Общий вид или состав различных военных систем

Соображениями экономическими и военными мы пришли к тому заключению, что основание могущества государства лежит в народе; что, следовательно, и военная сила государства зависит более от силы народа вообще, чем от силы его армий и флотов, и, наконец, что система вооружения каждого государства должна основываться на совокупности сил действующих, содержимых постоянно на службе, и не действующих, т.е. не содержимых в мирное время.
Смотря по тому, какое начало, политическое, историческое, экономическое или чисто военное, преобладает в военной системе государства, она выражается соединением, в больших или меньших размерах, следующих учреждений: постоянной армии, резервов и ландверов, милиций или ополчений и, наконец, поселенных войск. Определим значение этих учреждений и взаимное их соотношение.
Постоянная армия составляет зерно военной силы и в настоящее время в большей части государств получает преимущественно значение кадра, сквозь который проходит мужающее население страны. Нет сомнения, что с постепенным развитием народов постоянные армии должны уменьшаться; увеличиваться же будут пассивные силы государств. — Но этой выгодой, даже и при одинаковом умственном состоянии народов, в большей степени будут пользоваться те государства, коих владения ограниченнее; при обширных же владениях сроки, сравнительно, должны быть несколько большие, чтобы вознаградить время, употребляемое рекрутами на перемещение их к месту служения, которое может быть иногда отдалено от места набора.

Резерв и ландверы служат существеннейшим дополнением постоянной армии. Принимая в себя людей уже отслуживших часть службы в армии или таких, которые должны бы были в нее поступать, но уволены от этого по особым обстоятельствам, они в мирное время находятся обыкновенно в отпуску, сохраняя только небольшие постоянные кадры, к которым собираются в известное время для строевых занятий. В случае войны из них формируются особые части войск или же только пополняются войска действующие. Выгоднее всего, чтобы их организация соответствовала организации постоянной армии; тогда, с переходом на военное положение, они могут иметь совершенно одинаковое с нею назначение, и государство найдет в них прочную основу для продолжительных военных действий. Резервы, а частью и ландверы, подобно постоянной армии, могут одинаково употребляться как для действий внутри, так и вне государства.
Милиции и ополчения представляют то, что называется вооруженным населением, и употребляются обыкновенно только внутри государства, когда оно подвергается решительной опасности. Чем народ развитее, тем больше значения может иметь его милиция, соперничествуя достоинствами своими с регулярным, постоянным войском. В некоторых государствах она служит даже главным основанием для обеспечения внешней безопасности; в таком случае, подобно английской, она должна иметь постоянную организацию и кадры для обучения прибывающих людей. — Кроме известных примеров из истории европейских государств, которыми мы могли бы подтвердить важность милиции в войне оборонительной, мы приведем здесь отрывок из речи президента Полка о милиции Соединенных Штатов, в доказательство возможности употребления ее даже в войне наступательной. Речь эта есть часть отчета, представленного Союзному конгрессу в декабре 1848 г., после войны с Мексикой.
«Одним из весьма важных результатов войны, которую мы вели с соседним государством, было то, что она обнаружила военную силу нашей страны. До войны с Мексикой иностранные державы имели лишь весьма неполное и неточное понятие о физической силе нашего народа и его средствах вести войну, в особенности вне пределов отечества. Они видели, что мы содержим в мирное время не более 10 000 войск; будучи же сами приучены к большим регулярным армиям, они не считали возможным, чтобы нация с успехом вела войну без подобной дисциплинированной армии, образуемой продолжительными сроками. Они пренебрегали нашей милицией, далеко не считая ее за силу действительную. События последней войны опровергли эти мнения. Она доказала, что без всяких приготовлений, в минуту внезапно открывающихся неприязненных действий, мы можем выставить, в кратчайший срок, армию волонтеров, из солдат-граждан, не уступающую достоинствами старым войскам и достаточно многочисленную, чтобы удовлетворить всем потребностям войны. Совершенно противно тому, что было бы, в подобном случае, во всякой другой стране, мы не должны были прибегать ни к каким жребиям или конскрипциям. Далеко нет; число волонтеров, с патриотизмом предлагавших свои услуги, было так велико, что главное затруднение состояло в том, как выбрать и решить, кому вернуться в свое жилище.
Наши солдаты-граждане совершенно не таковы, как набираемые из населения других стран. В их рядах встретите все знания, все ремесла: фермеров, адвокатов, докторов, купцов, мастеровых, рабочих как между офицерами, так и между простыми солдатами. Они явились вооруженными и приученными с юности владеть своим оружием; многие из них, в особенности же из западных штатов, искусные стрелки. Это люди, которые стараются поддержать свою репутацию хорошим поведением в войсках. Они разумны и обладают такой индивидуальностью, какой не найти в рядах другой армии. В деле каждый солдат, как и каждый офицер, дерется для своей страны и вместе с тем для славы и отличий, которыми его почтили бы граждане, когда он вернется к своей частной жизни». Положим, что Американец здесь немного прихвастнул, но есть же тут и доля правды.
Поселенные войска. При соседстве государства с народами необразованными, не получившими еще правильного устройства или мало подчиняющимися власти своих правительств, — действующих войск для внешней безопасности бывает недостаточно; в этом случае границы обеспечиваются только тогда, как военная сила присутствует постоянно, и притом в равной мере по всему их протяжению. Здесь достояние и труд граждан приходится охранять от ничтожных хищничеств, от разорительных набегов. При таком условии действующие войска могут только служить для наказания хищников, а не имеют возможности поспевать всегда вовремя, чтобы оградить население от самого хищничества. Является, значит, необходимость развить вооруженную силу в самом населении пограничной полосы. Для этого ему дают правильное военное устройство и обязывают военною службою все подрастающее мужское население или же на границу переселяют людей, уже служивших в войске и изъявивших желание пользоваться землей, несмотря на предстоящие опасности. Таким образом, на границе образуется оседлая военная сила, обеспечивающая край от неприятеля без пособия регулярной армии, за исключением, конечно, особых случаев.
Но кроме этого частного явления поселенных войск история представляет нам примеры существования их не только в виде учреждения местного, а общего, примененного ко всему государственному устройству страны. Причины, которые производили подобное явление, были всегда одни и те же, именно желание не отнимать рук от обработки земли, не затруднять военною службою гражданственного развития народа и, не тратя огромных сумм на содержание войск в мирное время, иметь на случай надобности достаточные вооруженные силы. На этом основании каждый солдат был вместе с тем и земледелец. Но непрерывные войны двух последних веков, заставившие почти постоянно держать войска в сборе, и развитие военного искусства, потребовавшее специального образования от некоторых родов оружия, вынудили почти все государства отказаться от этой системы. Поселенные войска сменялись постепенно постоянными армиями, и в настоящее время, если еще и сохранились в Швеции, то по особым благоприятным для того обстоятельствам.
1858 г. Н. ОБРУЧЕВ

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий