Речь Б.Н. Чичерина

Прежде всего, считаю долгом поблагодарить вас от души за ту высокую честь, которую вы мне оказали, пригласив сюда своим гостем. Я этим обязан, конечно же, не себе, а тому, что я состою представителем Москвы. Вы хотели почтить древнюю столицу, в которой все мы, русские люди, видим нравственное средоточие русской жизни. Как представитель Москвы, приношу вам глубокую благодарность и смею уверить, что если русские города чувствуют свою живую связь с Москвой, то и Москва не менее живо чувствует такую же связь со всеми частями своего государства. Москва перестала быть местопребыванием высшего управления, но она осталась главою русских городов…
Желательно, милостивые государи, чтобы нынешнее наше собрание не прошло бесследно, чтобы оно было началом единения земских людей на пользу отечества. Это единение составляет насущную нашу потребность. Мы переживаем трудные времена. Мы принуждены оберегать как зеницу ока то, что нам всего дороже, самую святыню русского народа. Мы радуемся, когда день прошел благополучно, между тем как все должно быть исполнено доверия и любви. России в настоящее время приходится вести борьбу уже не с внешними врагами, а с собственными своими сынами, посягающими на мирное и правильное ее развитие. Все мы алчем и жаждем законного порядка, а есть ли возможность утвердиться законному порядку среди тех ужасных преступлений, которые заставили содрогнуться всю русскую землю? Тут приходится усиливать полицейский надзор, облекать власти чрезвычайными полномочиями, приостанавливать законные гарантии свободы. Все остальное должно быть отложено до более благоприятного времени, когда нам удастся осилить удручающее нас зло. Сумеем ли мы это сделать?

Всем нам, милостивые государи, известно, что это зло само по себе не так страшно, как оно кажется по своим последствиям. Та партия, которая производит всю эту смуту, весьма немногочисленна. Она вербуется из недоучившейся молодежи, сбитой с толку и развращенной нелепыми учениями. Что же дает ей силу? Единственно то, что она дисциплинирована, между тем как все остальное разрознено и разобщено. Одно правительство, очевидно, не в состоянии справиться с этой задачей. Оно может действовать только внешними средствами, а внешние средства бессильны против внутренней болезни: тут необходимо воздействие самого организма; нужно содействие общества. Возможность этого содействия существует; начало ему положено в великих преобразованиях прошедшего царствования. По всей русской земле созданы самостоятельные центры жизни и деятельности. Эти учреждения нам дороги; мы видим в них будущность России. Но все это разрознено, а потому бессильно. Петр Великий любил сравнивать тогдашнюю Россию с «рассыпанною храминою», требующею руки зодчего. Нынешняя, обновленная Россия тоже подобна рассыпанной храмине, но в отличие от прежней тут требуется не одна рука зодчего, надобно, чтобы сами камни стремились сложиться в стройное здание. Старая Россия была крепостная, и все материалы были страдательными орудиями в руках мастера; нынешняя Россия — свободная, а от свободных людей требуется собственная инициатива и самодеятельность. Без общественной самодеятельности все преобразования прошедшего царствования не имеют смысла. Мы по собственному почину должны сомкнуть ряды против врагов общественного порядка. А для этого необходимо прежде всего, чтобы люди узнали друг друга, чтобы они обменялись мыслями, чтобы они протянули друг другу руку. Вот этому-то и может служить нынешнее наше собрание, в этом смысле я говорю, что оно может сделаться началом единения земских людей.
Пройдет немного дней — и все мы вновь рассеемся по всем концам нашего обширного отечества. Но если мы унесем отсюда сознание общей связи и потребность совокупной деятельности, наше собрание не исчезнет бесследно. Дух, Милостивые государи, не знает границ, он связывает людей, разделенных тысячами верст, в одно живое, органическое целое.
Таковы наши стремления, таковы наши мечты. Враги свободных учреждений, те, которые видят единственное спасение в голом начале власти, могут усмотреть в них опасность, пожалуй, увидят в этом нечто революционное. Мы можем равнодушно взирать на эти нарекания. Мы знаем, что нас воодушевляет одно доброе общее чувство, которое служит нам связью и которому мы готовы жертвовать всем. Мы не становимся в оппозиционное отношение к правительству, мы не требуем себе прав. Мы спокойно ожидаем, когда сама власть признает необходимым наше содействие; но когда этот зов последует — он не должен застигнуть нас врасплох: мы должны быть готовы. И мы можем быть уверены, Милостивые государи, что пора этого зова не слишком отдаленная.
Ни внутреннее положение России, ни положение Европы не обещают нам периода долгого мира. Могут настать грозные времена, которые потребуют напряжения всех сил земли русской. Но если эти времена застанут нас соединенными, нам нечего опасаться. Крепкая единодушием своих сынов, Россия выдержит все бури, так же как она выдерживала до сих пор все постигшие ее испытания. И она явит миру новые силы духа, не только те, которые возбуждаются действием сверху, но и те, которые вызываются в народе внутренним, живым движением свободы.
Милостивые государи, я поднимаю бокал за единение всех земских сил для блага отечества!

Запись опубликована в рубрике морально-психологические основы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий