Обеспечение внутренней и внешней безопасности

Чем выше стоит народ в умственном образовании, чем более приобретает он привычку уважать законы свой страны, подчиняться добровольно своим постановлениям, дорожить порядком и спокойствием, дающими ему средства к мирному труду, тем менее ему нужно присутствие военной силы. В Англии, например, одним именем закона укрощаются порывы целых масс народа; нескольких человек полисменов в Лондоне достаточно, чтобы остановить многолюднейшие движения. При таком сознании закона вооруженная сила, как обеспечение внутреннего спокойствия государства, имеет лишь весьма неважное значение. Но в этом отношении Англия едва ли не единственная страна в Европе. Испания, Франция, Италия, Россия, Турция и даже многие из государств Германии стоят еще далеко позади ее или в своем законодательстве, или в своих понятиях о силе закона. Франция достаточно образованна, но сами французы сознаются, что при пылкости и воинственности их населения, готового в каждом споре взяться за оружие, только одна армия может гарантировать внутреннее спокойствие страны. Положение России в этом отношении тоже не установилось.
Кроме степени нравственного и умственного развития народа, потребность военной силы внутри государства часто вызывается неоднородностью политического его состава. У нас, например, части земель на Кавказе, населенные так называемыми мирными, покорными горцами, и некоторые другие области требуют более войск, чем губернии собственно русские. В Австрии земли венгерские, польские и итальянские берут более войск, чем немецкие и славянские. Наконец, и образованнейшая страна Европы, Великобритания, чувствует также этот недостаток и в Ирландии содержит пропорционально более войск, чем в собственной Англии.

Кроме приведенных условий, на количество войск может иметь также влияние степень личного доверия между правительством и народом государства. Летописи русского народа, благодаря Бога, не замараны осадными положениями, подобными венским, неаполитанским, римским и парижским; но Франция, не в пример прочим, уж слишком часто им подвергается, и в настоящее время ее правительство сочло нужным всю страну подчинить военному управлению. Вообще говоря, где власть исполнительная отделена от законодательной, там армия может подвергаться беспрерывным изменениям. То она увеличивается, то уменьшается, смотря по степени взаимного доверия или, правильнее, недоверия между этими двумя началами, имеющими тысячу причин к столкновению. Берет перевес исполнительная власть, — армия растет свыше меры; берет перевес законодательная власть, — она ее может уменьшить донельзя. Как Франция служит примером для первого, так Англия может служить для второго; после смут семнадцатого столетия она уменьшила, например, свою армию до 16 000 человек.
Если для внутренней безопасности количество сил определяется степенью народного образования, однородностью государства и взаимным доверием между правительством и народом, то для внешней оно определяется обширностью и положением территории и доверием, которым пользуется государство от прочих держав…
В России на количество войск имеет влияние не столько политическое положение территории, сколько ее обширность. Белое, Балтийское, Черное и Каспийское моря, составляющие ее естественные границы, от которых нет возможности отступиться, самой природой определили ей площадь в 100 000 квадратных миль, которую приходится защищать всего с 60 миллионами населения. Выгодное, когда неприятель увлекается во внутрь страны и тает вдали от своих способов, — это обширное пространство тяготеет над государством в случае необходимости оборонять его по всему протяжению границы, доступной неприятельским армиям и флотам. Передвигать беспрерывно войска на тысячи верст с одного края государства на другой невозможно; присутствие войск необходимо одновременно везде, и, следовательно, если б неприятель теснил какую-либо их часть, хотя бы другая стояла на границе ничего не делая, ее тронуть нельзя, а для поддержания теснимых войск приходится иметь особые сильные резервы. Вот невыгоды нашего территориального положения, имеющие влияние на размеры вооруженных сил и заставляющие нас содержать два, а может быть, и три лишних корпуса. Невыгода эта, вероятно, уменьшится с улучшением путей сообщения, и в особенности с устройством железных дорог.
Какое влияние на размеры вооруженных сил имеет степень доверия, которою пользуется государство от соседних держав, — определить трудно; но, конечно, никто не усомнится в действительности этого влияния. Одним из подтверждений тому может служить Франция. Последние перевороты, в ней происходившие, сейчас же отражались на ее соседях и на ней самой увеличением войск: переворот 1848 года, в пользу республики, отразился на Германии; правительственные же перемены 1849 и 1852 года, в пользу президентства и императорства Луи Наполеона, действовали на Великобританию. Не пускаясь в дальнейшие подробности, мы здесь заметим только, что содержание больших постоянных армий значительно вредит доверию между государствами и, следовательно, побуждает их еще более увеличивать свои вооруженные силы. Знаменитое изречение Августа «Si vis расеm, pаrа bеllum» («Если хочешь жить в мире, будь готов к войне»), — чистейший софизм, если под ним разуметь правило содержать постоянно многочисленные войска. Нет, готовность к войне заключается не в большом числе войск, а в их хорошем составе, обучении, снаряжении и в материальных средствах, припасенных на случай неприязненных действий. Большие же армии, напротив, привлекают войну.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий