когда каждый начальник по телефону может всегда поговорить даже с главнокомандующим, самостоятельно решиться еще тяжелее <...>

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий