Развитие военного управления в 18 веке

Петр Великий, выступив на борьбу с произволом, прежде всего принял меры к сосредоточению всех военных дел в небольшом числе органов, а затем к установлению системы органических должностей, введенной одновременно с принятием коллегиального начала.
В 1699 году упразднение стрельцов изъяло военные дела из ведения стрелецкого приказа; он был слит с земским приказом и в 1701 году наименован приказом земских дел. Затем, в 1700 году последовал указ об учреждении приказа при генерал-комиссаре, князе Якове Федоровиче Долгорукове, и о передаче в его ведение всех дел иноземского и рейтарского приказов и некоторых дел из разряда. Одновременно с этим заведование делами о хлебных запасах для ратных людей поручено окольничему Языкову; ему повелено именоваться генерал-провиантом и при нем учрежден провиантский приказ. В следующем 1701 году учрежден приказ военных дел, порученный боярину Тихону Никитичу Стрешневу, которому было указано ведать всеми военными делами, кроме: 1) дел о снабжении войск деньгами, вещами и оружием, которые оставлены в приказе генерал-комиссара; 2) дел по снабжению продовольствием, оставленных в провиантском приказе, и 3) дел по артиллерийской и инженерной частям, находившихся в ведении пушкарского приказа, переименованного в приказ артиллерийский и подчиненного генерал-фельдцейхмейстеру (Царевичу Александру Арчиловичу).
Но уже 1 октября 1703 года князь Я.Ф. Долгоруков получил повеление ведать и приказом военных дел, и, таким образом, большая часть военного управления фактически сосредоточилась в одних руках.
Общее руководство всеми государственными делами в это время принадлежало ближней канцелярии, заменившей боярскую думу. Она же явилась направляющим учреждением и для вновь образованных органов военного управления.

31 июля 1711 года был издан указ об образовании в Москве комиссариата, на который возложено снабжение войск денежным и вещевым довольствием и ручным оружием, а также комплектование и ремонтирование армии. В этом же году (10 декабря 1711 года) сфера деятельности комиссариата была еще более расширена подчинением ему органов провиантского и фуражного довольствия. Значение приказа военных дел, переименованного в 1706 году в военную канцелярию, вследствие передачи большинства его дел в ведение комиссариата, в сильной степени уменьшилось. Во главе комиссариата был поставлен генерал-пленипотенциар-кригс-комиссар князь Яков Федорович Долгоруков, имевший в своем ведении уже и раньше приказ военных дел и подчиненный только Государю.
Почти одновременно с изложенной реформой в С.-Петербурге была образована артиллерийская канцелярия (1714 г.), к которой перешла большая часть функций приказа артиллерии, находившегося в Москве и переименованного сначала в Московскую артиллерийскую канцелярию, а затем в артиллерийскую контору, подчиненную артиллерийской канцелярии (в С.-Петербурге). Таким образом, все центральное военное управление России в 1711 году уже преобразовалось в три обособленные учреждения: военную канцелярию, комиссариат и артиллерийскую канцелярию.
Эти три учреждения ведали всеми военными вопросами, благодаря чему было до некоторой степени достигнуто сосредоточение военных дел в небольшом числе органов, но не было достигнуто единства управления этими делами, потому что над комиссариатом, а также военной и артиллерийской канцеляриями не было учреждения, которое объединяло бы их деятельность.
Система органических должностей, введенная Петром Великим, определила их компетенцию родом дел и степенью власти. По отношению к военному ведомству она выразилась:1) определением прав и обязанностей органов строевого и местного управления; 2) подчинением всех этих учреждений военной коллегии, действовавшей на основании генерального регламента; и 3) созданием сената как высшего законодательного, административного и судебного установления в государстве.
Коллегиальное начало, это мощное средство для борьбы с произволом, было введено Петром Великим не только в центральном, но и в строевом, местном и полевом управлениях.
Параллельно с введением коллегиального начала был учрежден надзор за деятельностью коллегий в виде прокуратуры и фискалов, причем последние, равным образом, проникли во все отрасли военного управления.
Уже в изданном в 1716 году «Уставе воинском» мы находим указания на предстоящее образование военной коллегии. В следующем 1717 году (11 декабря) Петр издал указ о подготовке коллегии к сформированию и через четыре дня после этого, 15 декабря 1717 года, назначил генерал-фельдмаршала, светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова первым президентом военной коллегии, а генерала Адама Адамовича Вейде — вторым ее президентом; пост вице-президента остался незамещенным. Самое формирование коллегии было приказано произвести в течение 1718 и 1719 годов, продолжая управлять «старым манером», а с 1 января 1720 года коллегия уже начинает действовать.
При учреждении военной коллегии Царь повелел князю Меншикову составить для нее регламент в развитие генерального регламента, данного для руководства всем коллегиям, но эта воля Петра так и не была приведена в исполнение за массою поручений, возложенных на фельдмаршала.
Военная коллегия была составлена из лиц, принадлежавших к генералитету армии; ей предписано «ведать армию и гарнизоны и все воинские дела, которые были веданы в военном приказе и которые прилучатся во всем государстве».
Президенту военной коллегии приказано присутствовать в сенате…
Реформа Петра Великого имела огромное значение в истории развития русского центрального военного управления. Во-первых, она упорядочила распределение дел между различными органами управления, во-вторых, установила контроль над ними, хотя и далеко не полный, и, в-третьих, введением коллегиального порядка управления и учреждением должности прокурора при коллегии устранила в значительной степени царивший до того времени произвол. Но та же коллегиальная форма, уменьшив значение личности, затруднила творчество и задержала дальнейшее развитие начинаний Петра. Впрочем, не одна коллегиальная форма виновата в этом; люди, составлявшие коллегию, имели крайне скудную образовательную подготовку для успешного исполнения возложенных на них обязанностей.
Увольнение с поста президента военной коллегии князя Меншикова, человека талантливого, энергичного, деятельного и пользовавшегося большим доверием Петра, не замедлило обнаружить свои последствия. Коллегия стала работать неудовлетворительно. Деятельность ее еще более затруднялась переездами Высочайшего двора в Москву, куда за ним следовала и военная коллегия. Результатом всего изложенного было чрезмерное замедление в разрешении вопросов по военному ведомству.
С назначением в 1732 году на пост президента военной коллегии генерал-фельдмаршала графа Миниха деятельность военного управления значительно оживилась.
Пользуясь личным доверием Императрицы Анны, граф Миних разработал новый проект реорганизации всего центрального управления.
26 января 1736 года было объявлено новое устройство военной коллегии, которой положено быть в составе президента, вице-президента и двух советников; коллегии подчинены все лица и учреждения, принадлежавшие к военному ведомству; на нее возложена разработка новых законов и представление их на утверждение в сенат.
При военной коллегии положено быть: 1) главной канцелярии коллегии и 2) особому повытью.
Затем, под надзор военной коллегии поставлены конторы, вскоре переименованные в экспедиции: 1) генерал кригс-комиссариатская (сбор всех податей, предназначавшихся в распоряжение военной коллегии, и отпуск денег в прочие конторы); 2) обер-цалмейстерская (денежное довольствие); 3) амуничная, или мундирная (вещевое довольствие); 4) провиантская с экспедицией по покупке лошадей (провиантское и фуражное довольствие и ремонтирование); 5) артиллерийская канцелярия (дела артиллерии); 6) контора фортификации (инженерные дела), и 7) счетная (ревизия счетов по военному ведомству).
Изложенное преобразование центрального военного управления имело следующие весьма существенные преимущества: 1) им достигнуто полное единство военного управления, ибо комиссариатское, провиантское и артиллерийское ведомства были поставлены в прямое подчинение военной коллегии; 2) оно усилило контроль над всеми приходами и расходами военного ведомства посредством учреждения счетной конторы и 3) оно облегчило контроль посредством выделения денежного и вещевого довольствия и инженерного дела в особые учреждения, независимые от генерал-кригс-комиссара и генерал-фельдцейхмейстера.
Со вступлением на престол Императрицы Елизаветы граф Миних пал, и президентом военной коллегии был вторично назначен князь Василий Владимирович Долгорукий, остававшийся в этом звании до февраля 1746 года. Вслед за падением Миниха последовало уничтожение и его реформ…
Кратковременное царствование Императора Петра III в отношении военного управления можно отметить лишь указом об учреждении под председательством Его Императорского Величества военной комиссии для производства необходимых преобразований по военному ведомству. Последовавшая вскоре кончина Императора положила предел занятиям этой комиссии, не успевшей в чем-либо проявить свою деятельность.
Деятельность военного управления в царствование Императрицы Елизаветы, как уже сказано, нашла себе строгую оценку в семилетней войне. Опыт этой войны указал на многие недостатки всей системы управления, имевшие своим результатом большие злоупотребления, главным образом, по комиссариатскому и провиантскому ведомствам, и сделал преобразования настоятельно необходимыми.
Работа эта выпала на долю Императрицы Екатерины II, и в этом отношении ее деятельность можно разделить на два периода: первый, к которому относятся годы пребывания на посту президента военной коллегии генерал-фельдмаршалов: князя Никиты Юрьевича Трубецкого (1760–1763 гг.) и графа Захара Григорьевича Чернышева (1763–1774гг.); и второй, когда президентом военной коллегии был генерал-фельдмаршал светлейший князь Григорий Александрович Потемкин-Таврический (1774–1791 гг.).
Уже в марте 1760 года был издан указ, которым военная коллегия обязывалась еженедельно подавать Ее Императорскому Величеству рапорты об исполнении по Именным и сенатским указам. Повеление это ставило военную коллегию в непосредственные сношения с верховной властью и делало из ее президента личного докладчика Императрицы. Следовательно, этим указом усиливалось единоличное начало в системе военного управления. Кроме того, как весьма важное мероприятие, проведенное в жизнь в первую половину царствования Императрицы Екатерины II, следует указать на образование в 1763 году генерального штаба.
Военная комиссия и президенты коллегии первой половины царствования Екатерины не рискнули произвести коренные преобразования в системе центрального военного управления, данной хотя и Петром Великим, но успевшей уже обнаружить свои недостатки. Не так отнесся к этому светлейший князь Потемкин. Он видел, что главнейшим недостатком системы военного управления была слабость контроля как над хозяйственными операциями, так равно и над службой войск и учреждений.
Пользуясь неограниченным доверием Императрицы, Потемкин решил устранить этот недостаток путем переустройства центрального военного управления.
В 1781 году для упорядочения денежной отчетности по хозяйственным операциям была вновь учреждена при военной коллегии счетная экспедиция, когда-то созданная Минихом, но упраздненная Императрицей Елизаветой.
Значение мероприятия заключалось в том, что денежный контроль по военному ведомству оказался в руках военной коллегии, иначе говоря, усилилась ее власть.
Затем, в 1785 году при военной коллегии была учреждена инспекторская экспедиция (экспедиция для инспекторского звания), деятельность которой упорядочила и облегчила работу войсковых инспекторов. Наконец, в 1791 г. было объявлено новое образование военной коллегии, переустроенной по образцу адмиралтейств-коллегии.
По новому образованию в состав военной коллегии (вернее, в состав управления при военной коллегии) вошли: 1) канцелярия коллегии; 2) комиссариатский департамент (комиссариат); 3) провиантский департамент (провиантская канцелярия); 4) артиллерийский департамент (канцелярия главной артиллерии и фортификации); 5) инспекторская экспедиция и 6) счетная экспедиция.
За генерал-кригс-комиссаром, генерал-провиантмейстером и генерал-фельдцейхмейстером была оставлена полная свобода в управлении вверенными им департаментами, но с обязательством присутствовать в военной коллегии. Одним словом, это преобразование явилось лишь первым шагом к объединению власти в руках военной коллегии, но дальнейшего своего развития в царствование Екатерины получить не успело, потому что в следующем же году (1791) скончался светлейший князь Потемкин, а преемник его, князь Николай Иванович Салтыков, не обладал достаточной энергией, чтобы развивать дело, начатое князем Тавриды…
Рассматривая деятельность Императора Павла I в отношении преобразований органов центрального военного управления, нельзя не заметить, что при всем своем нерасположении к князю Потемкину он сумел отделить личность его от его дел и по достоинству оценил последние. Император Павел понял, что целью Потемкинских преобразований по военному ведомству было усиление власти центрального учреждения — военной коллегии и оживление ее деятельности путем своего личного влияния.
В этих видах князь Потемкин слил с военной коллегией комиссариат, провиантскую канцелярию и канцелярию артиллерии и фортификации, но не успел преобразовать эти последние учреждения по образцу счетной и инспекторской экспедиций, которые были созданы им же самим. Эту работу довершил Император Павел изданием штата военной коллегии 1798 года. Мало того, опыт истории деятельности центрального военного управления в России в 18 веке ясно показывал, что лишь при наличии талантливого и энергичного президента коллегии она работала правильно, и этим самым обнаруживал несоответствие коллегиальной системы для управления таким обширным государством, как Россия. Эпохи Меншикова, Миниха и Потемкина были периодами весьма производительной деятельности коллегии. Но и Меншиков, и Миних, и Потемкин, помимо личного авторитета, помимо власти президента коллегии, располагали еще почти неограниченным доверием своих Монархов, которое в значительной степени облегчало их деятельность. Император Павел сознавал необходимость для военной коллегии энергичного руководителя, но недоверчивость к людям, бывшая выдающейся чертой характера этого Государя, помешала ему облечь кого-либо из своих приближенных чрезвычайной властью в отношении военного ведомства. Поэтому Император Павел решил взять лично на себя руководство деятельностью военной коллегии, стал направлять ее работу, передавая свои повеления через управляющего делами генерал-адъютанта.
Таким образом, военная коллегия в лице Императора получила непосредственного руководителя своей деятельностью. Для перехода к министерскому порядку управления этими мерами почва была уже подготовлена; оставалось назначить лицо, которое бы разделило труды Императора в этом отношении.
Коллегиальная система управления просуществовала в России 82 года и получила самое широкое развитие. В военном ведомстве мы видим коллегию и во главе центрального управления, и в его органах (экспедиции), и в управлении армией (военный совет), и в управлении отдельной частью войск (коллегиальный порядок ведения хозяйства).
Обращая внимание на господство коллегиальной формы во всех учреждениях 18 века, невольно задаешь себе вопрос: почему коллегия получила столь широкое применение?
Ответ на это уже дан ранее. Великий Преобразователь России не доверял ни знаниям, ни добросовестности лиц, его окружавших, потому что, с одной стороны, нельзя было требовать подготовки к государственной деятельности от людей, получивших воспитание в теремах, а образование почти исключительно по книгам духовного содержания; с другой же стороны — примеры произвола и самовластия, царившие в приказах, были перед глазами у Петра. Коллегия давала возможность ограничить произвол, установить взаимный контроль и вместе с тем пополнить недостаток знания одного лица решением сообща.
Но Петр Великий понимал, что коллегия может быть лишь гарантией против преступления или крупной ошибки, но не в состоянии быть залогом прогресса, если лица, составляющие коллегию, не будут находиться на должной высоте в умственном и нравственном отношениях. Поэтому Петр с первых же лет своего царствования прилагал все усилия к распространению просвещения в России вообще, и в частности — в армии.
Заботы о распространении в армии просвещения, начатые Петром Великим, настойчиво продолжались его преемниками; и к концу 18 века военно-учебные заведения дали уже не только массу знающих и честных офицеров, но и многих выдающихся деятелей. Препятствия, встреченные Петром в ненадежности окружавших его лиц в умственном отношении, были устранены. Явились люди, готовые к самостоятельной, ответственной деятельности. Их способности, знания и нравственная этика постепенно отвоевывали все большее и большее место единоличному началу во всех отраслях государственной жизни и наконец заставили коллегиальное начало уступить ему свое место.

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий