Качество войск и их организация

Чтобы издержки, употребляемые государством на содержание войска, не пропадали даром, необходимо, чтобы качество его было высоко. Много ли, мало ли войск, они должны быть хороши как в мирное, так и в военное время.
В мирное время войска, содержимые государством, служат основанием для сил, выставляемых с началом войны. Армия представляет собой кадр, сквозь который проходит большая или меньшая часть населения, получая здесь свое военное образование. Следовательно, важна не ее многочисленность, а основательное ее обучение, нужна доверенность между подчиненными и начальниками и честная дисциплина, связывающая взаимным уважением всех ее членов и рождающая во всех одинаковую преданность власти.
Во время войны излишнее количество войск тоже не служит ни к чему; напротив, оно только затрудняет продовольствие, управление и движение армий; и чем более развиваются военные действия и чем чаще столкновения, тем очевиднее качество берет верх над количеством.
Качество — это фаланга Александра Македонского, 10-й легион Цезаря, итальянская армия Бонапарта и войска Суворова в Швейцарии; это также милиции Швейцарцев и Американцев, отстаивающие свою независимость.
Количество — это толпы варваров, массы сброда, бегущие от первого выстрела.
У Наполеона были многочисленные армии, правда; но только с небольшим числом превосходных солдат он совершил итальянские и египетские походы; с массою же бесчисленных рекрутов он был разбит в 1813 году.
Результат кампании зависит часто от одного сражения; сражение же решается иногда в одно мгновение, на одном каком-либо пункте; следовательно, успех боя будет в руках того, кто в этот момент бросит на спорный пункт колонну лучшего качества.

Качество же войск зависит от физического их состава, от степени их искусства, от образования офицеров и высших чинов армии и, наконец, от духа, ее оживляющего…
Из того, что мы определили лучшим возрастом для действительной службы время от 21 до 35 года, не следует еще заключать, чтоб мы эти 15 лет считали лучшим сроком для службы в армии. Нет, сроки службы могут быть независимы от возрастов, и если, рассматривая военную силу с экономической стороны, мы выставляли выгоды возможного их ограничения, то здесь, с военной точки, мы должны только прибавить, что их нельзя сократить более, чем то дозволяет самая способность населения к военной службе: иначе говоря, они должны согласоваться с временем, необходимым для образования из конскрипта хорошего солдата.
Какой же срок, хотя приблизительно, необходим для этой цели? Теоретически это решить трудно, для соображения же можно иметь в виду, что у французов, народа в высокой степени воинственного, любящего военное ремесло и быстро с ним свыкающегося, сроком, необходимым для образования хорошего солдата, считается 7- или 8-летний, причем от 4 до 5 лет полагается на службу в действующей армии, а остальное время в ее резервах.
Качество войск, кроме телесной их крепости, достигается еще системою их обучения. Как бы ни были разнообразны способы, принятые для образования войск, мы отдадим из них преимущество только тому, который основывается на понятии о солдате как о разумной единице, а не механической, который и в самом строю поддерживает в людях сознание, а не одну только мертвую тишину. Армия должна быть машиной, послушной воле главнокомандующего, но каждый ее состав, каждый винтик или рычаг, отдельно взятые, чтобы не останавливать хода машины, должны в то же время сами собой двигаться, вертеться.
Удовлетворить этому можно только основательною, заботливою системою военного образования, которое проникало бы до последнего солдата.
Во всех европейских государствах грамотность войск составляет предмет особенного внимания и по тому самому дает с каждым годом все лучшие результаты. Строевое обучение грамотного солдата гораздо легче, чем неграмотного; упражнения ума, необходимые для изучения грамоты, развивают его понимательную способность, и человеку делаются доступны толкования даже несколько сложные, как, например, объяснение стрелкового дела. В военно-административном отношении грамотность столько же полезна. Только тогда, когда солдат грамотен и разумеет счеты, хозяйство войск получает прочное основание; каждым солдатом может быть ведена книжка с отметками всего, что ему следует получить и что он действительно получил; в войсках является тогда лучший и строжайший контроль по хозяйству от самих получателей — солдат. Наконец, и по увольнении солдата со службы труды, употребленные на обучение его грамоте, не пропадут даром; напротив, польза их проникнет в среду самого населения страны, и армия, исполняя высокое назначение обеспечения ее безопасности, будет также одной из деятельнейших помощниц умственного движения народа. Эта польза грамотности в войсках сознана ныне уже всеми просвещенными правительствами.
Унтер-офицеры составляют звено, связывающее иерархически офицеров с солдатами, поэтому и образование их должно стоять выше, чем простых рядовых. К этому надо прибавить, что во всех армиях им открыт доступ в офицеры; следовательно, если образование унтер-офицеров пренебрежено, путь этот должен перед ними закрыться, или армия будет терпеть от офицеров, не соответствующих своему назначению.
Самое же серьезное военное образование должно заключаться в самих офицерах и высших чинах армии. Если Наполеон ценил себя в 100 000, если Екатерина Великая считала за две ту армию, которой командовал Суворов, то можно ли сомневаться в важности военного искусства в начальниках войск? А искусство дается не одним только гениям, но и тем людям, которые захотят разработать способности, данные им природой. Офицер менее главнокомандующего, но каждый в своем кругу может быть на столько же полезен, увеличивая своими соображениями результат действий войск иногда вдвое, а иногда в 10 и более раз. Бесчисленны примеры, что искусство одолевало не только многочисленность, но и самую отчаянную храбрость…
Офицеры, недозрелые ни нравственно, ни умственно, ни физически, не могут иметь благодетельного влияния на армию. У них не может быть серьезного взгляда на ежедневные обязанности службы, и вся польза их ограничивается тем, что они всегда готовы, как солдаты, умереть перед фронтом. Сколько английской молодежи погибло в Крыму, но все-таки это не доставило славы ни им, ни армии, ни государству. А недозрелость нравственная как горько отзывается впоследствии, когда человек, начавший поприще без твердых убеждений, достигает наконец значительных должностей! — Раз, что он не успел сознать себя, своего достоинства. Он не признает достоинства и других, не будет в состоянии поднять, скрепить окружающее его общество и очень часто не будет в состоянии даже честно вести порученного ему хозяйства. Офицеры должны входить в армию не иначе как с твердыми нравственными элементами, иначе, как говорит Виккеде, они подготовят армии участь, постигшую французов под Росбахом, а пожалуй и еще худшую. Невежественная молодость, как и невежественное старчество, одинаково гибельны для армии. Как дух и тело на известных годах крепнут, точно так же они на известном возрасте и слабеют. Бывают исключения, но большинство людей подвергается общему закону органической жизни, и к 60-му году редко в ком сохраняются во всей силе энергия характера, быстрота соображений и изобретательность мысли. Поэтому и командование войсками должно поручаться людям еще не утратившим этих качеств. Пруссия проиграла кампанию 1806 года в одно сражение; одною же из причин проигрыша сражения было то, что трем предводителям ее армии: герцогу Брауншвейгскому, Рюхелю, Гогенлоэ и главному советнику при короле, фельдмаршалу Мелендорфу, было в сложности 265 лет, т.е. более чем по 66 на человека. Человек, увенчанный сединами, редко в состоянии изменить свои взгляды и убеждения; так и прусские генералы встретили армию Наполеона со своими старыми убеждениями о военном искусстве, тогда как предшествовавшие войны, кажется, ясно свидетельствовали, что оно изменилось. Наполеон в 1812, 1813 и 1815 году был уже не тем, что в 1796. Кутузов в 1812 году, вероятно, деятельнее преследовал бы Наполеона, если б был моложе. Даже такой сильный военный характер, как Суворов, в швейцарском походе, в последнюю пору своего командования, имел минуту слабости и на коленях плакал перед цесаревичем.
Если мы обращаем такое внимание на образование войск, и в особенности на хороший состав офицеров, то именно потому, что от них более всего зависит дух войск. А в силе духа и заключается главное отличие человека, способного с честью защищать отечество, от человека, не годного для этой цели. Не развивая духа, сделать солдата — легко, сделать же настоящего воина — трудно. До сих пор сознательную силу духа старались заменить привычкой к военному ремеслу и потому находили, что сроки меньшие, чем 10- или 15-летние, не достаточны для образования хорошего солдата. Но экономические условия жизни государства заставляют отказаться от этой рутины; значит, обойтись без сознания невозможно, и слава Богу, потому что дух в состоянии дать в десять раз более, чем десятилетняя привычка. Но сила духа тогда только даст хорошего воина, когда ее будут воспитывать, когда нравственною стороною солдата будут заниматься постоянно. Необходимо овладеть ею в солдате, чтобы сделать ее несокрушимым орудием против неприятеля и безвредною для мирных жителей. А это возможно только, если и в самом последнем солдате чтить его человеческое достоинство. Только хороший человек может быть хорошим воином, честным слугою отечеству и государю. Каждому солдату открыта дорога в офицеры; можно ли давить в нем чувство, без которого он будет после никуда не годен?.. Из всего сказанного видно, что отныне сила еще более должна уступить смыслу, искусству; в этом заключается успех не только военного дела, но и всего человечества. Усовершенствование огнестрельного оружия отразилось на всем нашем ремесле, увеличило и без того большие издержки на содержание войск, сделало войну вдвое, втрое дороже, чем прежде, соединило ее с гораздо большими пожертвованиями, следовательно, заставило еще более дорожить миром. С этой стороны будем смотреть спокойно на все изобретения, которыми люди стремятся уничтожить друг друга. Вот где видна рука Провидения, где зло обращается в благо.
Заметим, что в настоящее время самые приготовления к войне уже так дороги, требуют таких расходов на снаряжение войск и устройство материальной части, что почти равняются пожертвованиям самой войны, и разница только в том, что нет еще убыли от сражений.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий